БОСАЯ ДВАДЦАТКА ИЗ ФРАНКФУРТА

БОСАЯ ДВАДЦАТКА ИЗ ФРАНКФУРТА

Наш специальный корреспондент во Франкфурте (Германия) свёл воедино свои хроники 2015-2019 годов. На улицах своего города он повстречал немало людей, которые большую часть времени живут… босиком!


ПАСТОРСКАЯ ДОЧЬ

Неле предпочитает обходиться без косметики. И без обуви! Наш человек…

28 июля 2015. Неле Нойезюс, с которой я познакомился сегодня на театральном фестивале Sommerwerft, пасторская дочь, как и Ангела Меркель. Третий ребёнок в семье, но не самый послушный. Задумывалась о том, чтобы уйти от родительской опеки в интернат, полгода жила в Канаде по программе обмена молодёжи.

Месяц назад, закончив десять классов, она переехала из своего родного села, название которого никому ничего не говорит, во Франкфурт поступать в Fachoberschule (типа техникума) по специальности «Текстильное производство», хотя увлекалась больше керамикой, лишь бы уехать подальше от дома. Сначала жила у подруги, теперь снимает квартиру. Добившись желанной самостоятельности, она распорядилась ею сегодня вот таким образом: отправилась в коротких шортиках и босиком на ночь глядя не в самую лучшую погоду (19 градусов с резкими переменами от полного затишья до холодного нагоняющего тучи ветра, а днём вовсе хлестали ливни) на танцевальное представление, не взяв с собой никакой обуви, не говоря уже о зонтике и курточке. Поэтому и в туалет пришлось идти босиком. Босые люди в зале, кроме неё были, артисты так даже все без исключения, таков уж жанр современного танца, но при выходе из зала люди торопились надеть обувь, а ей обувать было нечего. В её маленьком пакете — лишь толстая тетрадь, с которой она никогда не расстаётся. В неё она записывает понравившиеся мысли, делает зарисовки с натуры. Правда, рисунки она мне так и не показала — секрет! Неле, идя на фестиваль, несколько чересчур накрасилась, может быть даже по неопытности, потому что вообще она предпочитает обходиться без косметики. И без обуви… Зубная пластинка выдаёт её юный возраст, даже если не знать, что ученице одиннадцатого класса должно быть примерно 17 лет.

Слово «естественность» произнёс я сам, когда разговорился с ней, но она не возражала против такой формулировки её идеала во внешности и в поведении. Сначала, нисколько не ломаясь и не протестуя против нацеленного фотоаппарата, разрешила совершенно незнакомому человеку снять себя на фоне Майна, лишь поблагодарив за то, что спросил разрешения (хотя, честно признаться, я и до этого наблюдал за ней и тайно сделал несколько снимков). После, когда закончился перерыв и мой стул оказался занятым другим человеком, освободила место рядом с собой у самой сцены на булыжной мостовой, которая считалась полом в шатре, где шло представление.

Потом я окликнул её, когда мы шли с ней по одним и тем же улицам до остановки «Зоопарк» (злой тётки-постовой, которая не пускает босых в метро, во Франкфурте, как известно, нет), спросил, как понравился вечер, и она доверчиво рассказала мне обо всём и ответила на все мои вопросы, в том числе и по поводу её босых ног.

Только на вопрос, не страшно ли ей одной возвращаться домой, пусть по хорошо освещённым, но всё же пустынным в этот час улицам (представление закончилось около полуночи), ведь всякие нехорошие мужчины могут пристать к ней, она ничего не ответила, просто начала говорить о чём-то другом. Кажется, эта девушка просто не замечает, что в жизни бывает зло…

И ещё один штрих к портрету Неле: она пишет стихи, участвовала в поэтическом конкурсе, о чём я узнал из интернета. Но на Фейсбуке её нет, во всяком случае под своим именем. Неле понравились сделанные тогда фото, она подтвердила это письменно, но от более глубокого личного общения
воздерживается до сих пор. Я её больше не видел иначе как в обуви, один раз даже летом: в шортиках и кедах с носками, она ехала с плотно упакованным рюкзаком в направлении вокзала. Всё же выводы делать рано.

