ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. 2010. АРТ, КАРИНА И ДРУГИЕ (серия № 38).

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. 2010. АРТ, КАРИНА И ДРУГИЕ (серия № 38).

Босотуризм после приезда Стивена, что называется, попёр в гору. И из стольного града Москва к нам пожаловал впечатляющий десант… Да и полку гидесс прибыло: среди них оказалась Евгения Акимова, она же Egenia Samarkand, которая первой в истории Студии осуществит мастерский «гешефт» с уводом одного из барефутеров под своё крыло. И другие замечательные девушки, которые этого не сделали… Ладно. Давайте по порядку.

БОСОТУРИЗМ — НОВЫЕ ГИДЕССЫ

О том, что Андрей Фролов собирается к нам снова, с двумя друзьями, стало известно с весны — активно переписывались. Надо было искать новых гидесс. Нет, все прежние были хороши, но Богиня ушла с головой в личную жизнь, Лисица — в учёбу; из «стареньких» оставалась только Рита-Мяут и Лиза (см. прошлую серию — пр. авт.). Этим, вербовкой, в начале июня автор сих строк и занимался весьма активно.

Первой стала… Евгения Акимова. Да, да, да, та самая, что должна была выступать на открытии Южного отделения Ассоциации 17 июля 2009-го года, но — заболела накануне. Благодаря этой болезни я встретил любовь мою, Алану; так что сердиться мне на Евгению было не за что.  И первая фотосессия состоялась на ступенях театра «Красный Факел».

Eugenia Samarkand во всём своём восточном великолепии на ступенях театра «Красный факел».

Женя была хороша. Позировала в танце, излюбленном жанре. Не то, то бы Жены мне не понравилась… Ну, не люблю я полненьких и пышных, восточных грудасто-животастых. Не мой типаж. Но жизнелюбием, оптимизмом и готовностью босоножить подкупила. Это будет её «уробороз» — она, до тех пор обыкновенная девушка, босиком бывшая только на пляже, в постели и на сцене, будет так зажигать по городу едва ли не круглый год (насколько это у нас в Сибири, возможно!). Но это будет потом. А пока… Евгения, свободная и игривая, искала себе мужа, и хотя это я потом пойму, она приняла предложение стать гидессой на ура. Сразу.

Вообще, сейчас, осмысливая всё это с вершины лет, подсчитывая поражения и победы, могу сказать, что более шикарной «школы» работы с людьми в период с 2007-го по 2017-й у меня не было. Именно практической школы, как у менеджера, по подбору персонала. Сколько нюансов надо было учитывать, сколько ситуаций надо было экстренно разрешать! И я благодарен судьбе за это.

Женя специализировалась на «танце живота», потом ушла в трайбл; что ж, к этому направлению она очень подходила! А ступни у неё были, что называется,»аппетитные».

У Евгении Акимовой характер был не тяжелый, но… Но, будучи натурой деятельной, из артистической семьи, эдакой «волчицей», она своего не упускала. И это показала её «карьера» в качестве гидессы. Но до этого мы дойдём… Женя пробудет в лидерах и руководителях Ассоциации, в заметных её людях примерно до 15-16 года: потом мы с ей крепко поругаемся на фестивале «Вот Этно», по в общем-то, пустяку; а затем под каким-то надуманным предлогом она начнёт холивар со мной в группе и — в знак полного разрыва, выйдет из всех наших групповых дел. Ну, Бог ей судья.

Второй была Таня Рыбалко. Она «рекрутировалась» из ассоциации, кажется, с фестиваля «Города Солнца» (хотя вот тут точно не скажу, первый состоялся в 2010-м году, и кажется, после визита ребят — пр. авт.). А может, и до… не важно. Интересно, что я на тот момент успел отснять Таню у театра «Глобус», и была она в такой жёлто-чёрной шапочке от «Билайн», что… Что, как Евгения Акимова по названию своей танцевальной студии стала Eugenia Samarkand, так и Таня — Tanya Biline. Билайн — так Билайн. Фотосессия та, кстати, не заладилась: сел аккумулятор, вместо часа удалось поработать полчаса, и вот, эти крохи фото сохранились в архиве…

