FF-INFO № 8. ФУТ-ФЕТИШ ИЛИ АРЕТИФИЗМ?

FF-INFO № 8. ФУТ-ФЕТИШ ИЛИ АРЕТИФИЗМ?

Этой весной в связи с наплывом новых моделей Студии RBF и проведением проекта американского фотографа Сола Джимауда наш портал немного снизил информационную активность — меньше стало статей. Но мы с конца мая возобновляем это направление и будем радовать вас не только новыми фотогалереями. Тем более что в группе-представительстве портала в соцсети ВКонтакте происходят интересные вещи! Вот, например, дискуссия к посту, а также обсуждение в группе.
Нам кажется, это серьёзная тема, достойная вашего мнения. Поначалу мы планировали начать обсуждение в разделе «защищённых публикаций», но потом решили всё-таки дать возможность читать этот материал всем. Ну а высказаться может любой посетитель портала, сохраняя свою анонимность в комментариях за подписью «Гость». Итак, беседу о фут-фетише и аретифизме ведут шеф-редактор портала Игорь РЕЗУН и директор Международного информационного бюро портала Владимир ЗАЛЕССКИЙ.

Владимир Залесский: В нашей нынешней дискуссии, теперь уже публичной, Игорь пишет, что считает это слово (аретифизм — пр. ред.) нужным, но вспоминает, как и тогда, шесть с половиной лет назад, о моём главном вопросе где-то в середине. При этом он вроде бы поддерживает моё предложение считать нас всех аретифистами, а не фут-фетишистами, но не приводит никаких аргументов в его пользу. Не хочет повторяться? А может быть, на самом деле не чувствует потребности в нём? Ведь он до сих пор как-то обходился без него…

Игорь Резун: Обходился. Хотя понимал, что нельзя как-то всех одним дёгтем мазать. Барефутеры или фут-фетишисты?! Сколько я клавиатур испортил, набирая на них одно и то же: сие есть сферы ПЕРЕСЕКАЮЩИЕСЯ. Куда меня, например, меня самого отнести? Да в оба лукошка. Босиком вместе (и один) — люблю ходить, кайфую от этого; с компанией — пропорционально численности (так было во времена Ассоциации Босоногих, 2007-2017 гг.). Ласкать женские ступни?! Да я вас умоляю. Кабы не было определённых этических ограничений (положения и статуса моего, положения и статуса модели и много всего чего), то я бы ласкал каждой почти, после фотосессии. Типичный футлавер: чем больше ног, тем лучше! С другой стороны — что меня сподвигает бросить всё и поехать чёрт знает куда с фотоаппаратом, на съёмку? Не красота ступней (иные меня не возбуждают совершенно), а сам факт: я её разул. Прогнал по городу, по «грязной» улице, по гравию или грязи-глине. Я могу её не снимать потом никогда (такие случаи были), но этот факт воспринимается как личная победа. Как крещение в Иордане.

Эта хрупкая на вид девушка сразу показалась мне человеком со стальным характером, и сама — не только хрупкой, но и отлитой из металла. Да и псевдоним себе сама выбрала — Rezza! Поэтому сразу возникло желание «прогнать» её по острым камням, по впивающему в голые ступни щебню — попробовать, а на самом деле какая она? Наверное, в этом и есть наслаждение аретифиста, не так ли? Не сомневаюсь, что модели было больно — сам ведь шёл впереди с фотоаппаратом. Но она испытание выдержала. И, смотря на эти фото, в первую очередь оцениваешь не красоту её голых ступней, а именно это чувство.

 

Ornella. Взрослая, стильная, уверенная в себе женщина, мать двоих детей. И я говорю — босиком по городу, у всех на виду! С грязными ногами (обратите внимание на ступни, перед этим прошла по грязной промоине) по улице. И ведь пошла. Широко, свободно шагая. В этом тоже момент аретифизма — ВЗРОСЛУЮ заставить так «уронить себя» (хотя никакого «уронения» нет, но в глазах-то окружающих она — просто сумасшедшая!).

 

Rene. Профессиональная модель агентства WILD NOVOSIBIRSK. Ведёт богемную шикарную жизнь, вероятно, — например, попсовыми заведениями вроде сети кафе «Вилка-Ложка» она «брезгует», отказалась туда даже зайти, чтобы подписать бумаги! А вот заставить такую ИСПАЧКАТЬ холёные ступни с безупречным педикюром?! «Окунуть» её в «грязь»?! Получилось. Кто не знает предыстории, тому не ясно. Мне, аретифисту, приятно смотреть именно на эти ГРЯЗНЫЕ пятки «женщины из высшего общества».

Владимир Залесский: Более того, по итогам обсуждения я сделал прямо противоположный вывод – что это слово неудачно! Валентин Болгов по своей наивности дал мне в руки все аргументы против моего предложения наполнить жизнью мертворождённое слово «аретифизм». Ведь не только Валентин, «чужой» (я указал ему ещё давно, что нас интересуют не голые ступни, а хождение босиком), но и Игорь, «свой», впервые услышав это слово, спутал Аретифизм с РЕтифизмом. Да, это, вообще говоря, плохо, когда слова, так различающиеся по значению, можно даже сказать прямо противоположные, так близки по звучанию. Как «государь» и «милостивый государь», сказали бы в старину.

И даже тот, кто помнит, что греческая приставка «а» как раз и придаёт слову противоположное значение (как «сексуальный» — «асексуальный», так и «ретифизм» — «аретифизм»), рискует впасть в другую ошибку, в которую тут же попал Валентин, когда я ему разъяснил первую, а именно – спутать аретифизм с барефутингом, приняв его просто за ещё одно название для барефутинга (действительно, любому, кто впервые слышит это слово и не знает его определения, автоматически приходит в голову, что «без обуви» относится к самому человеку, называемому этим словом, а не к босым ДРУГИМ людям, которых ему нравится видеть!). У меня нет никаких претензий к Валентину, он не аретифист и никогда не поймёт, почему мы боготворим женщин-барефутеров и для чего мы сами ходим босиком.

Так что не мне одному нравится слово «аретифизм», и не мне одному хочется сбросить клеймо фут-фетишизма, потому что оно не соответствует нашей реальной сущности! И конечно, житель одной из славяноязычных западноевропейских стран, участник англоязычного форума City-Feet bwatcher прав: мы хотим большего! Голые ступни найдёт в постели любой, кто женится или найдёт подругу. Большинство женщин любят ласки ног, а тех, кто пока об этом не знает, можно легко убедить. И для этого даже не нужно так высоко, как Игорь, держать знамя фут-фетишизма. А вот наши, аретифистские потребности нельзя удовлетворить так просто. Поэтому нам так трудно, и поэтому нам так важно держаться вместе.

Игорь Резун: Пока мы не разберёмся с общественным звучанием терминов «барефутинг», он же «босохождение», и «фут-фетиш», до аретифизма мы точно не доберёмся. Почему? Потому, что, как я понял, аретифисту важно РАЗУТЬ. Будет он после этого производить какие-то действия с ногами объекта или нет, просто удовлетворится фактом разувания, «инициации», приобщения к этому, это уже личный вопрос. И тут вот аретифизм кончается. Дальше либо барефутинг, либо фут-фетиш.

Вот вам две альтернативы: либо гулять босиком со своей босоногой подругой или женой (в данном случае шеф-редактор портала с женой, моделью Alana)…

 

…либо не гулять, а ласкать её босые ступни в тиши спальни. Но кто сказал, что это нельзя совместить?! И куда вот такого отнести — к барефутерам («чистым») или аретифистам, или футлаверам?! Как всегда, между крайностями — огромное пространство вариантов.

