В ГРУДИ ПРАВДЫ НЕТ. Интервью с Варей и Кариной.

В ГРУДИ ПРАВДЫ НЕТ. Интервью с Варей и Кариной.

Началось всё с того, что читатель нашего портала, наш давний и добрый друг Алекс ВВыходцев (Москва) прислал фото очень позитивной, милой девушки, рассекающей босиком в городе – и это в начале весны, когда мы в Сибири сезон ещё не начинали! Мы за неё порадовались. Стоило опубликовать её фото в группе нашего портала ВКонтакте, как её узнали – это же героиня публикации в Сети Интернет.  Тогда, в феврале этого года, историю с пострадавшей в метро девушкой рассказывали все СМИ… Ну, а дальше – больше. Оказалось, что «под раздачу» попала и её подруга Карина и что сама Варвара – нудистка (мы делали о них большой материал). Ну, как было не связаться с этой девушкой и её подругой, тем более, что мы ей очень посочувствовали? С Варварой Антоновой и Кариной Графенберг беседует шеф-редактор портала, Игорь РЕЗУН.


Варя Антонова и её босоногий друг. Оба позитивные и с чувством юмора…

— Вы живёте в Мытищах. Не было желания перебраться в саму Москву? Если нет, то почему?

В. А.: В Мытищах живу уже три года. С мужем снимаем квартиру. Подумываем о своём жилье, в Москве точно не потянем финансово. Нам, в принципе, всё равно где жить, мы не привязываемся к определённому месту. Где получится, там и живём.

— А вы, Карина, москвичка?

К. Г.: Я родилась в Московской области, в городе Воскресенске. В Москве живу шесть лет.

Варя Антонова получила профессиональное образование  психолога. Чтобы «разобраться в самой себе…»

— Варвара, кто вы по образованию и кем работаете в настоящее время?

В. А.: По образованию я психолог. В данный момент не работаю.

— О! У нас вакантна должность главного психолога по вопросам барефутинга и фут-фетиша. Правда, только на общественных началах. Не возьмётесь?

В. А.: Извините, нет. Я получила образование для себя, чтобы самой в себе разобраться. Никогда не собиралась работать по специальности. Это как с рисованием: пока сам хочешь, рисуешь в радость, когда начинают заставлять для урока рисовать чашу с фруктами при том, что сам хочешь рисовать корабль — напрягает.

К. Г.: Я журналист по образованию, работаю заместительницей руководительницы отдела мультимедиа в информационном агентстве. Занимаюсь организацией съёмок новостных фоторепортажей.

— Интересно, а в детстве вы кем мечтали стать, Карина?

К. Г.: Мечтала быть журналистом и взять интервью у Наталии Орейро, моя мечта сбылась.

— А вы, Варвара, кем хотели быть, когда были маленькой?

В. А.: Даже не задумывалась об этом. Знала только, что вырасту хорошим человеком, способным поддерживать родных мне людей. Вроде получилось.

— Варвара, вы провели детство в Казани. Где вы там жили? И почему переехали в Мытищи?

В. А.: В Казани где только ни жила. Можно сказать, везде понемногу, в разных районах. Летом 2017 года познакомилась с будущим мужем, он сам в Чувашии жил. Решили обосноваться в пределах Московской области, чтобы мужу было удобнее летать на работу,  — он вахтовик.

Эти фото Алекс Выходцев прислал нам в начале весны, и даже по одежде девушки можно понять: холодновато. А она уже босиком!

— Прежде, чем мы коснёмся февральского инцидента в метро, хочется немного поговорить о вашем увлечении. Мы в своё время публиковали большое интервью Алекса Выходцева и его жены Инги о нудизме. И вот там прозвучало вот что: нудисты и натуристы – немного разные люди. А вы вот к кем себя относите? И почему?

В. А.: Я не особо сильна в терминологии, поэтому сложно сказать, к кому я себя отношу. Мне просто удобно загорать и купаться без одежды, чтобы тело дышало.

К. Г.: Честно говоря, я тоже не вдавалась в тонкости различий этих терминов и не видела интервью Алекса, хотя с ним знакомы. Одно точно знаю — я не эксгибиционистка и не вуайеристка, а эти тенденции, увы, многие примешивают к нудизму в том числе и сами посетители пляжа.

