ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. 2011. БОСОПОХОДЫ: НАЧАЛО ПУТИ (серия № 41).

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. 2011. БОСОПОХОДЫ: НАЧАЛО ПУТИ (серия № 41).

Заканчивая рассказ про 2011 год, стоит, конечно, упомянуть босопоходы – регулярные босопоходы со школьниками, давшие толчок к проведению их и со взрослыми; но дети были первыми! Двенадцать босопоходов прошли они с нашим рассказчиком, главным фотографом Студии и Председателем (в то время) Новосибирской Ассоциации Босоногих, Игорем Резуном. И каждый приносил новые приключения, яркие эмоции. Рассказать о них в одной серии не получится, так что приготовьтесь к долгому чтению.

Редакция.


БОСИКОМ – ТИХОЙ САПОЙ

Так уж получилось, что этот текст я пишу заново, старый утерян; но это и хорошо – потому, что понимаю: в первом я пару раз крепко ошибся. Прежде всего, в том, что явление перед моим учительским столом пятерых учеников, заявивших о своём желании пойти в поход босиком (!!!), было для меня неожиданностью. Нет, это я их и натолкнул на эту мысль. Точнее, наталкивал, но и сам не представлял, что из неё родится.

А дело было так. Учебный год 2010-2011 я провёл в школе № 162 Советского района города Новосибирска. Совершенно легально, в статусе учителя; более того, в этой школе когда-то учился я сам. И сразу же, с первых дней, я стал организовывать походы для детей двух моих седьмых классов – «А» и «Б». Осенний поход, потом первый зимний; потом второй – на лыжах по льду Обского моря на остров Хреновый (да-да, остров с таким «народным» названием стоит до сих пор на глади водохранилища!). И во всех зимних походах была такая фишка: прошли до привала, согрелись у костра, попили горячего чаю и я показываю «смертельный номер». Снимаю берцы, носки и выхожу босиком на снег. Кому не слабо?

Босиком на снегу попрыгать — что может быть веселее в зимнем походе? И они это с радостью делали. Но я полагал, что до лета они все эти радости забудут.

«Не слабо» было многим. И вот смотрите, что получается – опять в авангарде шли девчонки. Пацаны хихикали, но повторить не решались (за исключением единиц). А девки стаскивали с ног кроссовки зимние, и зажигали голыми пятками на любом морозе. Немного, правда, оно и понятно – много бы не разрешил; но даже минута-две на обжигающем босые, совершенно непривычные к этому ступни, это фонтан ощущений. Секрета из того, что я возглавляю целую ассоциацию любителей «побосячить», как обычно говорили, я не делал, равно как и из старого портала «Босиком в России»…

Тут надо сказать несколько слов о директрисе этой школы, Анне Михайловне. Совершенно «фарфоровая» дама, насквозь гламурно-холёная, она быстро поняла, что на этом можно отлично сыграть: поэтому не только разрешила, а ещё и благословила специальную «Программу физического закаливания и оздоровления молодёжи» в школе, в рамках этих вот походов. Этим она пару раз щегольнула в директорской среде – вот, мол, какие мы продвинутые, получила даже какое-то финансирование (до нас оно, правда, не дошло), сняла с этого мероприятия все пенки и благополучно забыла. Более того, когда в августе привлечённые к «практике», то есть банальной уборке школы от последствий летнего ремонта, дети стали  гонять по ней босиком, директриса возмутилась: это что такое, что за бардак, это всё-таки Школа, Её Величество!

Настя Чащина (вверху) и Катерина Фомель (внизу) пробуют на себе босоногие зимние ощущения.

Но не будем забегать вперёд. Итак, испытание снегом мои ребята прошли и я полагал, что дальше этого, мини-экстрима дело не пойдёт. Однако реальность оказалась круче всего того, что я мог бы придумать, как литератор.

ПЕРВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Конец апреля, снег уже сошёл, тоскливыми кучками спрятался в лесополосах, по берегам Обского; тротуары чисты, весной пахнет неимоверно, как озоном после грозы. Уже тепло. Куртки у всех распахнуты, под ними – лёгкие футболки. В школе перестали следить за ношением сменной обуви – чисто же уже, типа. И вот подходят ко мне после урока четверо. Один мальчик и три девочки. Я до сих помню, кто. Катерина Фомель, Настя Чащина, ещё одна рыженькая кудрявая хохотушка Женя и мальчик, имени которого не помню. И говорят: мы, мол, хотим с вами в поход пойти. Да, говорю, хорошее дело, уже тепло, можно… И окончание их фразы повисает в воздухе звенящим эхом:

— …пойти босиком!

Я даже сначала не понял, что они сказали. Переспросил. Изумился. Но ведь, отвечаю, земля ещё холодная… вы хорошо подумали?! Выдержите?!

— Да! Выдержим! – почти хором подтверждают они.

Ну, скажите мне на милость, откуда у типично «академгородковских», благополучных детей могла взяться в голове такая блажь?! Более того, это ведь были совершенно разные дети! Тихая умница-отличница Катерина из интеллектуальной еврейской семьи; безбашенная пофигистка Настя, скромная застенчивая Женя, мальчик Дима в очках, смешно-неуклюжий, и этот пацан, совершенно ничем не выделявшийся, и ещё один, в красной курточке. А позднее к ним присоединится первая красавица класса Настя Зимонина, и тут я вообще обалдею…

Да, так вот оно и было, и это было шоком. Я совершенно не надеялся развить это в некое долгоиграющее мероприятие, привязать к деятельности ассоциации – она и так жила ярко и бурно; и поэтому решил поступить, можно сказать, совсем наоборот. Убить эту идею в зародыше. А-а, босиком хотите? Ну, я вам устрою испытание. Всем, чем можно, для ваших босых ног. Чтобы дурь из вас выбить и чтобы вы больше меня о таком кошмаре не просили.

Вот они разуваются. Да, на холодной апрельской земле. Мне казалось, что буквально через полчаса всё это закончится. Подурачились, и хватит.

 

Первые шаги босиком по лесной подстилке. Ох ты ж, ё-маё… Кто ходил — знает!

 

Только прошли лес. Катерина уже умудрилась где-то вляпаться в грязь и с интересом разглядывает свои испачканные ступни…

…Собрались на лесной опушке за остановкой «Цветной проезд», откуда начинается один из традиционных путей на пляж Академгородка. Ну, говорю, разувайтесь, прячьте обувь. Вот они стоят: Катерина разулась первая, красиво приподняв аккуратную ступню, прячет кроссовки в рюкзак. Вот Жена придвинула свою ногу к настиной – кокетливо так, сравнивает, наверное; но у обеих – белые, незагоревшие, такие на вид слабые. Настя же с усмешкой наблюдает за пятым участником, вторым из двух мальчиков – очкастым «ботаником» Димой, который копается со своей обувью, закатывает края джинсов. Вот отсюда, с этого места, и начался первый в истории Ассоциации детский «крестовый поход», точнее босоногий, да простит мне мировая История это неуклюжее и не очень корректное сравнение.

Катерина на шишках. Специально встала. Тоже интересно — ух, как колятся!

Пересекать надо гудящее потоком автомобилей Бердское шоссе. Ну, и ладно, там есть знаки пешеходного, нерегулируемого перехода, но… Но мы же не ищем лёгких путей, верно? И я спускаю детей под путепровод – тут внизу пролегает линия железной дороги, ведущая на Алтай. По глинистой осыпи, по отколовшимся кускам бетона и камням. Попискивают, но идут; поскальзываются, цепляются друг да дружку.

Можно было и по пешеходному переходу. Но разве это интересно для босоногих?

 

Настя и Катерина. Пятьсот метров по щебёнке — умри, но пройди!

 

Дима и Женя. Ох, ах, больно! Но надо.

Огляделся – на горизонте поездов нет, отлично. Так! – командую – до того вон столбов идёте БОСИКОМ ПО НАСЫПИ. Да. Голыми ногами по крупному железнодорожному щебню. А это метров пятьсот. Из соображений безопасности не назначил дистанцию длинней.

