1609 ФК «Московский Десант». Maria Magnifica. БосоТВ. Часть 1.

1609 ФК «Босиком в Европу». Maria Magnifica. Подвиг тележурналистки. Часть 1.

Этот кадр мы в галерее потом перевели в чёрно-белое. И получилась… такая фотография из советского «Огонька» с подписью: «ИХ НРАВЫ. Сотрудники телевидения буржуазной Италии завели новую моду: работать босыми!». А что, похоже на правду.

Очередным «таском» для участниц ФК «Босиком в Европу» был наш излюбленный жанр «босиком на работе». Ну, как объяснить сослуживицам, что ты внезапно разуваешься и работаешь босиком, причём часа два-три; и при этом реально выполняешь все обычные процедуры – ну, например, выходишь с коллегами покурить (босыми ногами на засыпанную пеплом лестничную клетку!) или, не дай Бог, к начальству… На этой стадии «ломаются» многие участницы – мало ли, они работают в пафосном месте и внезапно – босиком… как та официантка в кафе «Шанхай», которая разулась, чтобы обслужить босоногих клиентов! А если бы мы вдруг взяли да разнервничались: а чой-то, девушка, вы босая, не положено, некомильфо, антисанитарно?! В общем, в этом случае объяснять сослуживцам ни начальству своё босоногое поведение можно только тем. Что-де, мол, в карты желание проиграла или «за это миллион платят!». В первом случае. Наверное, посочувствуют и поймут (кто не без греха?), во втором – позавидуют и уволят. Наша Мария не делала ни того, ни другого.

Игорь Резун, автор фото: «Не без юмора названный «Подвигом тележурналистки» фотосет с Maria Magnifica встал на одну доску с приснопамятным походом Kaiser босиком в администрацию Ленинского района города и её босовизит в Технический университет. Ведь наша Маша работала не где-нибудь, не в «частной лавочке», а в «телевидении Законодательного Собрания новосибирской области». Чуете? Это почти прямо-таки власть (по Конституции РФ – самая важная, законодательная!). В советское время это высотное здание на улице Кирова строили для областного комитета КПСС и Сибирской Высшей партийной школы; так что там, в фойе, вполне мог находиться герб, по словам Игоря Кормильцева«…а над ними засиженными мухами герб, страшный герб из литого свинца; а на нём кровью пахаря залитый серп, и молот – в крови кузнеца!». Не, ребята, душный «совок» по-прежнему обитает в этом здании, он не выветрился; и тому, кто ЗНАЕТ его мертвящий запах (Маша, к счастью, не знала!) он чудится повсюду, сковывая движения, до дрожи в коленках. Тут не то, что разуться – тут моргнуть некстати боишься; а вдруг выплывет из лифта спикер Заксобрания или кто-либо из этой сытой холёной номенклатуры… И разорётся: чего тут бОсые? Вы чо, совсем охренели?! Это государственное телевидение, это власть, а вы тут с грязными пятками, идиоты!». И прочая, и прочая…

Постановочный кадр. Но какой вкусный, Да? «По просьбам телезрителей я сегодня…»

Но всё было не так.

Маша встретила меня на пороге их офиса (пропуск заказала, я сам мимо полиционера прошёл) и уже… разутая. Хихикнула: а я уже! Пока в её студии никого не было. Потом пришёл какой-то чел, она ему: Виталик, а ничего, если я босиком поработаю? Типичное телевизионное существо из разряда то ли монтажёров, то ли операторов, нечёсаное и лохматое, угрюмо кивнуло: да пох… По лицу были видно: был ночной монтаж, а он, из моего телеопыта, редко обходится без «пузыря», даром не прошёл.

Потом какая-то деваха молодая завернула: ай, ай, Машка, а ты чего так? Да я снимаюсь. Для рекламы! Та отвечает: во везёт, а я тут на каблуках уже полдня, ноги болят…

Маша начала реально работать над каким-то сюжетом об очередных достижениях области в плане удоев-надоев, штамповки и выплавки. То, что наш оператор ВГТРК, Валера Глазов, называл «болты в томате». Эти голые, неимоверно сексуальные (просто капец, я до сих пор в экстазе!) ступни её мелькали по потемневшему от старости паркету. Камеру настроить, туда-сюда… Как любой закалённый боец телевизионного фронта, Маша могла заменить и оператора, и монтажёра.

Ну, а потом началась жесть… но это потом. Об этом ещё рано!».