На ВК-странице Вари слоган: «Пусть Солнце освещает Ваш путь и оберегает от негатива. Всех обнимаю! Солнце за нас!». А ещё раньше был: «Хожу босиком и радуюсь жизни!». Всё бы так…

— Карина, ну Бог с ними, с эксгибиционистами. А вуайеристы чем мешают? Неужели вам, как женщине, неприятно, когда вас разглядывают и восхищаются вашими – без иронии! – формами?

К.Г.: Нет, мне, как женщине, совершенно неприятно внимание ко мне мужчин. Это очень распространённое заблуждение, что каждой женщине это всё должно быть приятно. Я знаю многих женщин совершенно разных форм, которые также всё это не любят.

Тем более, что чаще всего такие знаки внимания оказываются довольно настойчиво и противно. Но я вежливый человек, всегда спокойно и уважительно отказываю. Выйти из себя могу, только если не понимают слов. Мне, кстати, в жизни тоже некоторые мужчины отказывали, и это нормально.

— Вообще, как у вас у обеих сформировалось у вас это ощущение наготы как нормы? В каком возрасте? Это был долгий поиск самой себя или какое-то внезапное озарение?

В. А.: В какой-то момент в пятнадцатилетнем возрасте просто захотелось искупаться нагишом. Понравилось. С тех пор стараюсь почаще, так сказать, нудить. В основном выбирала дикие озера, дабы не смущать незнакомцев.

Карина сама отобрала фото из своей коллекции и прислала его нам. А что? Мы красивые тела любим не меньше, чем красивые ноги.

К. Г.: Ну, у меня никогда не было ощущения, что нагота — это что-то плохое, я всегда понимала, что тело естественно, очень повезло, что никто не навязал мне вины и стыда, как это часто бывает. Мои родители не были нудистами, но, тем не менее, они люди довольно свободных взглядов Открыла нудизм для себя пару лет назад, не могу сказать, что стала фанаткой отдыха без одежды, но иногда практикую.

— Вы обе – девушки довольно пышных форм. Это вам по жизни мешает или помогает? В школе «толстушкой» никого из вас не дразнили?

В. А.: Вы знаете, дразнилок я избежала. Думаю, в этом заслуга мамы, она мне с детства дала установку, что я «не толстая, а милая». Это дало положительный результат и сформировало мою самооценку.

Я люблю себя и своё тело таким, какое оно есть, у меня никогда не было комплексов по поводу внешности, я с детства позитивно мыслю. Вероятно, это также поспособствовало тому, что других людей в основном ко мне тянет, а не отталкивает.

К. Г.: В школе я была маленькой и худенькой. Вес постепенно увеличивался. Не оцениваю это с позиции однозначного вреда или пользы, это просто я и то, что со мной происходит, и я это принимаю. Здоровье у меня крепкое. Из явных плюсов: параметры, далёкие от модельных, защищают меня от внимания мужчин, для которых женщина — это красивая игрушка для удовлетворение своих потребностей.

Хотя и не полностью защищает, они всюду. Ещё, когда занимаешь больше места в пространстве, чувствуешь себя увереннее, крепче стоишь на ногах, и для других твои слова становятся весомее. Маленьких девушек иногда воспринимают почти как детей, это проблема для них. Из минусов — мне сложнее найти одежду и обувь на мой сорок второй размер…

— Если говорить о нудизме, то сексуальную составляющую убрать невозможно, или это будет уже ханжество. Вы сами оцениваете с сексуальной точки зрения обнажённое мужское тело? А женское?

В. А.: Здесь я с вами немного не соглашусь. Например, есть асексуалы, они не испытывают сексуального влечения к другим ни в одежде, ни без неё. Я сама являюсь асексуалом. На пляже я, конечно, смотрю по сторонам, и мой взгляд может зацепиться за конкретного человека, но только в эстетическом плане. Я могу оценить комплекцию или загар, причёску, походку, поведение в целом.

— Хм, «асексуал»? У меня тоже психологическое образование (правда, не законченное, без корочек), и тут я в недоумении. В каком смысле «асексуал»? Вы фригидны? Уж простите, но как тогда с мужем-то живёте?! Асексуала не возбуждает ни секс, ни мысли о нём… Скорее, вы просто не связываете эстетику обнажённого тела собственно с эротикой.