Владимир Залесский: Да, термин «аретифизм» редко употребляется, хотя лингвистически он безупречен («а» означает «без», «не»: аномалия, анорексия, афазия…), но ведь в этом и смысл вынесенной мною на обсуждение темы, посмотрите внимательно, как я её сформулировал. Моя цель — получить как можно больше аргументированных ответов на вопрос, нужно ли НАМ, несчастным, а вовсе не каким-то медикам это слово или можно обойтись словом «фут-фетиш». Можно ли стричь всех под одну гребёнку, и Игоря Резуна, и Артёма Швецова, и Алмаса Бакбаева (активные подписчики группы в соцсети ВКонтакте — пр. ред.)? Что, между сайтом «Босиком в России» и форумом «Dirty Soles», с одной стороны, и, скажем, группой «Лучшие ножки ВК» или «Фут-фетиш в Новосибирске (Одессе, Франкфурте и т. п.)», с другой, нет разницы?

И ещё одно утверждение Валентина Болгова, подписчика группы, не по существу. Ретифисты, то есть фетишисты ОБУВИ, находятся за рамками данного обсуждения, они нас, фетишистов БОСЫХ НОГ, вообще не должны интересовать. Аретифизм противопоставляется не ретифизму, с которым он лежит в разной плоскоти, а подофилии / футлаверству / собственно фут-фетишизму, с которыми его часто путают.

Игорь Резун: По моим наблюдениям, в наибольшей степени интересы РЕТИФИСТОВ удовлетворяет портал WikiFeet   — огромная масса фото звёзд в обуви, в т. ч. в босоножках. Ступню видеть можно, но ведь не босиком! Или это как раз для футлаверов? Вот тут, мне думается, водораздел и пролегает. Ступни я вижу по лету в маршрутках. Иных хочется разуть и прогнать по улице, иных — вообще разувать не хочется. А уж о том, чтобы ласкать… Тем более, это очень выборочно. Таким образом, ступня, даже самая красивая, в обуви — не возбуждает.

Наш портал принципиально не публикует форто обутых, но, коли уж речь зашла… Вот увидят такой кадр на WikiFeet (там 75% таких) фукт-фетишисты и тащатся: ах, женская ступня! Ступня Карлы Бруни! Вот бы облизать, да?! При этом даже не то важно, что их на сто миль к Карле Бруни никогда не подпустят, но и то, что та НИКОГДА ПРИЛЮДНО не босоножила (за исключением клипов и постеров). То есть для нас, аретифистов, тут только отвлечённое любование формой ступней — и то только на фото, не более.

 

Или вот Анджелина Джоли. «Босоножка», но в определённых пределах. О красоте своих ступней знает и умело ею пользуется. Но нам-то что?! Вот привезти бы её в Москву и хотя бы по брусчатке Красной площади босиком погонять… Без этих отвратительных китайских «шлёпок».

Владимир Залесский: Итак, поговорим о критериях аретифизма в сравнении с подофилией (другое название фут-фетиша\ — пр. ред.). Мне представляется, что между аретифистами и подофилами нет чёткой границы, как вообще в психологии между человеческими типами. Изучающие личность человека психологи применяют, чтобы определить принадлежность к той или иной категории (скажем, экстравертам или интровертам; по темпераменту – к сангвиникам, флегматикам, холерикам или меланхоликам), тесты-опросники, где названы признаки, ОБЫЧНО, но не всегда и не в одной и той же степени присущими тому или иному типу. Некоторые вопросы требуют ответа «да» или «нет», некоторые – оценки с помощью некой шкалы, скажем, по пятибалльной системе, или от 1 до 10, или от 1 до 100. Потом суммируют положительные ответы, складывают баллы. Сравнивают с таблицей, где указаны отнюдь не точные значения суммы набранных баллов, а пределы, в которых она может колебаться, «от» и «до». И получают объективный ответ. Вот такую таблицу и такой список вопросов составить бы нам. Некоторые мы уже обсудили, но, возможно, что-то упустили…

Например, по моим представлениям, в этом списке должен быть вопрос об изображениях всего босого человека противоположного пола в противоположность снимкам ступней. Можно было бы предложить конкретные картинки, хотя бы те же фото портала. Аретифисты предпочтут снимки всего человека, дадут больше баллов. Но это не главный признак. Американец Пол Свентковски  делает то же, что и мы — берёт интервью у босоножек по всему миру. Только мы, представляя их, даёт 90% фото всего человека и 10% ступней крупным планом, а он наоборот. Возможно, в нашем тесте Пол дал бы относительно больше баллов фотографиям ступней, но он явно аретифист по другим признакам.

Вот вам модель Pluma. Нет, босиком не любит ходить: город для неё «грязный» (хоть и танцует босая). Тем не менее в фотосессии на неё приятно посмотреть.

 

А вот ступни модели. Произведение искусства. Не знаю, какие фото предпочтут аретифисты. Но, наверное, оба вместе — когда они видят и то, и это. Как не восхититься этой Формой Природы? Как не возжелать ласкать их всеми доступными способами?!

Игорь Резун: Об интервью — вопрос интересный. В принципе, сама идея неплоха, она мне напоминает тест Андре Бишоппа, с которым я столкнулся ещё в доинтернетовскую эпоху, в девяностые, в ксерокопии машинописного варианта — но откуда он ко мне попал, от кого, не помню в принципе. Ходила по рукам такая литература, наряду с «истинными» катренами Нострадамуса, астрологическими календарями, сборниками «Как соблазнить женщину/мужчину» и пресловутой «Кама-Сутрой». Но я представляю, сколько неизвестный автор (и есть сомнения, был ли это француз Бишопп, следов которого мне не удалось обнаружить даже во французском поисковике Yahoo!) потратил на составление вопросов, которые теперь так и сыпятся с языка нынешних интернет-приставал , футлаверов низкого пошиба. Например: «Вы лежите на пляже и видите, как мужчина рядом сладострастно пожирает глазами ваши голые ступни… Ваши действия?» Ну и там варианты: возмущаться, не реагировать, благосклонно воспринять, начать знакомство и т. д. — нет только «дать поласкать».

Составление тестов вообще — очень сложная работа, ей предшествуют многолетние психологические исследования, работа в фокус-группах; так определяются критерии, вымеряются параметры (по баллам, как ты и указал!). А у нас основная проблема — та же фокус-группа. Чего стоят мои десятилетние (!!!) бесплодные попытки найти психолога, работающего в теме?! Чего стоят мои бесконечные «экспедиции» на ФФ-форумы и группы с попытками вызвать их участников на интересный диалог?! А многочисленные интервью с «девиантными группами» — геями и лесбиянками с попыткой вырвать у них информацию?! И вырываю — но по крупицам.

Поэтому это вопрос большой работы, которую, конечно, надо мечтать сделать, но пока это непосильный труд. Во-вторых, это надо делать в группе, сообществе, на форуме, который привлекает совершенно тематических посетителей. И не десяток, а сотню-другую. Такой площадки ни у портала, ни у группы нет. Мы сейчас пытаемся создать её на базе раздела DARK RBFEET, но ты же сам видишь, как там робко выражаются люди, даже имеющие возможность писать под обезличенным ником «гость»?!

Владимир Залесский: Далее, место съёмок. Фото в постели и фото у воды по сравнению с фото, сделанными в тех местах, где другие люди ходят в обуви. Эта тема обсуждалась на форуме dirtysoles, я ничего здесь не придумываю. Подофил терпимо относится к первым, а аретифиста, по всеобщему консенсусу участников форума (= аретифистов), такие фото разочаровывают, кажутся скучными.

Для многих аретифистов важно быть уверенным в том, что хождение босиком совершается не тайно, не в специально созданных условиях, не только ради фотографии. Поэтому в тесте стоит задать вопрос о постановочных фото в отличие от спонтанных, от студийных в противоположность уличным (подозреваю, что из студийных фото аретифиста интересуют только по-настоящему талантливые, которые в равной степени может оценить и не-фетишист, а вот спонтанные он одобряет любые).

Ну вот просто НОГИ. Модель Melissa. Специальный проект для махровых футлаверов. Мы это делали, да, но этим — не увлекаемся.