ПОЗИТИВНАЯСТУДЕНТКА

Эфа работает босиком — и работает с клиентами. На улице, с прохожими. Среди наших работниц, раздающих рекламу, таких нет…

17 мая 2016. Принимайте немецкую босоножку по имени Eva (нужно читать «Эфа» с долгим «е»). Когда я выходил из дома, было +10, целый день пасмурно, май в этом году у нас во Франкфурте неласковый. Ева учится в Университете прикладных наук на социального работника. У студентки, тем более не местной, всегда есть желание подработать. Присутствующие в кадре молодые люди рекламируют какую-то электрическую компанию, я заметил Еву в тот момент, когда она расспрашивала знакомую, как к этой деятельности присоединиться. Значит, скоро увидим, как яркая босоногая девушка пристаёт на Цайле к прохожим, убеждая их заключить договор с компанией. Очень позитивная, поняла меня с полуслова, взяла электронный адрес, обещала посмотреть сайт. Есть надежда поснимать и сделать интервью.

ДЕЛАЕТ ТО, ЧТО ЕЙ ПРИЯТНО…

22 июля 2016. Ещё одну немецкую босоножку принимайте — Луизу Якубовиц, первокурсницу Высшего профессионального училища (он же Университет прикладных наук), обучающуюся так же, как и увиденная мною в мае при + 10 градусов Эва, на социального работника. Эву я пока не нашёл, у меня тогда не было визитных карточек, а адрес, написанный на обороте формуляра банковского перевода, она могла потерять… С другой стороны, я не знаю, ходит ли Эва босиком на занятия, я не успел спросить её об этом, так ошарашен был её согласием на фотосессию и на интервью…

А вот эта девушка точно ходит босиком на занятия в вузе, и так же ходила в гимназии, которую закончила в прошлом году: в летнее время всегда, осенью и весной — когда не очень холодно. В минувший четверг было как раз резкое похолодание, целый день не больше +12, сильный ветер, все понадевали куртки, ну и зачем надо было Луизе попусту испытывать себя, она ведь ни перед кем не должна отчитываться, не так ли?

Я «открыл» её в прошлый понедельник, когда приходил искать Эву. Тогда я лишь понаблюдал, как она вышла из кафетерия со стаканом «Соffee to go» в руках, перебросилась парой фраз с другими студентами, поднялась вместе с ними по лестнице, прошла в аудиторию и заняла своё место за П-образным столом. Ничего необычного, и вместе с тем так необычно! Никаких сомнений, что передо мной реальный барефутер, у меня не было, я сразу отверг мысль ограничиться парой снимков исподтишка и срочно бросился делать то, что мне давно советовал сделать шеф-редактор, чтобы достойно предстать перед ней.

Луиза легко пошла босиком в женский туалет. Крепким здоровым босым ногам это не страшно!

И вот первые фотографии Луизы Якубовиц и её сокурсницы Джанины, которая босиком на занятия отнюдь не ходит, а разулась за компанию, снимки, сделанные не случайным человеком, которого, вообще-то говоря, порядочная девушка должна была бы послать как можно дальше, а представителем организации — Новосибирской Ассоциации Босоногих. Свидетельства существования смелой девушки, которая не слышала ни о каких барефутерах и ни о каких ассоциациях, не берёт ни с кого пример, а просто делает то, что ей приятно, всё же смутно чувствуя, что её поведение заслуживает уважения и что настал час её славы.

Жалко, что не получились снимки… в туалете! Она сама меня потащила к дверям дамского туалета: здесь никого нет, сфотографируйте меня босиком в туалете, Вам не надо даже заходить внутрь, давайте я сделаю вид, что мою руки, а Вы это снимете снаружи. И послушайте, как она объяснила своё желание, разве ваше сердце не сожмётся от этой фразы: «Ich werde hier am meisten angesprochen» — «Ко мне здесь чаще всего пристают с расспросами».