В. А.: Считайте, что фригидна, если вам так удобнее… Мне всё равно, кто и как обо мне думает. С мужем живём нормально, его секс в классическом понимании тоже не интересует. Но, думаю, этого раскрывать в данном интервью не нужно. Не слишком обывательская тема. У нас перемена ролей.

К. Г.: Я добавлю: секс — это только одна из возможностей человеческого тела. Важная и классная, но не единственная. Поэтому важно уметь воспринимать человеческое тело спокойно, как воспринимаем животных и деревья, например. И нудизм, по-хорошему, должен в этом помогать. Когда человек впервые приходит на нудистский пляж, ему тяжело и непривычно. Он разглядывает тела, испытывает много эмоций. А потом уже даже внимания не обращает, у кого там какие анатомические особенности.

Что до меня, то те люди, которые меня возбуждают, возбуждают всегда, что в одежде, что без. А большинство людей я не воспринимаю в качестве потенциальных партнёров. Это личная особенность влечения. Но все человеческие тела я считаю прекрасными.

— Когда вы впервые оголились в компании незнакомых людей?

В. А.: Первым оголением в компании, скорее всего, можно считать лето 2018 года. Именно тогда я узнала про существование нудистского пляжа в Москве и познакомилась с Алексом и Ингой. Они и были моей первой компанией.

К. Г.: А я — впервые пару лет назад, когда приехала на нудистский пляж. У меня возник интерес, я познакомилась с молодым человеком в теме, по общению он показался адекватным, и мы поехали. Мне было легко раздеться, очень понравилось ощущение свободы от обнаженного тела на солнце и в воде, в этом сезоне уже пару раз ездила. Не нравятся только некоторые особо навязчивые посетители, но я для защиты от них беру водный пистолет: если не понимают слов, пусть понимают через агрессивную защиту, хотя бы в такой мягкой форме.

Пускание мыльных пузырей во дворе. Тоже позитив!

— Ваш знакомый Алекс Выходцев, в частности, в том материале сказал, что «нудизм уже не тот». Слишком много там мутных личностей, сексуально озабоченных, тусовки нудистов потеряли прелесть первых годов, действительно дружеских компаний. Это действительно так, как вы считаете?

В. А.: Об этом мне сложно судить, я не застала «нудистские тусовки первых годов». Считаю, что мутных личностей в Серебряном Бору достаточно именно из-за дикости пляжа. Там же нет ограждений, просто негласное соглашение, что там нудистская поляна. Сама порой сталкиваюсь с навязчивыми неадекватами, но этого не избежать. Просто стараюсь не обращать на них внимания.

— Ну, тогда надо носить в дополнение к «голому костюму» и перцовый баллончик…

К. Г.: Перцовый баллончик, кстати, после той истории тоже со мной всегда, на всякий случай.

У Вари не собачка и не кошечка, обратите внимание…

…а гордое животное — Агата фон Кроль!

— Итак, коснусь этой неприятной истории в метро. Сразу скажу, что и я, и читатели нашего портала однозначно будут на вашей стороне. Поведение человека, набросившегося на вас с кулаками, мерзко, это типичный мужчина-примитив (мне бы, например, в голову не пришло просить незнакомую девушку оголить грудь, но если бы пришло и она это сделала бы, я бы восхитился формами, поблагодарил бы и ушёл). Но меня в этой ситуации интересует другое. С чего вдруг он решил это попросить? Вы же сидели в метро не голые, на улице – февраль, вы явно были тепло одеты… Психопатическое какое-то поведение с его стороны. Но вы говорите: «Сначала я для нашей же компании расстегнула кофту и сделала жест буквально на секунду — открыла и запахнулась. Никто из посторонних этого не видел. Это видели только двое людей, которые сидели прямо напротив меня» — а зачем вы это сделали? Каков был контекст?

В. А.: Мы ехали домой после спектакля театра Ганина. Там мы были нагишом, это разрешается на постановках. Мы ехали в весёлом расположении духа, я немного выпила, вот и решила сделать данный «жест». Один из пассажиров вагона, видимо, сбоку увидел, что я распахнула кофту, подошёл к нам якобы познакомиться, попросил повторить действие на камеру. Я оценила обстановку: детей в вагоне нет, поблизости места пусты — вот и повторила. Его другу, сидящему на прежнем месте в другом конце вагона, это не понравилось, с его стороны посыпались оскорбления, на которые я старалась отвечать максимально вежливо и отвлечённо, дабы разрядить обстановку, что ему также не понравилось.