Кто ещё был? А в барнаульском вояже имела место быть Юлия Цугель, милая девушка из Ассоциации. Это была подруга Татьяны Анисимовой, молодая женщина… со сложным характером. Впрочем, наш обозреватель Станислав Левин твердит: у кого из «босоножек» — характер лёгкий? Бросать вызов обществу — тяжелая доля. Юля могла бы стать идеальной женой любителя ФФ и БФ, но… но всё как-то не складывалось. В первый визит босотуристов она имела виды на Андрея Фролова, но во второй её «задвинула» назад Евгения Акимова; а последующие босотуристы (за исключением Ильи Макарова и Ильи Горбачёва — пр. авт.), увы, человеческими качествами не блистали. Жаль её. Мы с ней не ругались, но какое-то отдаление — произошло. Может быть, по случаю неоправданных ожиданий.

 

Татьяна Рыбалко — она же Tanya Biline из-pа своей шапочки! — в первой фотосессии перед театром «Глобус».

 

Прекрасные ступни — крепкие, сильные и аккуратные.

 

А это фото Таня сделала сама и выслала нам в своё время. Ну, «срок давности» прошёл, можно и опубликовать…

И третья гидесса, которая в этой фотохронике мелькнёт. Девушка потрясающая, не побоюсь фанфарного звучания этого эпитета. Привела её тоже Таня Анисимова. Elen. Вот так просто. Лена — будущий ПРОКУРОР! Представьте себе… последний курс юридического института, И эта смуглая, креольской внешности, красотка шарит по городу босиком, со мной, в фотосессии… великолепные были кадры. И в Академгородке, куда она специально приехала, и в городе. При одном взгляде на эту южную красотку, шагающую босиком по летней улице, душа пела…

Elen. Одна из самых чудесных моделей Студии, «подаренных» нам Татьяной Анисимовой.

 

Эти безупречнейшие ступни можно обожать, алкать, жаждать, целовать и всё такое прочее… Ну, вы понимаете.

 

Как настоящая леди, Elen благосклонно и с достоинством принимала комплименты своим великолепным ногам — хоть и была несколько удивлена таким вниманием к этой прозаичной, по её мнению, части человеческого тела.

Вот, собственно, и всё. Если вы хотите знать условия, то я их повторю: а) никакого интима с гостями (т. е. в «легальное» время обслуживания, а про личные контакты я знать не знаю и знать не хочу! — пр. авт.), б) техника безопасности (я на опасные для босоходов места не вожу — пр. авт.), в) питание и проезд оплачивают гости. Ну, а гонорар составлял орт 150 до 300 рублей в час, при минимальном заказе на 3 часа; если это было путешествие, в Барнаул или Томск, то на руки выплачивались полторы тысячи. Всё. Отчитался.

Вот такая смуглокожая красотка шагает босиком по улице… Красота!

ТУРИСТЫ ПРИЕХАЛИ…

Ну, да, приехали. Точнее — прилетели. Ну, Андрея Фролова, он же Битцевский, представлять не надо. Известная фигура. С ним прибыл московский фотограф Арт Эмиус (пишу так, ибо паспортные данные из договора на обслуживание утеряны давно — пр. авт.). И странная женщина Карина, по фамилии Паронькина.

Странная женщина Карина на крыше недостроенного высотного дома. Первый день визита.

 

Андрей Фролов и какая-то новосибирская журналистка, вознамерившаяся писать об Ассоциации Босоногих. Ну, я ей и говорю — разувайтесь и с нами! И ведь эта холёная элегантная дама это сделала, бесстрашно провела с нами босиком несколько часов.

 

Босиком по пыльным, засыпанным известкой и мелким крошевом кирпича, ступеням… Что ж, прелесть этого может оценить только барефутер.

Странная она была своими привычками да шалостями; самая сногсшибательная, в прямом смысле — это её игра с «кручением». Схватить кого-нибудь, как правило, девушку и вертеть вокруг себя, как тряпочку… Некоторые после такой «карусели» оставались в шоке. Тем более, что Карину силушкой и комплекцией Бог не обидел. Как медведь, набрасывалась.