Представьте, сколько раз ей приходится слышать: а почему ты босиком в туалет, а можно ли, а не страшно ли, а не заболеешь ли и так далее…

БОСИКОМ В МЕТРО

«Фу, как противно!» — брюзжат простые российские обыватели, смотря на это…

4 сентября 2016. Первый раз я увидел этого симпатичного, улыбчивого парня 17 декабря прошлого года. Было относительно тепло, плюс восемь-девять, а тут ещё солнышко, лужицы после дождичка подсыхают. Заметила его моя бывшая тёща, с ней и с бывшей женой я ехал в метро, сидя лицом к ним и спиной к этому парню: мол, смотрите, полностью одетый и босиком. Я сначала вообще подумал, что она обо мне говорит, мелькнула мысль, что соседи донесли, в каком виде я возвращаюсь домой по воскресеньям. «Фу, как противно», — начала причитать тёща, а моя Ирочка ей: «Не смотри в ту сторону, не обращай на себя внимания», — но в душе была, конечно, с ней заодно. Я промолчал и остался вне подозрений. А с парнем я познакомился в эту пятницу, 2 сентября, когда ехал в том же самом метро, но уже один. В руках Бруно — вручённая ему мною визитка спецкорреспондента сайта «Босиком в России», где указаны все мои координаты и адрес сайта. Жду от него письма.

НА ЧЕТВЕРТЬ ЧИЛИЙКА

31 марта 2017. Майта не стопроцентный барефутер. Но она, дочь двух творческих раскрепощённых людей — отца-кинорежиссёра и мамы, театрального педагога и кинокритика, на четверть чилийка, одинаково хорошо говорящая по-немецки и по-испански, любит, очень любит давать свободу своим ногам. Итак, сегодня всё с себя долой, куртка и тяжёлые башмаки отправляются в рюкзак, пусть остальные мучаются, таская это на себе только потому, что на календаре март, а не июль. Кстати, это не первая её босоногая прогулка в этом году. Ровно месяц назад, в феврале, тоже была солнечная погода, и ей нестерпимо захотелось разуться. Правда, ненадолго, на несколько минут, потому что никого не оказалось рядом, кто бы ей подсказал, что плюс десять — это совершенно безопасно даже для нетренированного человека. А в летнее время девушку часто можно увидеть босой, именно так она выходит гулять в расположенный неподалёку от её дома парк.

Майта пытается экспериментировать и ходить босиком на занятия.

Идя куда-то, часто разувается по дороге, в общем в тёплое время года примерно тридцать процентов времени проводит босиком. Собираясь в более далёкий путь, она, однако, пока ни разу не выходила из дому как была, без обуви, но обещала мне попробовать.

Майта заинтересовалась тем, что некоторые мои знакомые студентки и студенты посещают занятия босиком — до этого она просто не слышала, что такое возможно. Вообще, Майта ходила бы босиком чаще, если бы кто-то не внушил ей, что толстый роговой слой на пятках девушки — некрасиво.

Пришлось разоблачить в её глазах — не знаю пока, насколько успешно — этот миф. Привёл ей пару примеров женщин из мира искусства, которые практически постоянно ходят босиком, сохраняя прекрасный внешний вид пяток, дал пару ссылок, в том числе на наш сайт — как ещё я мог её убедить? Майта — послушная дочь: если родители велят обуться, потому что, по их мнению, холодно — обувается. Пока. Но к экспериментам она готова, и к самостоятельной жизни по окончании гимназии — тоже. Что ж, будем следить за её развитием.

И СНОВА БОСИКОМ — В МЕТРО!

5 июля 2017. Эта женщина — начальник отдела в одной благотворительной организации. Второй год с апреля по октябрь ходит в свободное от работы время постоянно босиком, поставила целью когда-нибудь перестать обуваться и зимой, а то весной трудно каждый раз снова привыкать к асфальту и камушкам (у меня-то этой проблемы нет, так как шестичасовый минимум раз в неделю я соблюдаю в любое время года). У неё всё началось с болей в коленях, врачи посоветовали уменьшить нагрузку. А потом медицинская проблема отошла на второй план перед главным — чувством свободы, которое даёт хождение босиком. Литературу о барефутинге почитывает, с книгой Сабрины Фокс «Целый год босиком» знакома. На работе начальству в глаза не лезет, за 100 м от места работы надевает обувь, хотя её ближайшие коллеги знают о её секрете и потакают ей.