Пошли. Охают, ахают, вскрикивают. Но идут, черти! ни один не спрыгнул трусливо с камней. Эти, выпаренные в кроссовках, ноги перемалывают камни, те отчаянно хрустят. Я глазам своим не верю и происходящее кажется неким сном…

Босиком по ости жёсткой прошлогодней травы. Ощущений — море…

 

Катерина войдёт в историю портала славной строкой: на её счету будет только одна фотосессия, но зато девушка будет принимать участие во всех босопоходах и в программе «БосоПатруль»; приведёт туда свою сестру красавицу Марию (к нашей горечи, скончалась в 2020-м году от рака), будет одной из самых активных… Сейчас она живёт в Академгородке, воспитывает дочь, упорно работает и, увы, совсем не имеет времени сниматься. но она БЫЛА — и это здорово!

Ладно, спустились вроде как на берег пустого ещё, мёртвого в этот сезон, пляжа. Конечно, можно пойти «по песочку», пусть и холодному, но доброжелательному. Нет! Я гоню их по верху, по тропинкам. Там травка. Вернее, остатки её, высохшей, прошлогодней, ставшей иглами деревянными. Острая ость впивается в нежные подошвы, под пятку; попробуйте сами и поймёте, что это за пытка. Жду, пока они взмолятся и попросят всё-таки достать из рюкзаков обувь.

Нет. Идут. Вот же мерзавцы! Идут и ещё и хохочут, дурачатся, пересмеиваются.

У самого конца официального пляжа наткнулись на остов старого оранжевого «Москвича». Ну, естественно, мои дети с визгом полезли на его продавленную крышу, на ржавый горячий металл, стали пихаться, кричать что-то развесёлое. У меня от волнения даже палец, нажимающий на спуск, занемел. Это ж какие кадры исторические я снимаю! Больше такого не повторится никогда, хлебнут они экстрима и забудут навсегда, у них есть свои компьютерные игры, телефоны… Ох как я ошибался.

 

Кстати, за всё время этого пятичасового путешествия в телефоны мои дети не утыкались ни разу. Совсем. Более того, когда Настя Чащина стала переживать, что-де не сказала маме, когда придёт домой, не предупредила, и как же это сделать, то Катерина ей говорит: так ты позвони! А! – восклицает Настя. – Да, точно, у меня же телефон есть!

Вот такой вот «побег от реальности», по полной программе.

А потом случился совсем курьёзный случай. Мы уже шли по берег Обского, по этому самому плотному холодноватому, хотя местами уже хорошо прогретому песку и вдруг я замечаю, что мои девчонки как-то странно косятся влево, в сторону береговых кустов. Я глянул туда и обомлел…

Я совсем забыл, что мы, ничтоже сумняшеся, пошли прямо через тот участок пляжа, который считается «резервацией нудистов». И что они, с первыми лучами солнца, уже начинают ловить загар. И стоят там два джентльмена, с «тирольских» шляпах, в сандалиях и… совершенно голые. И хозяйство у них, простите, встало торчком.

Ну, вот что делать?! Поворачивать? Обходить этот участок? А ведь негде обходить то – в кустах мы и того хуже увидим, вполне вероятно. Я гаркаю: «Отряд! Всем смотреть вправо!». То есть на ледовую гладь Обского. Хихикают, обвернулись, но всё, что надо, уже увидели. А нудисты, в основном мужского пола, хотя было на что там посмотреть и нашим юношам – они выглядывают из этих кустов вол всей своей нагой красе и удивляются: что это за босота одетая топает по их исконной территории?

Вот так мы прошли до места, где речка Зырянка, вытекающая из Ботанического сада, впадает в Обское, виляя по песчаному берегу, запруженная брёвнами «плавника», гниющего тут годами; здесь, кстати, и бобры водятся – и дети их видели, как чудо чудное, диво дивное. Не в учебнике зоологии  и не в зоопарке, а живьём.

По брёвнам, уходящим из-под ног, набегались вволю… И даже бобров вроде видели. Это как раз устье Зырянки, впадающей в Обское море.