Программу нашим гостям я приготовил шикарную. Поездки в Томск и Барнаул, прогулки по Новосибирску, путешествие по железнодорожной ветке и много чего ещё. Среди этого — подъем на крышу заброшенной новостройки; торчала тогда такая в центре города. Надо сказать, что, по идее, ничего там страшного, конечно, не было: элементарный «недострой», кое-где дыры в полу, на лестничных площадках (без перил!), закрытые досками… Но сердце у меня тогда ёкало. Эх, знать бы мне, к чему ёкает! Но об этом как-нибудь потом…

Стройки — это вообще отдельная тема. И не только потому, что пустынно и загадочно, страшновато и прочее. Под босые ноги ложится раскрошенный бетон, цемент, кирпич; босиком по этому всему, да так, чтобы ступни белые были от цементной пыли — это особенное удовольствие. Кто ходил, то знает!

Таня вот так вот явилась пред нами. Отчаянная хиппи с рыжими дредами.

Что было раньше — поездка в Томск или в Барнаул, честно говоря, не помню. Хронология стёрлась. Ну, давайте с Томска начнём…

ТОМСК. В ГОСТИ К «МИРНОМУ АТОМУ».

В Томск поехали с гидессой Таней Рыбалко (которая  Biline — пр. авт.). Евгения Акимова, сама родом из этих мест, должна была присоединиться к нам на исторической родине. По пути ничего особенного не происходило, разве что приключение с Таней на остановке в Болотном (помните историю по страшный туалет? — пр. авт.). Так вот, этого туалета уже там не было. Доломали. Приключение состояло в другом. Татьяна, девушка весьма неформального духа, поехала в путешествие в роскошном хипповском обличье — жёлтая майка, закатанные джинсы, дреды… И вот в Болотном мы пошли в это самое «кафе», сущую тошниловку, про которую я писал.

 

И вот, поели мои гости, покушали; я, потягивая кофе с коньяком, посидел с ними, выходим — а Тани-то нет! А автобус готовится к отправке. Бросились искать по всей автостанции. Я уже чуть ли не волосы на всех местах у себя рвал: шутка ли, «потерять» гидессу, да ещё на середине пути! проверили туалет с турникетами, Карина сходила — нет там Тани. И вот, выходя, слышим какие-то визги из ординарного «ПАЗика».

Я туда. Но я не успел: видимо, увидев нас, мечущихся по асфальтовой стоянке, Таня выскочила. Краснея, распаренная, как из бани и ещё похохатывающая. В дверях маячил водитель. Я, конечно, подумал самое плохое (мало ли, шоферюга что хотел сделать с босой неформалкой!), спрашиваю: «ЧТО ОН ОТ ТЕБЯ ХОТЕЛ?!». И девушка, давясь смехом, отвечает: он мне пятки щекотал…

Вот так. Это я опять к тому, что мир ФФ многолик и разнообразен. Как это: в глубоко  провинциальном Болотном встретить в  лице водителя рейсового автобуса (из райцентра ходившего до автостанции!) любителя фут-тиклинга, то бишь «щекотки»?!

Наша компания в Томске. Если я не ошибаюсь, крайний слева — легендарный Виктор Судаков, томский врач, написавший отличный FAQ о пользе босохождения; в жёлтой майке — Андрей Верхов из Томска, тоже барефутер. Мальчик — возможно, сын Виктора или Андрея. Крайняя справа — присоединившаяся к нам в Томске Eugenia Samarkand.

 

Вперёд, босиком по Томску.

 

Женя, жизнерадостная, в платье в легкомысленный горошек, словно выпорхнула к нам из шестидесятых.

 

Излюбленное занятие Карины — крутить-вертеть девушек. Особенно маленьких и хрупких, как Таня.

Ну, вот, приехали в Томск. Поклонились тапочкам, святое дело; тем самым, что у гостиницы «Томск» впаяны в плиты подъезда. Там же нас Евгения и встретила. Жизнерадостная, в платье тёмном в белый горошек, голоногая, как из шестидесятых… И пошли мы по Томску, разбрызгивая лужи от недавнего дождя.

Наши ноги и знаменитые тапочки у гостиницы «Томск».

 

Босиком по лужам — шумно, весело, с размахом! Какое наслаждение.

 

На заднем плане — та самая пара, которую Таня просто поразит неожиданной информацией о пользе ходьбы босиком.