Взрослая и солидная дама босиком в метро — вы видели такое в России?

Я встретился с ней сегодня случайно в метро, когда эта явно не студенческого возраста женщина спешила на открытую лекцию в Гёте-университете. Нам было в общем по пути, я проводил её до университета, и мы славно поболтали, но своё имя и фамилию она раскрывать не захотела. «У меня не лежит душа к миссионерству», — так объяснила она своё нежелание фотографироваться для сайта и давать интервью. Но меня подробно расспросила, зачем это миссионерство нужно мне. Кажется, главное она поняла и приняла — потребность в общении с единомышленниками. «Об этом трудно говорить, поэтому, наверное, нужно общение со своими», «Социальные препятствия сильнее, чем физические», — это всё её, а не мои слова. На прощание я сказал ей, что такая красивая женщина, как она, в сто раз красивее, когда она босиком, и этот комплимент был благосклонно принят. Вот и всё…

ВЕСЬ В БЕЛОМ И БОСИКОМ…

Томас — не фрик, но почему-то на фестиваль пришёл босиком.

16 июля 2017. Этого человека я встречал несколько дней подряд прошлым летом: весь в белом, в огромной шляпе и босиком он сидел на главной площади города, задумчиво пощипывал огромные холёные усы, а я сомневался, подойти или не подойти: вдруг не наш, а вдруг, как говорит шеф-редактор, придурок? А сегодня я его встретил на празднике косплееров в торговом центре «Северо-Восточный» и сразу понял: наш, потому что сюда он пришёл со своим огромным, под стать усам, фотоаппаратом с той же целью, что и я: снимать босоногих девушек. Томас любит тепло: ниже 20 градусов ни-ни. Зато шеф фирмы, в которой он работает коммерческим служащим, нисколько не против, что он в жару не носит обуви на работе. Я дал Томасу нашу визитную карточку и сказал, что в интервью мы обязательно спросим о его жёстких усищах, сколько лет он их отращивал и не мешают ли они ему есть, спать и… целовать девушек.

Но… разочаровал меня Томас — в прошлом году, я ещё спросил шеф-редактора, не фрик ли он, а шеф сказал: нет, не фрик, надо с ним подружиться. Если человек босиком приходит на праздник косплееров, значит, думал я, он приходит с той же целью, что и я. Но он упорно это отрицает: мол, просто интересуюсь косплеем. Интервью — нет. Фотографироваться — нет. Обменяться снимками — тоже нет…

ОБЫКНОВЕННЫЙ НЕМЕЦ

16 июля 2017.  Мой почти что сосед, вижу его каждый раз, когда нужно куда-то ехать на трамвае или метро, от меня как раз очень близко конечная остановка обоих видов транспорта. Обыкновенный немец, любящий пиво, ездящий на велосипеде. Ходит босиком летом, когда достаточно тепло, неподалёку от дома (наверное, частного). Часто заходит к друзьям в магазинчик-закусочную-киоск, который так и называется «Endstation» («Конечная остановка»), спорит с ними о политике и футболе. Если нужно ехать в центр города, надевает обувь. Если становится ниже двадцати градусов, тоже. Вряд ли участвует в какой-то группе босоходов или фут-фетишистов. Самый обыкновенный немец…

СОБАКА — ПОНИМАЕТ!

11 августа 2017. Эти две студентки знают, что 15 градусов — не холодно! И что промокнуть под таким дождиком — не страшно! Поэтому и не водится у них никаких зонтов. И капюшонов не завели — подумаешь, мокрые волосы. Только чище будут. Это же дистиллированная вода, чего тут бояться. А ещё обувь в дождь страшно напрягает. Заботиться, чтобы не вступить в лужу, искать место повыше, чтобы сделать следующий шаг — да ну её вообще, обувь-то, накинула что-нибудь потеплее на тело и пошла так. Легче без неё, да и промочить босые ноги просто невозможно. Собака это понимает, а вот люди не всегда.