 

Фото Джока Стерджесса. Чего тут больше — гениталий или ног?

Простой показ обнажённых ног может даже оттолкнуть аретифиста, если это совершается примитивно вульгарно, подобно показу гениталий. Более того, многие (но не все) аретифисты категорически возражают (и вовсе не из моральных соображений) против фото, на которых одновременно с обнажёнными ступнями показываются гениталии, поскольку такие фото заведомо являются постановочными (разве что они не сделаны на нудистском пляже, но это особый случай). Поэтому, я думаю, в качестве критерия должен быть задан вопрос об отношении к фото, где женщины не только босы, но и голы, по сравнению с фото босых одетых женщин.

Игорь Резун: Совершенно согласен. В этом отношении, наверное, показателен пример моего отношения к «барефут-видео». Я и сам снимал такое. И что? Либо показываем ВСЮ девушку — но приходится делать это на таком удалении, что зачастую сам чёрт не разберёт, обутая она или босая. Снимать лицо? А чем это обличается от обычной съемки, где босые ноги, радостно идущие по бла-бла-бла?! В итоге такое видео сводится к демонстрации ступней, шлёпающих то тут, то там. И что? Опять, отрыв какой-то существенной части и… неинтересно.

Владимир Залесский: Домашние селфи ног, сделанные на мобильник, аретифиста мало интересуют. А для подофилов такие фото, кажется, и есть главный источник наслаждения, они платят, причём в огромных масштабах, женщинам, которые эту их страсть используют. Значит, и вопрос «Платили ли когда-нибудь женщинам за фото ступней?» должен присутствовать в нашем опроснике. Для аретифиста важно, что женщина ходит босиком там, где другие люди обуты, поэтому для него обычно приемлемо, и более того, предпочтительно, если для контраста с босоногой женщиной какие-то из этих людей (обоего пола) присутствуют на фото, а подофил подобные изображения обычно отвергает. Хотя, конечно, могут попасться такие привереды из аретифистов, которые совершенно не могут терпеть присутствия лиц мужского пола на фотографиях босоногих женщин и из-за этого дадут больше баллов постановочным или студийным фото.

Например, Фитософер резко отрицательно относится к спонтанным фото из-за их невысокой художественной ценности, но от этого он не перестаёт быть аретифистом. Я знаю аретифистов, которых жизнь заставляет платить деньги за домашние селфи, ибо другого способа не только увидеть босую женщину, но и пообщаться с ней у них нет. Так что всё должно оцениваться только в сумме, только в совокупности признаков.

Игорь Резун: О, эти фото «ножек Госпож», этот бич многих ФФ-групп, я бы… я бы преследовал в уголовном порядке. Сидит какая-то бл*дь, которая в жизни никогда босиком и на лестничную площадку, и на газон не выйдет и демонстрирует мослы свои разной степени ухоженности. Противно. Такое густопсовое ощущение махровой проституции, что даже после случайного просмотра хочется помыться.

И я скажу — увы, это РЫНОК. И он диктует свои законы. Не было бы спроса — не было бы и предложения. Та же самая Anasteisha, известная множеству наших посетителей, босыми своими ногами истоптавшая три лета подряд Новосибирск и окрестности, два года назад, не от хорошей жизни, стала работать в подобном проекте. И с горечью констатировала: «Как только хочешь сделать с босыми ногами что-то красивое, художественное, яркое и интересное, это никому не нужно. Зато вот за тупо — пяткой в камеру! — все готовы платить большие деньги». Вот поэтому я и НЕ ЛЮБЛЮ господ фут-фетишистов, составляющих 90% посетителей портала, увы, и прямо говорю об этом. За немногим исключением — тупая, примитивная и ординарная публика, не хуже мужиков-дальнобойщиков, мастурбирующих на фото гологрудых див.

Владимир Залесский: Следующий критерий, который я назову, является, пожалуй, наиважнейшим. Только аретифист предпочтёт фотографию грязных подошв чистым. Для подофила это предпочтение непонятно, вернее, не более понятно, чем для любого человека, никакого не фут-фетишиста. Ведь многие люди, далёкие от фетишизма, разделяют мнение, что тёмные подошвы подчёркивают, оттеняют красоту человеческой ступни. Многие мужчины, может быть даже большинство, подтвердят, что если женщина по-настоящему красива, то грязь на подошвах не может ничего испортить. Но для аретифиста цвет подошв, наличие на них слоя грязи имеют совершенно особое значение. Для него это самое простое, самое убедительное и самое естественное доказательство того, что женщина действительно ходила хотя бы какое-то время босиком, а не разулась специально для снимка.

Известную сибирскую спортсменку, модель Alma, мы снимали в гламурных интерьерах отеля Silver Horse. На белых простынях…

 

Но перед этим она походила по улице и, даже помыв ноги, не смогла избавиться от следов сажи на своих ступнях. Что ещё нужно аретифисту?

Он жадно рассматривает грязные подошвы, готов подолгу следовать за незнакомой женщиной с чёрными подошвами — не потому, что он вообще любит грязь, не потому, что он предпочитает нерях, а исключительно в свете того неопровержимого факта, что по улице нельзя пройти босиком, не испачкав подошв, даже самому опрятному и аккуратному человеку. То есть грязные подошвы интересуют его не с эстетической и не с моральной точки зрения, а прежде всего как следы хождения босиком.

В этой связи мне представляется, что Игорь привёл в отношении грязных ног не совсем удачные примеры и не совсем удачные фото. Во-первых, на фото Анастейши, вылезшей из лужи, мы видим не грязные подошвы (подошв как раз не видно), а грязные ступни. Грязные подошвы любит каждый аретифист, а грязные ступни, извините, не каждый. Иногда они уместны, как на снимке ниже — в ситуации, когда девушка ещё не успела помыть ноги, в ситуации игры, возвращения в детство, невозможности удержаться от соблазна и т. п. Фото, подобное приведенному Игорем, понравится и не-фетишисту, но оно не специфично для аретифиста. В общем и целом аретифист ожидает от босой женщины, что она заботится о чистоте верха ступней так же, как обутая женщина заботится о чистоте верха обуви. И если она не имеет возможности помыть ноги, то хотя бы протирает их сверху салфеткой. Именно так и поступает Ольга Гавва (помню, об этом был разговор на её форуме), и, кажется, ни один из её поклонников не упрекнул её в этом и не оспорил эту мысль.

Лично меня отталкивает на работах калифорнийского фотографа ZaneGSM,  грязь на ступнях (именно на ступнях, а не на подошвах!) его моделей, ибо я не верю, что в округе Ориндж настолько грязно, что пачкается вся ступня. Я вижу в этом лишь свидетельство того, что фото являются постановочными, показушными. Да ZaneGSM и не скрывает того, что специально побуждает моделей испачкать ноги как можно сильнее и знает, что они для этого должны сделать. Такие фото вызывают лично у меня разочарование. Другое дело – если мы знаем о женщине, что она не имеет возможности смыть грязь с ног, тогда мы не осуждаем, а, наоборот, жалеем её за это (как на фото бразильца Sabalanu). Против грязи на ногах бродяжки лично я ничего против не имею, но, опять же, это моё личное мнение, я никому его не навязываю.

Игорь Резун: Странное разделение «верха ступней» и «низа», то есть подошв, и с этим я не соглашусь… хотя из нижесказанного видно, что отчасти соглашусь. Вот такой вот каламбур; кстати, некоторое отношение к теме имеет и его анекдотическая переделка: «калом бур, а телом бел».

Погружение босых ног (ступней) в грязь природную, т. е. глину или «грязную» (читай: глинистую) лужу на городском асфальте теоретически ничем не отличается от запачкивания их собственно городской грязью, где в некоей пропорции смешана осевшая сажа автомобильных выхлопов и частицы земли, вымытой с газонов (это отсыл к следующим рассуждениям Владимира о природе «грязи», но пусть останется здесь!). Традиционная «неженка» не будет ни пачкать подошвы об этот асфальт, ни в лужи вне его наступать. И то, и другое для неё неприемлемо. Значит, аретифиста она должна удовлетворить? Она не боится грязи, мы её РАЗУЛИ, она ХОДИТ БОСИКОМ, а не позирует.