 

Тут мы и сделали привал. Костёр, благо что горючей древесины много: вымоченный в пресной воде, выстуженный морозами, потом высохший до каменной крепости на солнце, «плавник» горит яростно и жарко, как порох.

А вокруг – лёд и снег. Да, он сходит с берегом нашего водохранилища только в конце мая – начале июня, это же Сибирь, детка! И как давай девчонки носиться босиком по полям этим ледяным, с гиканьем…

Тут надо сделать лирическое отступление. Да, именно этот момент стал для меня самым эпичным. Ибо я вспомнил одна тысяча девятьсот восемьдесят третий год, когда, зелёный старшеклассник, заканчивал восьмой класс. Впереди девятый, десятый и «аттестат зрелости». Самый, что ни на есть злостный пубертат, когда любая часть обнажённого тела одноклассницы, любой кусочек его, вызывает неимоверное томление духа, когда трясёт и корёжит… И вот после «выпускного», формального (настоящий , с платьями и торжественностью, ждал через два года!), пошли мы с классной руководительницей, Галиной Алексеевной, на берег моря. А с нами и другая учительница, миниатюрная яркая шатенка Елена Александровна, которая вела у нас «Основы государства и права» — был такой умный и нужный, не чета нынешнему идиотскому киселю «обществознания», предмет у нас в советской школе.

Было это уже в конце мая; тепло было, как летом, но ледяные массивы сковывали ещё берега. А песок уже раскалялся от солнца! И вот на песке разулись единицы. Некоторые наши девчонки, и из взрослых только Елена Александровна. Я видел её красивые, миниатюрно-женственные ступни с алым польским лаком на удлинённым ногтях. Видел наших девчонок.

Я сам тогда был таким же зачумлённым «ботаником», как и мой Дима в этом походе; я сметь не смел разуться, даже думать не мог об этом, даже проявить как-то интерес свой к этим девичьим бесшабашным ногам страшно было; смотрел искоса, шею сворачивая, прикрываясь рукой, маскируясь, как Штирлиц в рейхскацелярии… И вот пошёл я в кустики, по определённой нужде, да так и застыл со спущенными, простите штанами.

Мои одноклассницы – совсем как сейчас походницы мои! – гарцевали босиком на ледяном покрове. Божественные смуглые ступни черноволосой «испанки» Любы Шаниной, крепкие белые ноги Оли Эмих, Тамара там была, рыжая бестия… Бог ты мой! Вышибло сознание, помутило; я бежал оттуда в страхе, едва свои дела сделав. Мои. Одноклассницы. Босые. На снегу. Невероятно.

…А сейчас эта картинка всплыла в памяти я задохнулся. Конечно, я тоже пошёл туда, на этот снег, прыгал вместе с моими девчонками, смеялся, хлопали босые подошвы, весело было и пьянило каким-то возвращённым, недопитым в своё время детством, искупление это было, возвращение сладостное. Потом встали, соединили ступни голые в кружок, сделали фото: вот мои, вот катькины, маленькие, вот настины, нахальные, и мои.

Красота.

Настя Чащина лихо бегает и ходит по снегу. Она первая раскусила этот кайф!

 

И надо сказать, что этим ногам, конечно, досталось. Досталось и во время перехода по насыпи, и по колючей траве. И ведь никто не ныл, не жаловался. Поразительно, но девчонки хвастались даже «боевыми ранами» друг перед дружкой: вот Катерина пяточку круглую показывает – я смотри, Настька, я тут кожу содрала! А та ей в ответ показывает: да я вообще вон, порезалась, тут и тут вот поцарапалась…

Они воспринимали это, как награду. За свою смелость, наверное.

Ну, а кульминацией был переход под путепроводом железной дороги. Здесь под бетонными арками, течёт Зырянка; речка очень чистая, просеянная сквозь торфяное сито кольцовских болот, никакой химической гадости, никаких свалок. Но тут она застаивается; в сумраке тоннеля цветёт. И становится озерцом с отвратительной на вид, оранжево-коричневой жижей, пузырящейся, попахивающей гнильцой – ну, как на болоте пахнет, нормально. На неё даже смотреть страшно, ибо цвета она ровно «детской неожиданности», если не сказать грубее.