Прокатились на трамвае. Попали в «час пик», мест сидячих нет, мы с Таней гордо стояли; на фото видна семейная (или не семейная) пара. Мужчина весь в белом, прям лорд, дама с ним нахухоленная-намазанная. Смотрели на босую Таню, нависшую рядом над их сиденьями, перешёптывались, потом мужик легонько трогает меня за плечо:

— А чо босиком? Мода такая, да?

Я что-то начал объяснять, шутливо; ну не ввязываться же в идеологический спор в трамвае! А Таня это услышала, и, за пару секунд до того, как нам выходить, оборачивается к паре и громко объявляет:

— А босиком ходить полезно, между прочим! От этого потенция повышается!

Те даже не сразу поняли, что Таня сказала; увы, реакцию я их не отследил… но задуматься у них повод был!

А Андрей Фролов и Евгения тем временем  тоже не скучали. Женя уселась к нему на колени и… и начался этот долгоиграющий роман. Впрочем, о его развитии я расскажу в конце этой серии.

«Памятник студенчеству Томска» на Новособорной площади; его называют «Томской Татьяной». И надо сказать, что для успешной сдачи зачёта или экзамена рекомендуется… потереть пальцы ступней этой Татьяны, обутой в сандалии (до других частей тела просто не дотянуться!). И вот наша Таня Рыбалко, в отличите от памятника, босая, не преминула запечатлеть себя рядом с ним.

 

Мимо Антона Павловича тоже грешно пройти каждому босоногому… как известно, Лев Толстой любовью к хождению совсем не отличался — это миф, расхожая легенда; Чехов, рафинированный интеллигент, тоже. Почему же здесь он бос? Да всё просто: по пути в ресторан «Славянский базар» на набережной Томска, в непролазной грязи писатель потерял свои калоши — вот это уже точный исторический факт.

Посетили памятник Чехову, набережную. Кстати, вот она фотография единственных босоногих томичек, которых я когда-либо видел в этом славном городе. Шли внизу, по краю набережной. Увидели, что фотографируют, рукой помахали.

За многие годы моих летних визитов в Томск это ЕДИНСТВЕННЫЕ босые томички.

Ну, и была там у нас ещё одно приключение. Ходим мы  по центру Томска, всё уже осмотрели, хотим уже на обратный рейс… и тут, в лабиринтах зданий главной площади, где белокаменное здание администрации стоит, что-то ещё, выскакивает прямо на нас какая-то девица в офисном костюме. Ой, какие вы весёлые! Какие красивые! Хорошие комплименты босоногой компании с запыленными ногами!

— А пойдёмте к нам на экскурсию! — говорит девушка. — Бесплатно!

Так мы попали в только что открытый Информационный Центр по атомной энергии. Центры эти открыл Росатом, и в Томске был в 2008-м создан первый. Открыли их при деятельной помощи памятного россиянам бывшего премьера Сергея Кириенко, и, кажется, достославный Анатолий Чубайс там рядом был где-то… Но, конечно, популярностью этот «образовательно-просветительский проект» ГК «Росатом» не пользовался, вот они и были рады заполучить любого прохожего в качестве экскурсанта. И босые ноги нашей компании их не смутили! Приняли нас великолепно. Кофе угостили, фильм показали, даже директор центра с нами сфотографировался. А я в книге гостей оставил похвальную запись — разумеется, от Ассоциации Босоногих.

Карина шагает…

 

Мы на фонтане Новособорной. Щас как прыгнем! И прыгнули.

 

Также интересный эпизод. Этот фонтан-загадка стоит на Новособорной; только приглядевшись, можно увидеть, что массивный шар… крутится! Андрей Фролов это заметил, не поверил и решил покрутить. Точно! Оказывается, шар всего лишь… лежит на слое воды в этой чаше.

БАРНАУЛ. ЭТЮД С ЦЕПЯМИ.

Барнаульский вояж был живее. Прежде всего потому, что нас там встречала более шумная компания: Рита-Мяут, Лиза, Ася и ещё несколько симпатичных барнаульских босоножек, а с собой в поездку мы взяли Юлию Цугель. Приехали, понимаешь, и Карина первым делом давай всех крутить…

В Барнауле огромное количество любителе побосоножить в городе летом. По крайней мере, на мероприятия — визиты новосибирских барефутеров приходило не меньше всегда не меньше десятка местных любителей.