С другой стороны, что такое «погружение в грязь»? Об этом я, основываясь на знаниях, полученных мною в ходе незаконченного психологического образования, писал не один раз. Специально для этого материала повторю. Идеографически, на уровне архетипизма и символизма, любое «погружение в грязь» — какой бы она ни была, какие бы части тела не погружались, это равносильно понятию «унижение» («втаптывать в грязь»), «подчинение» в противоположность доминированию и прочее. То есть, видя КРАСИВУЮ девушку, идущую по ГРЯЗИ, фут-фетишист как бы мысленно унижает её, «окунает в грязь», а далее — сообразно личным пристрастиям и образным картинкам — жестоко насилует и прочее.

С одной стороны — «ужос-ужос», как такое может придти в голову современному цивилизованному человеку и т. д., но с другой — все мы дети Природы, и, если хорошенько пошкрябать, под всеми нашими культурными и цивилизационными напластованиями обнаружится первобытное незамутнённое сознание Самца и Самки, у которых только одна мысль — как бы поиметь/отдаться. И всё. Это начало и конец Ойкумены.

Владимир Залесский: Во-вторых, грязь грязи рознь. Во всех известных мне языках, кроме русского (в том числе украинском и идише), есть разные слова для этой разной грязи. Одна грязь – та, что на ступнях Анастейши, потоптавшейся в луже. Это не что иное, как взвесь пыли или размякшая почва. Такая грязь есть не только в городе, но и там, где людей нет – в поле, в лесу. Другая грязь – это отсутствие чистоты, то, что делает человека или предмет нечистым (опять-таки с точки зрения человека, а не природы). В городе нет размокшей почвы, она вся спрятана под асфальт и встречается разве что в очень глубоких лужах.

Это вот и есть «ступни Анастейши, потоптавшейся в луже» — топчется вверху, результат внизу. Восхитительный сибирский чернозём безупречного дегтярного оттенка.

Не только и не столько об этой грязи идёт речь, а о той, которую не избежать, где бы мы ни ходили босиком, о той, которая делает подошвы (только подошвы!) тёмными. Поэтому для иллюстрации этого критерия правильно было бы просто привести вид сзади ступней женщины, вставшей на цыпочки, и всё. Подофилу снимок грязных подошв ничего не скажет по сравнению с изображением чистых, а для аретифиста это воплощение его идеала, любовь на всю жизнь, так сказать.

Итак, в правильно сформулированном вопросе должны присутствовать не «грязные ступни», и тем более не «грязные ноги», а «грязные подошвы», и никак иначе. Тем более что это сочетание присутствует в названии старейшей барефутерской (= аретифистской) организации в США (Dirty Soles Society) и ведущего барефутерского (= аретифистского) русскоязычного форума Ольги Гаввы Dirty Soles. Зачем же снова возвращаться к этому вопросу, который раз и навсегда решён этими авторитетами?

Вот «классика жанра» — европейские «чёрные пятки». Модель Eyluch фототрафа Feetsopher.

А это вот наша модель Margo после чётырёхчасового (!!!) гуляния по центру Новосибирска. Чёрные отметины на подошвах — липкие тополиные почки, и всё! Нет, не достичь нам никогда европейского идеала, нашей «немытой России»…

И вообще, я подозреваю, что «грязные ступни» — это признак не фут-фетиша, а какого-то другого фетиша, фетиша «грязи», «грязной женщины» (кажется, некоторые фетишисты любят, когда женщины измазывают себя краской), что, может быть, и сочетается у кого-то с фут-фетишем, но большинству фут-фетишистов, в том числе аретифистов, чуждо.

Игорь Резун: А тут второй аспект — конечно, спорный. Но меня в психологии учили: никакой образ сам по себе не возникает, все образы взаимосвязаны; подсознание оперирует масштабной образно-символической системой, в отличие от сознания, оперирующей «цифровой» — и буквенной. Это всё равно, как ассирийскую клинопись или раннеегипетские иероглифы попытаться перевести в двоичный код… Они часто друг друга «не понимают» или понимают очень, скажем так, опосредованно-условно. Так вот, что рождает, какую ассоциацию, в нашем мозгу слово «грязь» (не знаю, как там в украинском или идише — приведи примеры!), но в русском и английском (могу ошибаться), это ассоциируется с понятием «нечистый», «неправильный», «осуждаемый», «недобродетельный», «позорный», «развратный» и т. д. И поэтому психологическая связь между лицезрением грязных ступней красивой девушки и и мысленным восприятием её «грязно-развратной» (пусть и условным) очевидна. Поэтому никакого особого «фетиша грязи» не существует — а существует только прямая ассоциативная связь. У кого-то она очень чётко трассирует в мозгу, как пуля, у кого-то проходит так тихо-подсознательно, что сознанием даже не отслеживается…

Я понимаю, почему против этого возражают многие, в числе и ты. Во-первых, грубовато; во-вторых, это подсознательный механизм, сознание его «выпускает» из контекста, делает лакуну. В третьих, как-то нехорошо, да? Вот я люблю свою спутницу, Алану, и ставлю её прекрасные босые ступни, которые я ласкаю постоянно, в эту «грязь» — уличную или природную. И что — считать мне её шлюхой, которая отдаётся каждому встречному-поперечному? Нет. Но подсознательная мысль о «грязном сексе», групповом, однополом или ещё каком, проскакивает. Но я же не даю этой мысли развиться — она просто гибнет без сознательных подтверждений. И, думаю, не у одного меня так.

Владимир Залесский: Кстати, грязные подошвы – только частный случай следов босохождения. Могут быть и другие следы – царапины, лопнувшие волдыри, загрубевшая кожа, временные углубления от камней, от металлических деталей, например врезающихся в подошвы планок, из которых сделаны ступени метро. Аретифиста интересует всё, чему подвергается женщина, которая решила ходить босиком. И ему доставляет удовольствие, если он находит следы этого. Такие следы являются для него свидетельством выносливости женщины, которая продолжает ходить босиком, несмотря на эти испытания.

Чем больше эти испытания, вернее, чем явственнее следы, тем больше его восхищение. Если он сам не ходит босиком, то часто делает неправильные выводы в отношении этих следов (например, мозоли образуются скорее от обуви, а не от хождения босиком, как кажется многим; трещины на пятках свидетельствуют не столько о большом опыте хождения босиком и о большой выносливости, сколько о недостатке обмена веществ, их можно избежать правильным уходом; ступени метро – никакое не испытание, а приятный массаж и т. п.).

Но абсолютизировать этот критерий тоже нельзя. В некоторых случаях аретифисты могут испытать удовольствие и от созерцания чистых подошв, например во время или после дождя, в процессе хождения по траве и т. п. Хотя, надо сказать, многие к таким фото равнодушны, как тот же ZaneGSM, снимающий только в сухую погоду и только на твёрдых пыльных поверностях. Подошвы не становятся грязными и от пребывания на снегу, так как снег – это замёрзшая вода, им можно только очиститься, но не запачкаться. Поэтому некоторые аретифисты не получают никакого удовольствия и от снежных фото, хотя пребывание босиком на снегу, безусловно, является испытанием, причём одним из самых суровых, да и следы от пребывания на снегу тоже остаются, прежде всего в виде сильно покрасневшей кожи. Умом все это понимают, но сердцу не прикажешь. Поэтому и завёл Павел, которому лично снежные фото очень нравится и смотреть, и делать, отдельный сайт Chilly Feet для солидарного с ним меньшинства, чтобы не разочаровывать основную массу зрителей, которая их видеть не желает и не хочет за них платить.