ЗАВЕДИ СЕБЕ НАУШНИКИ

6 сентября 2017. Тем, кто очень хочет ходить босиком по городу, но стесняется, советуют завести себе наушники и слушать музыку, чтобы не обращать внимания на реакцию людей вокруг. Кто-то в группе так и делает. А этот франкфуртский босоход, похоже, изобрёл ещё один способ отвлечься от недоумевающих взглядов. Босоходом я назвал его здесь недаром. Это не рассеянный чудак, а закалённый реальный барефутер. Видел его поздней осенью 2016 года босого и в пальто.

СКРОМНАЯ И СТЕСНИТЕЛЬНАЯ

18 ноября 2017. Эту 20-летнюю девушку зовут Джагги (прозвище, а не настоящее имя), она обучается какой-то практической профессии, которую назвать не захотела. Глядя на её чёрные как смоль волосы и узкие раскосые глаза, я вначале заподозрил в ней иностранку, но это оказалось не так: она стопроцентная немка и коренная жительница Франкфурта. Во Франкфурте сейчас +5, но это для Джагги не предел, она уже три года постоянно ходит босая в тёплое время года, причём последний год перестала даже брать с собой обувь, а этой осенью решила пойти ещё дальше и попробовать не обуваться вовсе, несмотря на холод. Пока её личный рекорд — нуль градусов. Прошлая зима была мягкая, мороз стоял всего несколько дней, может быть всё сложится удачно для её эксперимента и она перезимует босая…

Джагги пришлось фотографировать исподтишка…

Я встретил Джагги на станции метро «Гауптвахе» (одна из двух главных узловых станций подземного сообщения во Франкфурте), где она ждала свою подругу Конни (возможно, тоже прозвище). Пока она говорила по телефону (наверное, объясняла Конни, как её найти) и очень охотно что-то рассказывала подошедшему к ней молодому человеку азиатской наружности, не местному, как видно, так и не заметившему в этой симпатичной приветливой девушке ничего особенного, впрочем, как и другие люди, стоявшие неподалёку (ведь, не считая отсутствия обуви на смуглых ногах, она была одета довольно тепло, вполне элегантно, хоть и по-молодёжному, и в верхней своей части ничем не бросалась в глаза!), я с замиранием сердца сделал несколько снимков — и правильно поступил, потому что Джагги — очень скромная и стеснительная девушка и разрешить фотографировать себя незнакомому человеку отказалась наотрез! На несколько вопросов, заданных впопыхах, некоторые уже в присутствии такой же миловидной Конни, обутой, правда, по сезону — в сапожки, она всё же ответила и, кроме того, проявила живой интерес к нашему сайту, к моей миссии, обещала написать мне (о, только бы она не потеряла визитную карточку!) — ведь мы рассказываем о босоногих во всём мире, в том числе в Германии, а Джагги, оказывается, практически ничего не знает о других людях, которые ходят босиком в её стране, хотя во Франкфурте она несколько раз встречала единомышленников, в основном мужчин, но никогда не заговаривала с ними. Джагги замужем, на вопрос, есть ли у неё дети, она почему-то не ответила. Муж ходит босиком изредка, только летом. Конни иногда присоединяется к ней на её босоногих летних прогулках.

Джагги однажды вышвырнули охранники из недавно, на моих глазах возведённого торгового центра «МайЦайль» — мол, нарушаете правила, здесь нельзя находиться босиком. Джагги не поверила, но послушно покинула здание, и с тех пор в «МайЦайль» — ни ногой!

Девушки куда-то очень спешили, многих важных вопросов я просто не успел задать. Во всяком случае, ясно одно — босиком во Франкфурте ходят не только чудаки и асоциальные элементы. И некоторые девушки, оказывается, более последовательны и холодоустойчивы, чем мужчины! Кстати, Джагги, как я выяснил, имя индийское. Но она не индианка. Думаю, такое прозвище ей дали или она сама себе выбрала из-за смуглой кожи.

Ходить босиком и посылать всех на… Правильно!