 

Крутим-крутим! Карина всегда спрашивала разрешения. И закручивала до помутнения в голове.

 

Рита-Мяут без устали снимала. некоторые фото из барнаульского вояжа сделаны ею.

 

Странная женщина Карина ещё и курила… трубку!

А потом была сценка эпичная — о ней хорошо помнит наш читатель, Илья Макаров. Он в комментариях к прошлой публикации спрашивал — а где то фото, на котором Карина Лизу на цепи держит? И что это, мол, в БДСМ, что ли, играют?!

Нет. И не Карина Лизу на цепи водит, а наоборот; и БДСМ тут не пахнет. Просто, придя к Дому Кино и пофотографировавшись у памятников кинематографу (Чарли Чаплину), мы увидели бетонные оградки парковочной зоны. С цепями. Отстёгнутые цепи лежали на земле… ну, и понеслась!

Памятник Чарли Чаплину у Дома кино.

 

Сначала Ася давай опутывать цепями свои прекрасные ноги…

 

Потом Рита-Мяут посадила её на цепь.

 

…а потом Лиза с Кариной вдохновенно поиграли в «Госпожу» и «Рабыню».

Сначала Ася на себя эти цепи наматывала. Потом Рита-Мяут Асю «заковала». Потом Лиза за дело принялась: опутала цепями Карину, и изображала строгую «госпожу». Это всё на фоне строгой надписи: «ПРОЕЗД НЕ ЗАНИМАТЬ!». В общем, так и родилась эта фотосерия, рождающая не совсем точные ассоциации…

Вообще, Барнаул — это совершенно особый город, о чём я не устаю твердить. Эх, живи я там, да создай босоногое товарищество, оно бы жило и по сей день! в этом городе, как-никак, и зародилась идея самого нашего портала, когда Татьяна Магера и Оксана Силантьева сначала заявились босиком в Алтайский госуниверситет, а потом снялись так на фоне памятника Ленину и сделали календарики! Тут много молодёжи и какой-то молодёжи невероятно раскрепощённой, свободной, неформальной. Алтайские девчонки босоножат со смаком, азартно, они своими голыми пятками буквально щеголяют — и вот тут бы была пропасть моделей, сонм прекрасных ног… Но, увы, Барнаул только из года в год нас встречал.

Фирменный кадр всех босоногих сообществ.

 

Босоногий парад в Барнауле. По главной улице, как будто с оркестром.

 

Магазины DNS тогда только у нас открывались. Как не сделать было такой живописный кадр?

 

«Экологическая акция» у «памятника Влюблённому». Что ж, и босиком в Барнауле одни ходят, а другие — вот так гадят…

 

Лиза утешает несчастного «влюблённого», не дождавшегося свою девушку.

Потом пошли в знаменитое байк-кафе, где уже были во время прошлого визита Андрея. Ну, конечно, поснимались на исполинских байках у входа, потом зашли внутрь и тут вот Ася и Лиза давай «жарить». Сами смотрите на фото…

На гигантских мотоциклах у байк-кафе.

 

 

Юлия Цугель была идеальной гидессой — из тех, что «за любой кипеш, кроме голодовки». С ней любому босотуристом было весело и приятно. Жаль только, больше хорошие люди ей попадались редко.

 

Девушки наши в байк-кафе оторвались, «поиграли в лесби», чем невероятно возбудили Карину…

 

Как видите, полная раскрепощённость. Настоящие секс-бомбы.

А другие развлекались армрестлингом. Карина, конечно, переборола всех подряд, но неожиданно уступила хрупкой Асе. Та «уложила» её руку, как Карина не тужилась.

Ася сначала победила какого-то субтильного юношу…

 

А затем положила «на лопатки» саму Карину!

 

Может, и на нас глядючи, может и сами по себе, но молодые барнаульские девушки охотно разувались.

ПРОКАТИ НАС, ПЕТРУША, НА ДИЗЕЛЕ!

Idea fixe для Андрея Фролова были низколетящие самолеты — взлетающие или заходящие на посадку. А надо сказать, новосибирский аэропорт «Толмачёво» расположен так, что воздушные лайнеры, заходя на посадку, как раз пролетают над центром города, причём довольно невысоко. Видя их в небе, наш Андрей останавливался и в восхищении задирал голову… Ну, это лучше, чем другой москвич, Влас Дюно-Липовецкий, помешанный на японских бетономешалках!