И обратно мы пошли ПОД ЭТИМ МОСТОМ.

Ну, вот. Фотография красноречиво показывает весь ужас этого болотца под бетонными сводами.

 

А мы — прошли. И хвастаемся грязными босыми ногами. Нужны ли комментарии?

Мои дети, мои девки и пацаны, шлёпали по этой жиже, удивляясь, конечно, и взвизгивая; скользя и охая, но шли. Вот мы стоим на другом конце тоннеля – и гордо показываем перемазанные в этой болотной грязи ступни.

Вот это было что-то с чем-то.

Надо ли говорить, что на обратном пути через Ботанический сад, когда встретилось море жидкой, маслянистой глины, развезённой колёсами тракторов, туда прыгнули все? И отличница Катерина, «домашняя девочка», и отчаянная Настя, и очкарик Дима. И месили её, эту чёрную сибирскую «грязюку» с таким упоением, таким восторгом, будто был это шоколадный торт. Сладкий даже на ощупь.

Но самый кайф — это по грязи густой, липкой и чавкающей под ногами. Если бы можно было, они бы в ней купались.

 

 

После таких «грязевых ванн» что нам какие-то там шишки!

Таков был первый поход. Кстати, на нескольких фотографиях я замечаю Андрея Фролова (Битцевского) – он жил уже в Новосибирске. Но когда, на каком этапе он присоединился к нам; был ли с нами во время прохода по нудистскому пляжу – ей-Богу, я не помню. В любом случае он наверняка диву давался, насколько сильная Новосибирская Ассоциация Босоногих, если такие штуки заморачивает, которые в Москве делал Кирилл Корчагин и ряд других активистов – но только со взрослыми и без такого пафоса!

Это «парадное» фото даже попало на страницы местной газеты «Бумеранг» — вот, мол, как здорово, наши школьники закаляются! Лежит где-то в архиве.

 

Этого юношу я не помню. Кажется, чей-то знакомый. Прибился к нам по пути. Но разуться так и не решился.

И вот мы вышли в город. Грязноногие, перепачканные. Никто и не подумал о том, чтобы где-то ножки помыть, обтереть, придти домой «прилично», обутыми. Так и топали до своих подъездов, своих квартир, своих родителей…

И этот поход стал первым – и очень быстро они захотели ЕЩЁ! Кто бы сомневался…

Слева направо: мальчик «номер один» (потом сойдёт с дистанции босопоходов из-за застарелой спортивной травмы ноги; мальчик «номер два» (вообще не помню, больше не ходил); Катерина Фомель, Игорь Резун, Женя, Настя Чащина.


Подготовлено редакционной группой портала. Текст Игоря Резуна. Фото Студии RBF.

 

Контент статьи, как полностью, так и его элементов как то текста, фотографий, подписей под фотографиями, составляет объект охраны авторских прав, согласно документам от 19.07.1995 № 110-ФЗ, от 20.07.2004 № 72-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ. При пере публикации, копировании для публикации текста статьи, равно как и фотоматериалов, требуется официальное разрешение правообладателя портала. Мнение авторов публикаций могут не соответствовать мнению редакции. Фотографии не противоречат законодательству РФ, в частности, статьям 242, 242.1., и 242.2 УК РФ. Все фотографии публикуются на основании имеющихся в распоряжении редакции портала договоров, а также официальных согласий изображённых лиц на распространение личных данных. Фотографии несовершеннолетних моделей портала и Студии публикуются на основании письменных разрешений родителей о передаче прав на публикацию фотографий в открытом доступе. При публикации фотографий из Сети Интернет указывается источник фотографии. Все претензии к содержанию данного материала рассматриваются редакцией в двухнедельный срок после получения официальной претензии в письменном виде по почте, по адресу: 236016, г. Калининград, ул. 9 апреля, д. 7, кв. 33, Дапкусу В. О., либо в электронном виде по e-mail: vlad_warior@mail.ru, с приложение скана паспортных данных заявителя. Редакция оставляет за собой право отказать в удовлетворении необоснованных претензий без ответа заявителю.