Очень непонятно, чем для посетителей CityFeet отличаются эти два снимка (хотя на них — ступни нашей модели Anasteisha).. И в том, и в другом случае хождение босиком — детектед. Только вот влезть босыми ногами в лужу у дороги может каждая дура, а попрыгать босиком на снегу при -16, как наша модель — далеко не все.

Игорь Резун: Я не знаю насчёт царапин и волдырей, но я чётко могу сказать, что за всю историю Студии RBF с 2004 года я единичное число раз добивался эффекта «чёрных подошв», которые так любят в соцсети Facebook. Кто помнит мой рассказ о съёмках модели Ulven, когда желаемого эффекта удалось добиться при помощи чёрной гуаши, тщательно взболтанной, как в миксере, в стакане подсолнечного масла? Кто помнит рассказ о том, как мы четыре часа (!!!) ходили с моделью Margo по центру Новосибирска и добились… только тёмно-коричневого надёта на части подошвы?! Раскрою тайну: последнее время на помощь приходит… сапожный крем. Ибо даже если у такой такая модели, как Berry — Rapid River, которая приезжает босиком на съёмки — 60 км от дома — на метро и автобусе, а потом три часа со мной гуляет, опять — коричневый цвет. НИКАКОЙ ЧЕРНОТЫ. Ну живу я в таком экологически чистом городе, бейте меня семеро… Нет, пару раз такой ЧЁРНЫЙ цвет отмечал. И знаете где?! В крупнейшем в Новосибирске торговом центре «МЕГА», в секции «ИКЕА», где полы специальными машинами моют раз в два часа.

А царапины и волдыри — этого я вообще не совсем понимаю. Это, скорее, из области садо-мазо, как «трещины на пятках» пресловутые. Дуракам-футлаверам не объяснишь, что это — всего лишь следствие нарушенного обмена веществ, а не босохождения; и что любой босой человек СМОТРИТ, куда наступает, и прочее… Бесполезно. Это их фетиш, да. Но связан он с другой «направленностью».

Владимир Залесский: Думаю, что в списке вопросов должен быть и вопрос о том, ходит ли сам опрашиваемый босиком, несмотря на ненадёжность этого признака. Да, как мы уже говорили, аретифист – не обязательно барефутер, но с тем, что среди аретифистов барефутеров больше, чем среди подофилов, я думаю, спорить тоже никто не станет.

Игорь Резун: Согласен. Тут обратимся к формальной логике. Что главное для ФФ-ста? Видеть (осязать и т. д.) босую ступню. Т. е. это РЕЗУЛЬТАТ. Процесс его не волнует, происхождение тоже. Значит, любая босая ступня — это всё. Помните рекламный слоган: «Жажда всё, имидж (реклама «Спрайта») — ничто!». Во-во. Что главное для аретифиста? Процесс. Как обутая ступня превращается в разутую, и, возможно, «нахоженную». Со следами уличной «грязи». Вот почему у нас так много «ходячих» фото — мы показываем, что модель реально ИДЁТ, а не стоит на месте в той или иной локации.

Согласен с тезисом о том, что критерий «сам разулся — не разулся» очень условен. Надо во внимание принимать и личные особенности. Ну вот жил человек десятки лет аретифистом, приехал на сеансы босутуризма в незнакомый город, к незнакомыми людям — он что, сразу с гиканьем разуется? Как тот же наш обозреватель Станислав Левин, всецело наши воззрения разделяющий. Он сто раз подумает…

Владимир Залесский: А вот тезис Игоря о стремлении аретифистов, в отличие от подофилов, к общению с женщинами в реале и обладанию их ступнями, боюсь, не соответствует действительности. То есть формально Игорь вроде бы прав, если исходить из определения аретифиста: «тот, кому нравится ВИДЕТЬ других людей, обычно противоположного пола, босыми». На основе этой формулировки Игорь сделал вывод, что аретифисты стремятся ЛИШЬ ВИДЕТЬ фото или реальные сцены хождения босиком («разуть и наблюдать», по словам Игоря), а подофилам нужно женские ступни трогать, целовать, лизать, грызть и т. п., и по этому признаку их можно различить. Лично я в этом очень сомневаюсь. Ведь тогда придётся и Игорю, и мне, и большинству наших знакомых отказать в принадлежности к аретифистам.

Голыми прохладными ножками модель Blue Angel ощупывает голый живот случайного посетителя арт-кафе «Дача»… Вы себе представляете его ощущения? Ну вот и как можно после этого эти ножки не лобзать? На самом деле мы были тогда наивны, осторожны и даже глупы. А в ФФ-оргию это вполне можно было превратить.

На самом деле я знаю только одного аретифиста (Сергея Невмывако), который из гигиенических соображений не может представить контакта своих губ и языка со ступнями женщины, даже отмытыми, и не знаю ни одного аретифиста, который не хотел бы трогать женские ступни хотя бы руками. Видимо, это какой-то общий признак для всех фут-фетишистов, в том числе аретифистов. Конечно, можно было бы внести в список вопросов вопрос о физическом взаимодействии со ступнями, но боюсь, что результат будет одинаковым у аретифистов и подофилов. Думаю, что просто следует определение аретифизма понимать расширительно: «нравится видеть, а ещё лучше трогать», «как минимум видеть».

Игорь Резун: Вот тут я вынужден согласиться. Потому, что «обладать» (трогать, гладить, массировать, целовать, лизать, сосать, грызть — по сакраментальному определению Ильи Горбачева из Питера!) означает некоторым образом нарушить чужое личное пространство. Ну, условно говоря, это такая же разница, как говорить комплименты красивой женщине и броситься целоваться в губы. Тут существует миллиард этических, этнических, моральных, религиозных, субстантивных, личных, гигиенических, культурных, мистических, физических и ситуативных ограничений — перечислять их просто невозможно. У каждого свой набор. Но: «…не знаю ни одного аретифиста, который не хотел бы трогать женские ступни хотя бы руками. Видимо, это какой-то общий признак для всех фут-фетишистов, в том числе аретифистов». Вот тут я соглашусь на 100%.

Владимир Залесский: И ещё с одним тезисом я категорически не согласен. Я не могу согласиться, что аретифизм – это здоровая норма фетишизма. Извините, и в том, и в другом случае мы говорим о психически нормальных людях – слышите, Валентин? Теоретическую основу для наших рассуждений даёт учение об акцентуированных личностях. Психопатами занимается психиатрия, а акцентуированными личностями – психология. Так вот, Игорь ведёт к тому, что подофилы – психопаты, а аретифисты – просто акцентуированные личности.

Игорь Резун: Владимир!!! КАТЕГОРИЧЕСКИ — слышишь, категорически! — протестую. Я, полжизни положивший и кладущий на легализацию фут-фетиша как здоровой направленности (акцентуации) на определённую часть тела, буду говорить о том, что подофилы — психопаты?! Ты в уме, старче?!

Я на протяжении всех последних лет, которые существует группа «Новосибирск Босоногий», магнитом притягивающая к себе таких таинственных личностей, как Ячма Гитлер, Артур Пяточников, Рустам Котов, Максим Шелковый и других, декларирую: выходите из онлайна, прекращайте написывать незнакомым босоножкам! Берите в руки фотоаппарат или телефон, выходите на улицы после летнего ливня, внедряйтесь в сообщества ЗОЖ или йогов, ходите босиком сами — и вы всё найдете. De profundis clamavi, 129-й псалом, сколько раз можно взывать-то? Бесполезно. Они всё сидят в Сети и спрашивают — а сколько лет модели, а какой у неё размер ножки… Вот эти п*здюки и засранцы виртуальные и обламывают всё. Всем нам.