К. Г.: Прошло достаточно много времени, я плохо помню детали произошедшего. Но мы ехали после спектакля, Варя была в хорошем настроении, она танцевала, кривлялась, подходила к нам обниматься, это изначально привлекло внимание парня. Я в тот момент общалась с другим знакомым в нашей компании и обратила внимание на неё, уже когда она позировала для фото.

Концептуальный театр Кирилла Ганина — одно из самых скандальных мест арт-Москвы…

И играть там можно голышом, и в зрительном зале сидеть. Райское место, не так ли?

Надо ли говорить о том, что обувь актёры этого театра, мягко говоря, не жалуют?

— Да, «Концептуальный театр Кирилла Ганина» я хорошо знаю, в нём даже играла наша бывшая новосибирская босомодель Анна Тараданова, ваша, Карина, коллега – журналистка, а теперь  ещё и актриса, и певица.

В. А. Да, на постановках театра Ганина разрешается находиться обнажёнными в зале. Нам пару раз даже выделили отдельный стол (постановки ставились в кафе «Без повода»). На сцене также обнажаются как актёры, так и зрители, участвующие в интерактиве.

— И всё-таки… Варвара, я рискую вам показаться убийственно нудным, но всё-таки. Ваша компания сидит в одном конце вагона, двое гоблинов – в другом. Вообще, в репортаже «Комсомольской правды» ваши слова приведены: «Я решила пошутить и распахнула кофту на секунду в сторону моей подруги…». Это вот так было. А подруга, которой грудь показывали, – это Карина?

В. А.: Да, Карине, она сидела напротив меня.

— Ну, чем же закончилось эта неприятная история – ведь вы написали заявление в полицию?

В. А.: Дело еще рассматривается. Из-за ситуации с коронавирусом и самоизоляции я не могла довезти нужные справки в отдел.

Я и там, в полиции говорила, что, если я нарушила какой-то закон, предъявите мне обвинение в хулиганстве. Я прекрасно осознаю, что я хулиганила, но это не даёт никому права бить людей. Нападавший же мог связаться с машинистом и сдать меня в руки правоохранительных органов, а не руки распускать.

— Вообще, публичное обнажение – это интереснейший психологический феномен. Я бы вам много мог на эту тему рассказать, включая личный опыт, но разговор сейчас не о том. Только скажу, что ощущение перехода границы, сладкая запретность этого, сама по себе, присутствует. А вы её чувствуете? Где-нибудь вы публично ещё обнажались, не говоря о нудистском пляже? Вы не пробовали ходить по городу без нижнего белья под одеждой? Некоторые говорят, что ощущения такие же, щекочущие.

В. А.: Меня лично не «заводит» публичное обнажение. Я хожу нагой там, где это позволено. А именно на постановках театра Ганина и в музее эротики «Точка G». Там же разрешено находиться обнажёнными. Я не обнажаюсь там, где это не разрешается.

Лично я не вижу в этом действе ничего «щекочущего». Сколько людей, столько и мнений. Единственное, почти всегда я хожу без лифа под одеждой, просто не люблю стягивающие ощущения.

К. Г.: Про себя могу сказать, что притяжение запретности — не моё. Публично я обнажалась на нудистском пляже и в эротическом театре. Но мне бы хотелось, чтобы это было разрешено везде. Кстати, в метро нет официального запрета на обнажение, а вот на то, чтобы быть без обуви, в правилах есть, это нельзя. Ну и вообще, в законах не прописан запрет на обнажение. Некоторые пытаются притянуть это к «хулиганству», но это весьма спорно.

К мелкому хулиганству, на мой взгляд, относится что-то выпадающее, явное неуважение к обществу и приставание к прохожим, а обнажение никак не является неуважением. Всё в головах…Кстати, я люблю ходить без трусов под штанами и бюстгальтер не ношу. Никаких щекочущих ощущений в этом для меня нет, просто так удобнее.

Варя Антонова на прогулке по Яузе. Апрель 2020.

— Во многих репортажах СМИ сказано, что на вас, Карина, он накинулся потому, что вы были в дредах. Кричал: «Эй, зачэм ты яркая такая?!»