Итак, Джагги, которую я снова случайно встретил спустя почти год, сохраняет верность своим принципам: ходить босиком и посылать нас всех на… Нет, конечно, она культурная девушка. Конечно, она выразилась намного мягче: «Я не хочу с вами разговаривать». И тем не менее она ответила мне на несколько вопросов, в том числе на тот, который меня больше всего интересовал: как она пережила эту зиму. «Как пережила? Обувью пользовалась мало», — вот как я бы перевёл её ответ «Mit wenig Schuhen». Ходила ли по снегу? Да, ходила и по снегу. Как долго, какое максимальное время может она провести на снегу? Специально не засекала. Но на работу и с работы обувь с собой не брала. Тогда, год назад, Джагги обучалась какой-то профессии, которую она не назвала, а теперь работает по ней. Чего она боится? Неужели у неё такая редкая профессия, что я смогу найти её на работе?

Во всяком случае, она точно подтвердила, что это работа в помещении, и босой на улице ей быть долго не приходится, а главное, она этим временем может сама управлять по своим ощущениям, поэтому обувь ей ни к чему даже в самые холодные дни. Впрочем, пока при температуре ниже двух градусов мороза она босиком из дому выйти не решается. Велосипедом Джагги не пользуется, машины у неё нет, ездит на общественном транспорте, вот и сейчас мы встретились на остановке трамвая, который ехал в сторону вокзала, где мне пришлось выйти. Уже в трамвае я попытался задать ей ещё один вопрос: Джагги — индийское имя, почему она выбрала себе такое прозвище, не имеет ли она какое-то отношение к Индии? Джагги почему-то поспешила прервать разговор. Может быть, её отец-африканец или афро-американец и она этого стесняется? Во всяком случае, она ещё раз подтвердила: да, я немка. О том, что Джагги замужем, я знал ещё год назад. Кофта, которую она держит в руках (наверное, поддевала под куртку, когда шла на работу в утренние +3) скрывает на, к сожалению, тайно снятом мною фото её округлый животик.

Да, да, сомнений нет, постоянно босоногая Джагги ожидает ребёнка в законном браке. Почему она не хочет пойти нам навстречу, дать интервью для сайта? «Мне это кажется подозрительным», — так можно перевести её ответ «Mir ist das nicht geheuer». Видя моё недоумение (ну в чём же нас можно подозревать?), она уточнила: «Вы мне не внушаете доверия». Что ж, значит тогда, год назад, я правильно сделал, что не пошёл за ней, не стал её выслеживать. Иначе не было бы этого разговора. И, как мне показалось, тёплого и искреннего пожелания на прощание: «Может, добьётесь у кого-то другого. Желаю вам успеха». Да, есть люди, которые избегают публичности, надо с этим смириться. И среди босоножек есть такие… Надеюсь, когда-нибудь удастся снова встретить её и просто поговорить по-человечески, как сейчас, ещё раз выразить восхищение её каждодневным маленьким подвигом.

СНИМАТЬ НЕ РАЗРЕШАЮ…

20 апреля 2018. Весна во Франкфурте вступила в свои права, и сезон фотоохоты начался! С юной дредастой девчонки в длинной, до пят чёрной юбке, которую я встретил вчера на станции Гауптвахе БЕЗ ВСЯКОЙ СУМКИ и которая, пока я приглядывался, пока сомневался, действительно ли на её ногах ничего нет, пока целился из фотоаппарата, заметила меня и поспешила выйти из кадра, спрятаться за других людей, а затем села в как раз подошедший вагон метро и уехала («Снимать не разрешаю», и говори до стенки).

Снимать босую Мелани не разрешил её работодатель.

А вот и продолжение… Да, 21 июня я наконец познакомился с ровесницей Сони Баскаковой — 19-летней немкой Мелани, которая 18 апреля первая во Франкфурте разулась — первая, конечно, из встреченных мной, за весь Франкфурт ручаться не могу. Тогда стояла такая же погода, как сейчас — плюс двадцать два в тени. На ней была изящная шляпка и длинное платье, скрывавшее её ноги — только такой опытный охотник за барефутерами, как я, мог разглядеть, что девушка боса. Но в тот день она от меня ускользнула: надо, мол, спрашивать разрешения, когда фотографируете; спряталась за другими пассажирами, села в вагон метро и уехала. А теперь ей убегать от меня было некуда. Это её рабочее место. Она работает на организацию, занимающуюся помощью беженцам, агитирует заключить договор и стать спонсором. Договор подписывается как минимум на год, одноразовые подачки организация не принимает. Тогда, в апреле, как-то быстро похолодало, и я её видел несколько раз в кроссовках при дневных +15. Видел, как она заходит в магазин экологически чистых продуктов (дреды, вегетарианство и босоногость — классическое сочетание!) Видел её на Цайле во время перерыва в работе сидящей на земле вместе с компанией бездомных.