Владимир Залесский: Но я открыл эту дискуссию отнюдь не для того, чтобы похвастаться, какой я, аретифист, нормальный, и какие все подофилы ненормальные. Среди аретифистов тоже много очень странных личностей, в том числе присутствующих в этой группе или прошедших не так давно парадом на страничке Лены Тарасовой (и, наверное, продолжающих там кружиться, как пчёлы вокруг сладкого, чего своими глазами видеть не могу, так как нас с Игорем лишили доступа к этой страничке). И, конечно, кого-то из них можно назвать психопатом, может быть, даже тех, кого назвал Игорь. Но, во-первых, вывод о здоровье или болезни может сделать только врач (слышите, Валентин?), а во-вторых, делать такие широкие обобщения, как Игорь, и демонизировать подофилов, многие из которых являются успешными, состоявшимися в жизни людьми, мне кажется, было бы большой ошибкой.

Игорь Резун: Да не мажу я всех одним квачем! Илья Макаров, состоявшийся бизнесмен — интеллигент. Наши девушки от него без ума. Илья Горбачев из Питера, побывавший в Новосибирске — душка. Андрей Фролов из Москвы — молодец, нормальный пацан, мой друг. Кирилл Корчагин — сама толерантность и уважительность. Др. Финитевус — язвительный интеллектуал. Алекс Выходцев — потрясающе этичный человек. Но ведь на этом фоне, на фоне ложки мёда, есть целая бочка дёгтя…

Владимир Залесский: Но ты назвал сейчас исключительно аретифистов, а я говорил о подофилах, которых гораздо больше, чем аретифистов. И я даже понимаю почему. Ведь этих людей ни твой сайт, ни твоя группа, ни страничка Лены Тарасовой как раз не интересует, у тебя не было случая с ними познакомиться. Я тоже не могу назвать ни одного примера, потому что я не бываю там, где бывают они. Так что моё предположение сугубо теоретическое… Также я не согласен с тем, что подофил может, излечившись, превратиться в аретифиста. Игорь, не будет этого, точно так же как ты никогда не превратишься, излечившись, из холерика в меланхолика, а я не превращусь, излечившись, из меланхолика в холерика. И не надо нам вовсе лечиться, мы в большинстве своём здоровые, успешные, полноценные личности. Кое-какая эволюция возможна в детстве (и об этом я, может быть, когда-нибудь расскажу сам или предложу Игорю вложить в уста одного из героев его повести), но во взрослом состоянии настолько сильно измениться мы уже не сможем. Так что и на смертном одре мы останемся влюблёнными созерцателями (как минимум созерцателями) хождения босиком и его следов.

На этом фото некая Voshva Impet, «Госпожа» и бисексуалка из Подмосковья (её фото с лицом мы публикуем впервые), открыто оказывающая ФФ-услуги на дому.

 

А тут — вроде как «невинное ногопожатие» Власа Дюно-Липовецкого и некоей девушки из московской босотусовки. Скажите — где больше фут-фетиша? И где, главное, больще честности?

И ещё вот что, Игорь: я думаю, Алмас Бакбаев (также активный подписчик группы-представительства в ВК — пр. ред.) вряд ли обрадуется, что ты его собираешься записать в аретифисты, только потому что он тебе нравится и потому что аретифистов ты предпочитаешь подофилам. Мне тоже нравится Алмас Бакбаев, прежде всего верностью своим идеалам, но он не разделяет нашего интереса к женщинам-барефутерам, извини. То же касается Артёма Швецова, с которым у меня была интересная переписка, отнюдь не о барефутерах, а о том, что нас объединяет именно как фут-фетишистов. В твоей группе есть ряд тем, которые в одинаковой степени интересуют и аретифистов, и подофилов (прежде всего, тема босоногих знаменитостей), в которой они оба очень активно участвовали – может быть, поэтому, да ещё и из-за большой активности обоих в реале у тебя сложилось впечатление, что они близки к аретифизму.

Игорь Резун: Да, снимаю свой тезис про «излечение». Точнее, я его расширю и конкретизирую, тогда станет понятнее. У каждого есть свой гештальт — то, что мы хотим совершить, но мешают разного рода фрустрации. У меня этот гештальт задержался до 40 лет примерно… трудно, очень трудно «по капле выдавливать из себя раба» — раба идеи, в данном случае. Я вот о чём: есть нормальное поведение, есть невротическое. Погоня за целью, недостижимой на этот момент, в силу разных причин. Но невротическое поведение, невротизм — это первая стадия болезни. Потом она превращается в навязчивую шизофрению. «Соскочить» можно, главное — не доходя до состояния шизофренической одержимости. Это я и называю «излечением».
Кому-то повезло, как мне. Ну и усилия приложил. А кто-то задерживается в этом и начинается чистой воды шизофрения, как у некоторых товарищей — читателей и твоего «Блокнота», и нашей группы.

Владимир Залесский: Насчёт Бориса Островского (один из старейших подписчиков группы в ВК — пр. ред.). Я отношу его к аретифистам, основываясь на общем с ним интересе к женщинам-барефутерам. Если, прочитав эти строки, Борис захочет заявить о том, что я ошибаюсь, что на основе перечисленных критериев он относит себя к подофилам, я возражать не буду, и моё положительное отношение к нему останется неизменным.

Кстати, он единственный среди нас, кто интересуется щекоткой босых пяток других людей. Это отдельный, относительно редкий вид фут-фетиша. Но кто сказал, что у одного и того же человека не может несколько типов фетиша? Вот Хэл, например, любит, когда лопаются воздушные шарики, это вообще к фут-фетишу не имеет прямого отношения, потому что схлопнуть воздушный шарик можно не только ступнёй. У того же Алмаса явно сочетаются фут-фетиш с мазохизмом, он и не скрывает этого.

Но вот выделять какую-то группу мазохистов среди аретифистов я бы не стал. И тем более связывать восхищение босоногой женщиной и зависть к ней (в формулировке Игоря, «сам бы хотел, но…») с мазохизмом. Не привлекает меня никак ситуация унижения, любезная сердцу Алмаса Бакбаева, как глубоко в себе ни копаю. Мне как раз представляется, что есть некоторая глубинная связь между аретифизмом и садизмом, что, может быть, аретифизм даже является некоторой лёгкой формой последнего, а подофилия вообще не имеет отношения ни к садизму, ни к мазохизму. Но это тема для отдельного большого разговора, который вряд ли когда-нибудь состоится из-за низкой активности участников группы.

Игорь Резун: Да, об этом я и говорил выше. Да, разуть обутую девушку, женщину, доставить ей максимум дискомфорта в непривычном босоногом состоянии, провести её через «ужас» соприкосновения её голых холёных ступней с асфальтами, грязью и щебнем — это мечта аретифиста. И мечта — увидеть восторг в её глазах от этой «инициации». Согласен. Это лёгкая форма. Но вернусь к вышесказанному. Все мы — пещерные люди. С природными пещерными инстинктами. И менеджер, заключивший выгодный контракт с преференцией для свой компании, испытывает такие же эйфорические ощущения — я их сделал! — как его далёкий-далёкий предок, трахающий жену побежденного врага. В знак своей победы и своей доминации. Так было и так будет, что бы ни говорили. Все мы — родом из детства человечества.

Владимир Залесский: Вот фрагмент из рассказ Бунина «Руся», имеющий отношение к нашей беседе:

«На теле у нее тоже было много маленьких темных родинок – эта особенность была прелестна. Оттого, что она ходила в мягкой обуви, без каблуков, все тело ее волновалось под желтым сарафаном. Сарафан был широкий, легкий, и в нем так свободно было ее долгому девичьему телу. Однажды она промочила в дождь ноги, вбежала из сада в гостиную, и он кинулся разувать и целовать ее мокрые узкие ступни – подобного счастья не было во всей его жизни. Свежий, пахучий дождь шумел все быстрее и гуще за открытыми на балкон дверями, в потемневшем доме все спали после обеда – и как страшно испугал его и ее какой-то черный с металлически-зеленым отливом петух в большой огненной короне, вдруг тоже вбежавший из сада со стуком коготков по полу в ту самую горячую минуту, когда они забыли всякую осторожность. Увидав, как они вскочили с дивана, он торопливо и согнувшись, точно из деликатности, побежал назад под дождь с опущенным блестящим хвостом…»

Всем всё понятно? Подобного счастья у героя Бунина не было в жизни! А может быть, у него самого? Гм-гм. А что было бы со мной, если бы я прожил всю жизнь со своей Ирочкой, как хотел изначально, не развёлся бы с ней, не приехал бы в Новосибирск, чтобы жениться на другой женщине? Ни у Бунина, ни у Толстого описания голых жоп нету. Они перевернулись бы в гробу, увидев, что публикуется в этой группе. А это — есть! Значит, подрастающему поколению читать об этом — можно!