В. А.: На Карину он накинулся только потому, что она встала на мою защиту и пыталась отгородить меня от ударов. Чем и перетянула агрессию нападавшего на себя. Он вообще наносил удары всем подряд из нашей компании, и девушкам, и парням, которые пытались его от нас оттащить. У нападавшего были расширены зрачки и слишком резкие движения, подозреваю, он был под действием каких-то веществ. Дредов у Карины нет, и дреды, и «неподобающее поведение» были только у меня.

К. Г.: Я думаю, всё дело в том, что он привык к тому, что мужчины вместо того, чтобы научится контролировать себя, пытаются контролировать женщин. Это ужасно и, к сожалению, очень распространённо.

— Понятно, что вы столкнулись с «кавказским менталитетом», вещью очень специфической и с точки зрения цивилизованной Европы, в принципе, являющегося извращением. Я думаю, вы это понимаете. Но такая реакция могла быть и типично русского мужчины, не находите? Вы сталкивались с оскорблениями и тому подобными вещами, когда люди узнавали, что вы нудистка?

В. А.: Есть одна хорошая фраза: «Нет плохих наций, есть плохие люди». У меня много хороших знакомых разных национальностей, все знают, что я бываю на природе, и не только, голышом, ни от кого из моих знакомых оскорблений никогда не было, только разговоры об их личном опыте или стеснениях. Оскорбления бывают только в сети от незнакомцев, зачастую от ханжей. Но эти нравоучения ограничиваются только недолгой перепиской. Это не связано конкретно с нудизмом — что бы ты ни делал, найдётся тот, кому твои действия не нравятся, всем не угодишь.

К. Г.: Да, и среди россиян много тех, кто солидарен с ним. И не только среди мужчин, многие женщины тоже солидарны с такими нравами. После всей этой истории было очень много нервных комментариев в наш адрес. До этого не помню, чтобы кто-то мне говорил что-то негативное о моих увлечениях.

Один и тот же «проклятый вопрос» — про оголение. Оголить грудь при всех — ай, как стыдно! Ступни показать на улице голые — тоже стыдно…

— Что ж, от оголения груди перейдём к оголению ног. Тем более, что огромная масса людей НЕ ХОДИТ босиком публично именно поэтому: оголение ступней на публике они так же считают нарушением некоторого табу. А вы как считаете, почему ходить босиком публично считается «неприличным»?

В. А.: Сложно судить о неприличности босоногости, если я сама хожу босиком. Мне кажется, тут дело немного в другом. Кто-то считает это негигиеничным, хотя за день мы хватаемся за разные поручни, перила, вещи в магазинах, что также малогигиенично, но об этом мало кто думает. Кто-то считает, что так легко подхватить грибок, хотя и в обуви он хорошо развивается, а среди босоногих лично я не знаю ни одного с таким недугом.

Другие считают это вызовом обществу, якобы раз обувь придумали, нужно всем ходить в обуви. У меня на такой довод только один ответ, не все же ходят по улице в скафандрах, а их тоже ведь создали. По большей части, это всё надуманные запреты, сидящие в голове. Единственное, с чем можно столкнуться при хождении босиком по городу, это не заметить и наступить на острый камушек или осколок стекла, просто нужно более тщательно смотреть под ноги.

В основном босячу летом. Насчет частоты — как получится, в зависимости от погоды, температуры воздуха, настроения, компании. С единомышленниками интереснее ходить босиком, чем в одиночку.

К. Г.: Я люблю ходить босиком по газону или тёплым камням. Не думаю, что это считается неприличным, просто многие не делают этого, чтобы потом лишний раз не отмывать с ног грязь. Ну а сама чаще всего босоножу всё-таки на природе.

— Вас не смущают грязные тротуары, плевки и окурки на асфальте?

В. А.: Плевки и окурки можно переступить, всё-таки асфальт ими не усеян. Тротуары не намного грязнее пляжей и детских песочниц.

К. Г.: Чистый тротуар, конечно, приятнее грязного, но я никогда особо не переживала на это счёт.

— Было ли это – прогулки босиком в детстве? Как к этому относились родители?

В. А.: Именно в детстве я и начала познавать природу босиком. Начала за городом, бабушка живёт в посёлке, почти всё лето каждый год я ходила босиком, как на огороде, так и по асфальту. По городу я босиком не ходила лет до двадцати.