Так вот, Андрей всё хотел совершить пеший переход из Новосибирска в аэропорт. Я-то знаю, что это больше десятка километров, при этом путь пролегает по пустошам да натуральным болотам и от этой идеи его отговорил. Но «босопоход» нашим гостям надо было предоставить и я решил им такой маршрут предложить.

Долгая дорога до «Приморья», по рытвинам и буеракам.

 

Над крышами дачного посёлка. Alana, Лиза и остальные.

Да, напомню, что, кроме недостроя в центре города, мы наведались в «Приморье», рядом с которым я обнаружил великолепную «заброшку».  Она, кстати, стоит в прежнем состоянии до сих пор; вот где мы начнём съемки весны 2022 года, точно! Но тогда было первое её открытие.  И на гостей она произвела сильное впечатление… Полазили там вдосталь, покарабкались по стенам, и сопровождал нас приятель Андрея Курченко, андерграундный бард и поэт Сергей Якимович; на фото он есть — флиртует с нашими гидессами, а потом и вовсе, из солидарности, разулся.

Бард Сергей Якимович выступил в образе «ангела». потом этот костюм перехватила Alana.

 

Совсем не барефутер — но азартный неформал, Сергей тут же разулся, конечно.

Кстати, в этом походе впервые приняла участие и модель Alana, ставшая впоследствии музой моей и женой, пребывающая рядом до сих пор, успокоившая сердце моё и тело… Ну, идём дальше. В поход по железнодорожной ветке. Тянется она от Комсомольского моста, железнодорожного; проходит мимо центра МЕГА-ИКЕЯ, и мимо нашего пиввинкомбината, «ВИНАПа» (тогда еще не купленного поганым «Хайнекеном» и не начавшего гнать дерьмое пиво из концентрата, с осадком! — пр. авт.), а далее убегает в поля и… и фиг знает, где заканчивается. Точнее, я и тогда знал, где она заканчивается — уходит двумя ответвлениями на Опытный завод и Новосибирскую ГЭС, но вот где она петляет до того, я не знал. То есть это было в прямом смысле путешествие в никуда, в неизведанное…

Позирование на фоне неба. Alana, Карина и Рита-Мяут.

 

Главное — техника безопасности!

 

Как фотограф, Арт был очень доволен «натурой»! Жаль, что впоследствии, из-за какого-то надуманного конфликта по поводу его фотографий наши с ним пути разошлись…

 

А погода нам преподнесла сюрприз. Хлынули проливные дожди. И быстро превратили Новосибирск в болото; особенно на окраинах. Ну, сами понимаете, босоногим дождь в радость — и мы, не стесняясь всем этим, пошли. В качестве гидесс выступили Рита-Мяут, приехавшая с нами из Барнаула, Лиза и Женя Акимова.

Шлёпаем по мокрым улицами.

 

Босая женщина на остановке — без всяких признаков обуви! Кадр сделан буквально на бегу — мы запрыгивали в автобус.

Жили наши босотуристы, я сейчас вспомнил, в снятой на несколько суток квартире у железнодорожного вокзала; а там рядом находился небольшой магазинчик с игривым названием то ли «Удача», то ли «Успех», что-то в этом роде. Зашли мы туда затариться и я вижу диво дивное — упаковки красного вина по… 0,5 литра. Тетрапаки с пробочками. Вот это да! Обычно такой продукт фасуют в литровую тару, нести с собой неудобно, тяжело; а тут «Монастырская трапеза» в полулитровых пакетах! Ну, и набрали мы этого вина. Дальнейшее путешествие, как вы сами понимаете, проходило легко и весело. Что нам снег, что нам зной, что нам дождик проливной…

А дождик лил. Босоногая наша компания шлёпала по мокрым тротуарам, вызывая испуг прохожих. Ну, это я утрирую — испуг; нас, кстати, даже в метро, мокрых и босых, без звука пропустили, сказав: а, да, слышали, вы из Ассоциации! И трогательно посоветовали по лестничке идти, а не по эскалатору — вдруг ногу босую «затянет в гребёнку» (стандартная метрошная страшилка! — пр. авт.). В метро мы хохотали, пихались голыми ногами, пассажиры понимающе усмехались… Да, в десятом году Ассоциация Босоногих гремела на каждом углу.