Игорь Резун: Ну, во-первых, у нас тоже нет «голых жоп». Во-вторых, я за Льва Николаевича так бы не стал определённо говорить — старик сам был неплох по мужской части. Другое дело, что это заслуга нашего времени и нашей действительности — то, что ты может открыто об этом говорить. В те времена доверяли только чернилам и бумаге и святости личной корреспонденции. Почитал бы ты дневники Чехова! И Горького… Кстати, часть из них до сих пор — в спецхране. Даже литературоведы до них добраться не могут.

Владимир Залесский: Роман «Жизнь Арсеньева» того же Бунина уже цитировал когда-то Кирилл Корчагин:

«Я пошел на баштан и увидел жену младшего толстовца – она сидела на крайней меже баштана. Я подходил – она не замечала или делала вид, что не замечает меня: неподвижно сидит боком, маленькая, одинокая, откинула в сторону босые ноги, одной рукой упирается в землю, другой держит во рту соломинку.

– Добрый вечер, – сказал я, подойдя. – Что это вы так грустны?

– Бувайте и сидайте, – ответила она с усмешкой и, бросив соломинку, протянула мне загорелую руку.

Я сел и посмотрел: совсем девчонка, стерегущая баштаны! Выгоревшие от солнца волосы, деревенская рубашка с большим вырезом на шее, старенькая черная плахта, обтягивающая по-женски развитые бедра. Маленькие босые ноги ее были пыльны и тоже темны и сухи от загара, – как это, подумал я, ходит она босиком по навозу и всяким колким травам! От того, что она была из нашего круга, где не показывают босых ног, мне всегда было и неловко и очень тянуло смотреть на ее ноги. Почувствовав мой взгляд, она поджала их. – А где же ваши?
Она опять усмехнулась:

– Наши ушли кто куда. Один святой братец ушел на леваду, молотить, помогает какой-то бедной вдове, другой понес в город письма к великому учителю: очередной отчет за неделю во всех наших прегрешениях, искушениях и плотских одолениях. Кроме того – очередное «испытание», о котором тоже надо сообщить: в Харькове арестовали «брата» Павловского за распространение листовок – против военной службы, конечно.

– Вы что-то очень не в духе.

– Надоело, – сказала она, тряхнув головой, откидывая ее назад. – Не могу больше, – прибавила она тихо.

– Что не могу?

– Ничего не могу. Дайте мне папиросу.

– Папиросу?

– Да, да, папиросу!

Я дал, зажег спичку, она быстро и неумело закурила и, отрывисто затягиваясь и по-женски выдувая из губ дым, замолчала, глядя в даль за долину. Низкое солнце еще грело нам плечи и тяжелые длинные арбузы, которые лежали возле нас, вдавившись боками в сухую землю среди сожженных плетей, перепутанных, как змеи…
Вдруг она швырнула папиросу и, упав головой на мои колени, жадно зарыдала.
И по тому, как я утешал ее, целовал в пахнущие солнцем волосы, как сжимал ее плечи и глядел на ее ноги, очень хорошо понял, зачем я хожу к толстовцам.

«От того, что она была из нашего круга, где не показывают босых ног, мне всегда было и неловко и очень тянуло смотреть на ее ноги» — вот она, выраженная в нескольких словах вся сущность аретифизма. Лучше классика не скажешь! А с другой стороны… В чём проявляется, по-твоему, общественное отрицание аретифизма? Фут-фетишизма вообще? О фетишизме в обществе, мне кажется, столь мало знают, что негативное отношение, по-моему, просто не успело сформироваться.

Игорь Резун: Стоп!!! Это об аретифизме в обществе мало знают. Но, когда узнают, будь спок, запишут в разряд девиаций. А о ФФ в обществе знают так хорошо, что даже менеджеры автосалонов этой весной спрашивали меня: а как будет девушка сниматься? Босиком?! О, ну это же фут-фетиш,, нам не подходит. Во! И это МЕНЕДЖЕРЫ, которую Википедию читают по праздникам с похмелья. Так что это ЗАКЛЕЙМЕНО, и столько раз я пробовал Вики переделать, но… мои правки потом невидимая рука удаляла. Я плюнул.

Владимир Залесский: Некоторое негативное отношение наблюдается к босоногости (и против этого ты с определённым, вполне заметным успехом боролся в своё время; эффективна ли в конечном счёте данная борьба, стоит ли игра свеч — тут есть разные мнения, напомню только одно ключевое слово: новосибирский метрополитен, борьбу за который ты в конце концов проиграл, как и твои немецкие коллеги, которые тоже не выиграли свою борьбу, о чём я ещё расскажу), но отнюдь не к нашим, аретифистским безобидным занятиям, о которых среднестатический обыватель понятия не имеет.

Игорь Резун: Правильная ремарка: » в конце концов». Потому, что я ОТКАЗАЛСЯ от борьбы в 2017-м, с роспуском Ассоциации Босоногих. Генерал остался без армии, распустил её по домам. И всё. Болото засосало. Россия — страна вязкая, как грязь.

На самом деле у аретифистов, как нам кажется, тоже есть свои «фетиши». Они относятся к появлению босым в тех местах, где босоногие нежелательны или прямо запрещены. Например, в магазинах. И хотя нам, как мы ни пытались, не удалось обнаружить ни одной фотографии «запрещающего знака босой ноги» на дверях супермаркетов, многие до сих пор просто кайфуют от темы «босиком в магазине».

 

А вот в мечеть БОСИКОМ, то есть БЕЗ НОСКОВ, не пускают. Но почему-то никто не просит «сделать фотосессию босиком в мечети».

Владимир Залесский: Очень негативно общество, по-моему, относится не к фут-фетишизму и даже не к таким более массовым и более доступным для понимания девиациям, как садомазохизм, а к гомосексуализму. Вот против этого негативного отношения я из солидарности готов побороться! Что касается фут-фетишизма, то мне лично бросается в глаза другое: непонимание подавляющим большинством общества связи барефутинга с фетишизмом, отсутствие представления о сексуальной мотивации барефутинга. И тут сразу же возникает вопрос: а нужно ли нам, чтобы общество узнало об этой связи и об этой мотивации? Чтобы потом, когда это знание утвердится в обществе, начать бороться за то, чтобы оно нас принимало такими, как мы есть? Зачем, ради чего?

Ведь сейчас никому даже в голову не приходит нас как-то дискриминировать, потому что для общества мы, аретифисты, просто не существуем, нельзя дискриминировать того, кто не существует. А если кричать на всех перекрёстках о том, что мы существуем? Так можно докричаться до того, что нам, именно нам начнут запрещать смотреть босоногие танцы, спортивные соревнования и т. п. Более того, эта неосведомлённость общества в каком-то смысле играет нам на руку.

Игорь Резун: Не играет! Рано или поздно она закончится и появится статья в Википедии об аретифизме. Чудовищном извращении — у людей святое отбирают, ОБУВЬ! И всё, мы будем вне закона. А вот обутые геи и лесбиянки, наоборот, будут преподноситься как «цветы жизни». Я считаю, что ПРАВДА должна быть известна всем. Не новый принцип, старый, как мир, но я в него верю.