Бывало, за лето так подошва грубела, что по стеклу могла ходить без ран. Родные поддерживали меня в этом начинании. Можно сказать, мне вообще повезло с родными: что бы я ни делала, всё одобрялось.

К. Г.: В детстве были прогулки босиком, летом в деревне и на морских курортах, нормально относились…

— Кстати, Варвара, ваша родная Казань ведь столица Татарстана. Тоже, скажем так, не русский и не европейский менталитет. Там вы не ощущали такой внешней агрессии?

В. А.: Агрессию не замечала, так как в Казани особо не босячила. По городу лишь иногда, пару раз за лето. Заинтересованные взгляды были, иногда ко мне подходили люди с вопросами «нет ли тяжести в ногах после босохождения» и «сильно ли грубеет стопа».

«Я вижу красоту в форме и длине пальцев, форме ногтей и кутикул, рельефе, рисунку вен и «морщинках» на подошве, подъёме, щиколотках. Все это прекрасно и в сочетании разных форм просто бесподобно…»

— Видите ли вы в прогулках босиком по городу какую-то толику сексуальности?

В. А.: Абсолютно никакой. Просто так удобно, чувствую связь с городом. У меня плоскостопие, мне не очень комфортна любая обувь, кроме кроссовок и сланцев, а летом ещё и ноги преют. Так что босиком летом мне намного комфортнее, чем в обуви.

К. Г.: Нет, для меня в прогулках босиком нет ничего особенно сексуального…

— Карина, а некоторые говорят, что прикосновение голой подошвы к шершавому асфальту рождает чудесные тактильные ощущения, выброс эндорфина и всякое такое…

К. Г.: Да, ощущения приятные, но не могу сказать, что они для меня имеют отношение к сексу. Не больше, чем удовольствие от вкусной еды, катания на карусели, прогулки с собакой, чтения хорошей книги и. т. д.

— Знаете ли вы о явлении фут-фетиша? Сталкивались ли вы с фут-фетишистами?

В. А.: Про фут-фетиш знаю не понаслышке, сама являюсь таковой. Есть какая-то эстетическая красота и привлекательность в ступнях.

К. Г.: Знаю о футфетише, с одним человеком в теме близко общалась. Раньше думала, что все футфетишисты любят и умеют делать массаж ног, но, увы, оказалось что нет…

В. А.: Я полагаю, красота есть во всем. Для меня ступни — это ступни. Я их не разделяю на мужские и женские. Красота есть и в тех и в этих. Она не привязана к полу.

Я вижу красоту в форме и длине пальцев, форме ногтей и кутикул, рельефе, рисунку вен и «морщинках» на подошве, подъёме, щиколотках. Все это прекрасно и в сочетании разных форм просто бесподобно. Запах стоп для меня также очень приятен, особенно после босоногого хождения по земле или траве. Есть в нём какой-то шарм…

Какие больше нравятся, скорее зависит от самого человека. Если человек мне симпатичен, мне нравятся даже его волосы в носу… Я не могу отделить ступни от всего остального тела и духовной составляющей человека.

— Босоногие (барефутеры) – не нудисты, конечно, явление скромнее по масштабу, но по степени общественного неприятия почти то же самое: периодически поднимается антибарефутекрская кампания, последняя была весной этого года. Как вы думаете, почему общество так ненавидит как «голых», так и босых?

В. А.: Опять же из-за барьеров в головах. Многие люди с неприязнью относятся к тому, чего не понимают или не могут реализовать — во втором случае уже на передний план выступает зависть и ханжество.

К. Г.: Общество не принимает всё, что не вписывается в стандарты. Вся культура построена на том, чтобы ограничить человеческую свободу.

— Несколько вопросов о вашем духовном мире, дорогие дамы. Какие книги вы читаете, что прочли недавно?

В. А. Мне нравится научная фантастика, психодрамы, детективы. Последние прочитанные — «Пять четвертинок апельсина», «Полёт над гнездом кукушки».

К. Г.: Читаю очень разную литературу. Особое внимание уделяю вкладу женщин-писательниц в литературу. Также меня интересует фантастика, но сложно найти в этом жанре что-то близкое себе, поэтому пишу сама. Периодически перечитываю что-то из русской классики, чтобы работать над собственным слогом и стилистикой, а ещё — современную прозу. Последняя прочитанная книга — «Лавр» Водолазкина, лёгкая и приятная книга, но особенно не зацепила.