В метро нас пустили, ни слова не сказав, только трогательно порекомендовав «спуститься по лестнице». Это 10-й год, это было давным-давно…

 

А мы хулиганили и нарочно пихались босыми грязными ступнями…

Приезжаем на место старта похода. О, какое было грязевое поле на конечной остановке транспорта, на улице Зорге! И мы вступили в неё, забулькала грязюка эта под босыми ногами нашими, под ступнями Риты-Мяут, запузыпилась меж пальчиками миленьких ног Лизы, зачавкала под широкими пятками Жени Акимовой! и пошли. По шпалам.

Наши гидессы грязи не боятся.

 

А она была фантастической. Арту пришлось подкатывать штанины.

 

Идём, не хлеб жуём, а винишко попиваем, шутим. И я думаю, что идти нам да идти хрен знает сколько, по полям безлюдным, средь которых стрелой пролегает линия. Ну, думаю, как раз, вечером дойдем. О плохом стараюсь не думать. Ну, привал сообразим, в крайнем случае… Откуда я знал, что там ландшафт такой убийственно-однообразный!

И внезапно… Сзади — гудок! представляете, идёт маневровый с парой вагонов-автосеток. Но не это оказалось самым большим потрясением. Сошли мы с насыпи, стоим; состав мимо проплывает и вдруг… останавливается! Белозубый машинист из кабины высовывается: далеко собрались?! Мы — да вот, поход, то-сё, не знаем, куда топаем… И он нам говорит: ЗАБИРАЙТЕСЬ НА ТЕПЛОВОЗ, ПОДВЕЗЁМ.

Это было невероятным. Вы вот когда-нибудь ездили на маневровом тепловозе? Нет. Хрен вам, и не поездите. Вы можете на персональном «Альфа-джете» на Багамы слетать с фотомоделями, а на маневровый вас не пустят. Ни за что. Никогда. Даже сцепщикам-рабочим туда запрещено заходить. Ибо — ТБ и прочее. а нас, босоногих, грязноногих, в нарушение всех мыслимых правил и инструкций, пустили. Взяли.

Босиком по тёплой, сырой, липнущей на подошвы, земле Сибири.

 

Карина обожала «ножкаться» вот так, с голыми ступнями наших гидесс. Что за этим стояло — гадайте сами.

Счастью не было предела. Убаюкивающе стучали колёса по стыкам. Гудел двигатель. Девчонки стояли на «палубе», вопя от переполнявших чувств. Андрея пустили в КАБИНУ (!!!), где машинист дал ему подержаться за штурвал управления. Одним словом, нашим гостям такая удача выпала, которую и в своей-то Москве они не видели…

В кабине действующего маневрового тепловоза. Обычный человек, не машинист, не попадёт туда никогда в жизни.

 

Полный отрыв… МЫ ЕДЕМ!!!

Оказалось, ветка эта вела не только на Опытный и ГЭС, она заходила (как и сейчас заходит) на станцию объединения «Новосибирск-Лада», и туда возили на этих автосетках новенькие «Жигули». Вот туда маневровый и шёл… Перед воротами автоцентра нас высадили и мы пошли уже дальше, на саму плотину, на набережную её.

Вот такое фантастическое путешествие мы совершили в один из последних жней визита. я долго искал эти фотографии, переживал, что без них статья будет неполной… и нашёл.

Босиком по микрорайону ОбьГЭС.

 

АНДРЕЙ И ГРАЦИИ

Вероятно, три бурных дня совершенно подкосили наших босотуристов. «Переели» они босоногих впечатлений. Придачу захворали: то ли Карина простудилась, то ли Арт Эмиус — отравился, я то ли оба синхронно, я уже не помню. Но на четвертый-пятый день на ногах бы только Андрей Фролов. Визит пришлось досрочно сворачивать, но Андрей мужественно выдержал ещё день и отгулял запланированные 4 часа с двумя моделями.

Прекрасная Элен и Андрей Фролов.