Владимир Залесский: Игорь, я не ставлю под сомнение, что аретифизм, как и фут-фетишизм, является сексуальной девиацией. Неужели ты собираешься опровергнуть эту истину, опираясь на Бунина и Толстого? Если нет, тогда зачем тебе эти цитаты, кого и в чём они могут убедить? Что твои съёмки — большое, важное дело для всего человечества, а не только для аретифистов? Или, может быть, ты хочешь всех людей сделать аретифистами? Извини, но, оставаясь на почве здравого смысла, я не могу поддержать тебя ни в первом, ни во втором, ни в третьем.

Игорь Резун: Не знаю, Владимир, почему ты, человек столь осведомлённый, относишь и то, и другое к «девиации». Воистину, стоит вспомнить Фаину Раневскую; «Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду!» Ну я бы ещё сюда отнёс скотоложство, педо- и некрофилию. Всё остальное — частные случае проявления сексуального влечения индивида… и опять же, глядя на популярность ЛГБТ, нам ли об этом говорить?!

Владимир Залесский: Далее, я не ставлю под сомнение, что человек, осуществляющий публичные съёмки для удовлетворения потребностей аретифистов, сталкивается с массивными проблемами. Да, общество очень мало знает о фут-фетишизме, но не настолько, чтобы случайный свидетель твоих съёмок не был способен сложить два и два. Конечно, проблемы, о которых ты говоришь, не идут ни в какое сравнение с проблемами тех, кто снимает обнажённую натуру. Это слабое утешение, я понимаю. Но до сих пор ты, сравнивая получаемое от этих съёмок удовольствие с огорчением от всевозможных неприятностей, приходил к выводу, что первое перевешивает второе. Неужели что-то изменилось? Или ты надеешься, что Бунин и Толстой помогут тебе в будущем избежать любых проблем в твоей деятельности как фотографа и вебмастера? Опять же, извини, но это из области иллюзий.

Игорь Резун: Не помогут мне ни Толстой, ни Бунин, ни эти наши поэты «Серебряного века», воспевавшие дев босых… Искусство — это одно, практика — это другое. Но для того, чтобы правда была, эти отрывки должны быть процитированы. И второе: масса людей снимает «обнажённую натуру». Проблем у них, кстати, на порядок меньше. Ибо 99% делают это в студиях, а не средь бела дня на улице. К тому же, общество давно ЛЕГАЛИЗОВАЛО и традиционную эротику, и традиционную порнографию… Так легче.

Владимир Залесский: Да и вообще, почему вдруг речь зашла о съёмках? Тебя, очевидно, зацепили слова «безобидные занятия». Нет, я не имел в виду под «безобидными занятиями» твои съёмки. Я с большим уважением отношусь к твоему труду и никогда не позволил бы себе отозваться о нём столь пренебрежительно. То, что ты умеешь, умеют считанные люди в мире, какое уж тут «безобидное занятие»! Ещё не хватало, чтобы я «Лолиту» Набокова назвал безобидной книжицей! А вот внесла ли эта книга вклад в воспитание положительного отношения к педофилии и девиациям вообще, как ты ожидаешь от Бунина и Толстого? Спорный вопрос. Я сам не могу определиться с ответом на него. Так и с вашим творчеством — Павла, Фитисофера, Хэла, твоим. О его предназначении можно спорить. Искусство мерится другими мерками. И искусство, безусловно, требует жертв. В том числе «прикладное», как ваше. Но я ведь совсем не об этом. А о чём же тогда?

Вот с этого снимка, голых ступней модели Jana Matchless, и началась «пропаганда»… Причём на первых порах — даже раньше портала, в региональном сибирском еженедельнике «Молодость Сибири».

Я вполне понимаю твою заинтересованность в том, чтобы непосвящённые воспринимали тебя как художника, творца, а не как аретифиста. Так оно обычно и бывает, но гарантии в том, что так будет в каждом отдельном случае, дать нельзя. Боюсь, что в 2021 году гарантировать тебе невинно-позитивное отношение со стороны общества уже невозможно. Более того, чем больше людей будет разбираться в данной тематике (в том числе благодаря нашей агитации за «легализацию» фут-фетиша), тем шансы такого отношения меньше.

Игорь Резун: Да не заходила речь об этом! Я говорил о том, с какими проблемами сталкиваюсь при съёмках босоногих — и от моделей, и от окружающих лиц. Почему нельзя заниматься сексом на Красной площади?! Запрещено? Нет. А просто советами замучают… Вот и тут примерно так. А это неразрывно связано с основным вопросом. Даже если ты не снимаешь, а просто гуляешь с босоногой девушкой — обязательно нарвёшься на такие «советы»…

Да, подавляющая часть нашего «общества» в масштабах планеты Земля — примитивные дураки и дуры. И что же? Ориентироваться на них, на их взгляды и вкусы?! Нет. Как хочешь, а я свою борьбу продолжать буду…

Владимир Залесский: Возвращаемся к началу. Я не ставлю под сомнение, что аретифизм (интерес к женскому босохождению), как и фут-фетишизм (интерес к женским ступням), является сексуальной девиацией. Но я хочу выслушать мнения разных людей, в том числе женщин, стоит ли нам об этом говорить во всеуслышание, и предлагаю ТЕБЕ открыть соответствующую ветвь. Потому что моё отношение к закрытым обсуждениям ты знаешь. Я их приравниваю к мужским клубам и совсем не горю желанием на старость лет становиться членом подобного коллектива. Что я там услышу, кроме хвастовства по поводу того, кто, что, кому и когда (иногда и за сколько) ласкал? Меня, как и Сашу Б. (фотограф-любитель из Киева, снимающий босоногих, в т. ч. и тайно — пр. ред.), это мало занимает. Я просто легонько, как уже говорилось, спровоцировал его своей откровенностью, чтобы в этом убедиться.

А вот это — что? Девиация или акцентуация? Фут-фетиш или классическая «обнажёнка»? Искусство или ремесло, эротика или порнография? Вроде и голая, и гениталий не видно, и ступни на первом плане… Фото Александра Савичева, признанного мастера жанра ню, Москва.

Что касается «девиации» и «акцентуации», то мы не можем продолжать этот спор, не договорившись о том, что понимать под этими терминами (скорее всего, говоря о «девиации», я имел одновременно в виду и «акцентуацию», не разделяя патологию и вариант нормы, как, предполагаю, разделяешь ты). Хорошо, оставим это разбирательство до лучших времён. Попробую выразить мысль, которую я до тебя и до всех хотел довести, иначе, отказавшись от употребления этих,  в сущности медицинских, терминов: «Фут-фетиш и аретифизм не являются ни направлениями искусства, ни формами эстетического восприятия, представляя собой один из вариантов человеческой сексуальности, более того — особую форму сексуальной жизни, конкурирующую с обычным сексом. Конечно, искусство может нести отпечаток фут-фетишизма или аретифизма, например некоторые эпизоды у Бунина и Толстого, но ни у одного известного писателя и художника они не проходят красной нитью через всё творчество, так как фут-фетишистов и аретифистов достаточно мало либо они успешно маскируются.» Что дают эти рассуждения для твоей практической деятельности, не знаю, но согласиться-то с этим хотя бы теоретически можно?

Игорь Резун: Пока даже не знаю, с чем соглашаться. Может быть, чужие мнения добавят нашей дискуссии ясности.


От редакции.

Конечно, ни один из участников дискуссии не претендует на знание некоей абсолютной истины — просто, опираясь на собственный недюжинный опыт, они отстаивают свою правоту. И мы ещё раз напоминаем, что ваши мнения и дополнения, возражения и комментарии очень ценны и помогут нам докопаться до Истины. И вы можете высказывать их свободно: вашга электронная почта не обображается на портале, а вам достаточно назвать себя словом «Гость» и, по желанию, указать город проживания.

 

Подготовлено редакционной группой портала. Фото Студии RBF и из Сети Интернет.