— А какую музыку вы слушаете? Какие хобби у вас есть?

В. А.: Музыку слушаю разную, по настроению. Классическую, рок, dead metal, электронную, drum’n’bass. Из хобби: рукоделие (вязать и шить люблю), немного рисую, тату бью сама себе и друзьям, с растениями вожусь.

К. Г.: Музыку слушаю мало, люблю тишину. У меня есть некоторые любимые песни, которые со мной уже давно, их и могу послушать под настроение. В основном это творчество группы Queen, Beatles, Marilyn Manson, Звери, Тату, Агата-Кристи, Наталия Орейро. Хобби – мотоцикл, куклы, писательство.


ПРОЧЬ КРЕТИНОВ И КАНАЛИЙ

Ну, что хочу сказать? Во-первых, вспомнить Станислава Лема и лозунг из его фантастико-юмористической саги о Йоне Тихом, написанной в пик популярности этого польского писателя: «ПРОЧЬ КРЕТИНОВ И КАНАЛИЙ, КТО НЕ ЛЮБИТ ГЕНИТАЛИЙ! НЫНЧЕ В МИРЕ ОЧЕНЬ МОЖНО СЛАВИТЬ ОРГАН ДЕТОРОДНЫЙ!» Во! Вот это бы я на красном кумаче начертал да вывесил…  Во-вторых, вспоминается товарищ ВВП. Когда на очередном саммите или форуме наперерез выскочила гологрудая девушка из движения Femen (зачем, непонятно, у них там все фигуристо-грудастые и любят выскакивать), и потом нашего Президента спросили, как ему эта выходка, он с подкупающей мужской сдержанностью ответил: «А что? Хорошая грудь у девушки…» И я бы также сказал.

Не, я всеми фибрами души своей за нудистов, натуристов (там какая меж ними разница, мне уже не важно). И за тех дамочек, которые борются за право ходить с голым бюстом; это не про наших героинь, не про Варю с Кариной – в Канаде есть такое движение, кажется. Может, и до России докатится… А что?! Будет летом на что посмотреть. Будет больше хороших и разных. А на нехорошие я сам смотреть не буду – отвернусь. Я даже согласен на вуайеристов с эксгибиционистами, помянутых в своём ответе Кариной – первые у меня ничего интересного не увидят, хрен с ними, пусть смотрят, а вторые могут показать, чем богаты. Или не богаты. Но тогда, как я уже отметил, я и смотреть не буду.

Вообще, я за сексуальную революцию или хотя бы маленький дворцовый переворот. Ну, как Владимир Ульянов-Ленин, помните такого? Будучи никчёмным присяжным поверенным, сиречь адвокатом, он понял, что ему в тогдашней Российской империи ничего не светит, и просто обвалил её, как карточный домик. И умер на госпансионе, в Горках. Вот я бы тоже так.

Обвалить эти моральные устои, в прах да пыль, и любоваться. Босыми ногами, красивыми телами… А что? Немцы вон в общую сауну ходят голые – и Германии капут не наступил пока. Как подтверждает наш франкфуртский спецкорреспондент.

В общем, моя любовь к нудистам, натуристам, геям и лесбиянкам (к последним – особенно, в силу некоторой особой эстетики), БДСМ-щикам прямо пропорциональна той ненависти, которую на них обрушивает «правильное» и «приличное» сообщество. Я с огромным удовольствием сожгу все табу, предрассудки и ограничения, ибо в той же степени они давят и на меня, и на нас, босоногих. Не зря один из топовых вопросов, которые нам, босым на улице, задают: «А почему не голышом?».

Надоело. Надоела эта сраная охота чужих людей за твоим образом жизни, за твоими моральными нормами и твоими представлениями об эстетике. Ну, вот сидит компания людей в метро. Одна другой – или другому — показала голую грудь. И что? Тебя это колышет, парень? Нет! Но кавказский парень, будучи – на минуточку! – не у себя, на Кавказе, встаёт и идёт к этой девушке с требованием: э, каму паказываишь? И минэ пакажи! Ну, показала. Нет бы спасибо сказать и на место вернуться (хрен бы кто ему на его Кавказе так показал!), он – морды бить. Ужас, пещерный человек, средневековый тупица.