Одну из них звали Татьяна и была она йогиней с «Городов Солнца», девушкой жеманной и капризной, а вот второе чудо — это подруга Тани Анисимовой, Элен, про которую я упоминал в начале этого рассказа. Это само совершенство; ноги — загорелые, длинные, изящные, сексуальные, с длинными ровными пальчиками ступней, это фантастика. И по характеру Элен оказалась настоящим чудом — более позитивной девушки я не встречал за всю историю Студии. она просто лучилась радушием, оптимизмом, бодростью; и смуглокожая, бронзовоногая, босая товарищ без пяти минут прокурор шагала со мной по «Богдашке», по улице Богдана Хмельницкого; гуляла по земляным тропинкам Академгородка. Увы, меня в тот день нагрузили какой-то экскурсией и я при этом не присутствовал, оставив Андрея одного с девушками; тот потом рассказывал, что в полупустой маршрутке по пути в Академ кто-то пристал к Элен: мол, девушка, а у вас пятки не грубеют от хождения босиком? И ведь даже попросил потрогать» и возложила Элен свои чудесные ноги на сиденье и мял, щупал этот неизвестный мне варнак чудесные пяточки нашей гидессы совершенно бесплатно…

Ох, содрал бы я с него, с дикой наценкой.

Но, в общем, о визите больше сказать нечего. Он закончился.

Я только отметился с нашими гидессами, передав их с рук на руки Андрею.

ЕВГЕНИЯ АКИМОВА: НАВСТРЕЧУ СЧАСТЬЮ

И вот, погуляв с Андреем, посидев у него на коленях в томском трамвая, Женя Акимова начинает с этим молодым человеком долгую и тесную дружбу. Тот, приехав в Москву, разводится с женой; и уже через месяц счастливая Женя — ту-ту! — едет в Москву, к любимому.

Андрей вскоре сам перебрался в Новосибирск. устроился ведущим программистом в сибирский офис  Caterpiller, на сумасшедшую, по сибирским меркам, «американскую» зарплату. Купил Жене квартиру в центре города. И стали они жить да поживать, и гулять босиком вдоволь по городу, и на паре мероприятий Ассоциации засветились; и Женя до конца октября босиком щеголяла — в гамашах, по примеру Ольги Гавва…

И вот тут пошла такая пастораль, такая милота, что писать далее и боязно, и совестно. Нашли друг друга два влюблённых барефутера,  окунулись в море щастья и всё такое. Ан нет. Ибо через год с небольшим Андрей и Женей раз-бе-жа-лись. Женя осталась в Новосибирске,  в купленной квартире, Андрей вернулся в Москву.

Единственное сухое и чистое место мы нашли — так это напротив витрины кафе АЗС…

 

Арт погружается в сибирский чернозём…

 

Такой грязи москвичи ещё, наверное, не видели…

 

Но топали по ней босиком за милую душу!

И вот нельзя, невозможно, преступно не задать этот вопрос: а почему?! Ведь это буквально всех интересует, это гвоздевой вопрос: почему не получилось «идеальной босоногой пары», недостижимого идеала 99% читателей этих строк?! В чём причина?!

Может быть, у Андрея обнаружились какие-то недостатки, несовместимые с семейной жизни и дурные наклонности? Фантазируйте сами, что это могло быть; г-жа Акимова молчит на сей счёт, а мне лезть со своими сплетнями в это грешно.

Второй вариант — дескать, прошла любовь, завяли помидоры, настолько банален, что это не ответ, а уход от ответа. Сокрытие правды.

Остаётся, за молчанием Жени, признать не очень приятный факт: как нормальная самка-охотница, Женя охотилась «на мужика», этого мужика, причём состоятельного, нашла, попользовалась его щедростью, выкружила квартиру и успокоилась.

А что? Нормальный подход, практический. Ради это и голой можно погулять, не то, что босиком… У кого поднимется рука камень в неё кинуть, кидайте, у меня — нет.

Тем более, что эта история будет повторяться, повторяться и повторяться…

Как бы я не радовался каждый раз, не надеялся на лучшее, видя. как соединяются сердца босотуристов и гидесс, всё равно выходило каждый раз именно так, по такому сценарию. Поэтому поводу можно стенать, можно морализировать, но жизнь такова, какова она есть, и более — никакова.

И удивляться этому глупо.

 


Подготовлено редакционной группой портала. фото Art Emius и Studio RBF. Текст Игоря Резуна.