Если бы не Алекс Выходцев, мы бы никогда не узнали о Варе (и за это ему огромное спасибо). Но разговор с Варей и Кариной не закончен: ждите продолжения!

Вообще, когда Алекс Выходцев прислал фото Вари Антоновой, я и не думал, что ввязываюсь в такую историю. Связанную с нудизмом и прочим. Как эротический образ меня ни Варя, ни подруга её не привлекают – у меня лично несколько иные стандарты женской красоты. Но вот как идеологическим союзникам я им руку подам (и пожму!) – как Пугачёва в своё время спела с гей-ансамблем, так и я с ними спою. Потому, что мы на одной стороне баррикад. Их гнобят неизвестно за что, за ерунду, за личные пристрастия – и меня гнобят, и моих друзей босоногих гнобят. Надо уже объединяться, что ли, Интернационал или Коминтерн какой-то сотворять. Против кретинов и каналий. И в частности, кавказского происхождения.

Там, конечно, тоже фут-фетишисты есть, и ещё какие, просто скрываются очень тщательно. Но это другое.

Я испытывал духовный оргазм, читая ответы Карины Графенберг на вопросы. «Что до меня, то те люди, которые меня возбуждают, возбуждают всегда, что в одежде, что без». Вот это цитата, тоже на лозунг, занесите в протокол. Это точно. Есть люди, которые меня возбуждают и босыми, и обутыми – как ни парадоксально, среди них даже мужчины, хотя ориентация у меня традиционная. Потому что, как та же Карина сказала, «…секс — это только одна из возможностей человеческого тела. Важная и классная, но не единственная». Прекрасная в постели любовница может быть совершеннейшей стервой в жизни и совершенно непригодной для длительного совместного проживания – это я в свои пятьдесят лет уже знаю. Отъявленная босоножка может иметь столько тараканов в голове, что их не выведешь никаким дихлофосом. Или, как другая такая, может подарить одному моему знакомому пару лет рая да и оттяпать у него хорошую квартиру на том же Кавказе, такую летнюю асиенду. А третья, как бы вроде и не босоножка, как бы вроде и «нормальная», может превратиться во вдохновенную фут-фетишистку, стать отличной женой, прекрасной подругой и музой творчества… Но это я тоже о другом, многие знают – о ком.

Вернёмся к теме. Босой на улице – голый на пляже. И там, и там – скандал. Босой и голый в бане – как бы ничего. Опять проблема в чём? В месте. Не в сути явления, а в месте присутствия данного феномена. Так, может быть, дело не в феномене, не в босоте и наготе, а в косности и ублюдочности человечьей? То есть, если мы свиньи, то нас навоз не оскорбляет, но вот если нас ими назовут… навоз начинает пахнуть. А если представить, что мы человеки, то мы выше и свиней, и навоза.  А у Ганина хорошо… Там можно и играть – и сидеть в зрительном зале нагишом. Помните, как у Льва Толстого? «Элен сидела в ложе совершенно голая…»

Что сказать? Было невыносимо приятно (не пугайтесь, это, типа, одесское: «я дико рад») говорить с этими двумя спокойными, умными, взрослыми женщинами. Ей-богу, редкое наслаждение в моей профессии журналиста. При том, что обе в той или иной степени нудистки и даже немного феминистки, но уж точно не такие оголтелые, как приснопамятная Суми Неримус из Екатеринбурга. Тараканов в их головах я фактически не обнаружил. А уж о том, что Варя говорит о ступнях – тут вообще вся соль интервью, и мы ещё поговорим с ней об этом, и с Кариной поговорим кое-о-чём другом, не буду сейчас вам все карты раскрывать…

Вот я и говорю – пусть ходят и голые, и босые, хоть в театре Ганина, хоть по улице, я аплодировать буду. Потому, что встречают по одёжке или отсутствию оной, а провожают по уму и душевным качествам. А они у наших героинь – безусловно, на высоте.

А из кретинов и каналий, к сожалению, состоит нынешнее российское общество «приличных» людей.

Игорь Резун, член Союза журналистов РФ, шеф-редактор портала.


Текст подготовлен пресс-группой портала «Босиком в России». Фото из Сети Интернет, также предоставлены Варварой Антоновой и Кариной Графенберг.  Текст портала и фотографии являются объектом охраны авторских прав.