Потом их компания вербовщиков (исключительно молодые мальчики её возраста, она единственная девушка) исчезла с Цайля, перешла на какое-то другое место, которого я не знал. А сейчас они оказались на площади, где я каждый день делаю пересадку с метро на трамвай, который довозит меня до дому. Кто знает, сколько времени они здесь пробудут и куда отправятся потом.

То, чем Мелани занимается, для неё не просто подработка, она по зову души рада сделать что-то хорошее для беженцев из кризисных регионов. Мелани — студентка Франкфуртского университета им. Гёте, поступила полгода назад на редкую специальность, какое-то сочетание истории искусства и археологии с уклоном в ориенталистику, причём специализируется на Ираке и Сирии — именно тех странах, которые сейчас поставляют в Германию наибольшее количестве беженцев. Успешно закончила первый семестр (немецким студентам, да и школьникам, ничего не говорит дата 1 сентября, приступить к занятиям можно дважды в год; Мелани поступила на тот семестр, который начинается зимой и кончается летом). Арабского языка девушка пока не знает, но имеет в виду обязательно выучить. И на её агитацию отзываются, как видно, в основном иностранцы, такие, как сидящий рядом с ней на скамье не то китаец, не то малаец — видимо, чувствуют доброжелательное отношение и искренний интерес к людям других культур.

Я очень просто нашёл ключик к сердцу Мелани — похвалил её наряд тогда, в метро, сказал, что восхищён её стилем… А когда я ей рассказал, что каждое воскресенье хожу не менее четырёх часов босиком в любую погоду и летом, и зимой, она широко раскрыла глаза и прошептала: «Echt? Toll!» («Правда? Здорово!») Но зоркий шеф, который находился поблизости — тоже молодой, на вид не старше 30 лет, приметил, что наш разговор не похож на обычный вербовочный, и, как коршун, кинулся к ней: «Arbeiten! Arbeiten!» («Работать! Работать!»). В моей просьбе сделать несколько снимков Мелани во время работы, что, в общем, не повлияло бы на результат её агитации, он мне отказал. Я долго с убийственной иронией тряс его руку, говоря: вот я сейчас потерял модель для своей работы, а вы потеряли потенциального спонсора (прямо таки, разогнался тратить деньги на беженцев, но пусть он так думает, бюрократ несчастный). В общем, дальше одного фото, сделанного в самый первый момент, когда я подходил к Мелани, дело не двинулось.

Кстати, шлёпки не её, а кого-то из ребят, в таком уродстве она не ходит, не подумайте о ней плохо. Мелани босоножит каждый день, когда тепло и сухо. Это то, с чего начинала Соня, которая 18 апреля, наверное, тоже возвращалась с лекции в своём институте — может быть, учитывая её больший опыт, не так робко, как Мелани, пряча босые ножки под длинным, в пол, платьем…

БОСИКОМ НА ВЕЛОСИПЕДЕ

23 мая 2018. Гонялся вчера за прекрасной босоножкой-велосипедисткой, посетительницей случайно оказавшегося на моём пути супермаркета, но так и не догнал. Пока раздобыл велосипед, пока кое-как научился ездить, наступил вечер, а её и след простыл…

Шутки шутками, но я потом прочесал улицу, куда она въехала, осмотрел все велосипеды – это как раз недалеко от того места, где живёт моя экс-супруга, с которой я встречаюсь каждую неделю. Пока безрезультатно.

ДАВИД И ЛУКАС

13 июля 2018. Когда я увидел этих двоих молодых людей в метро, то подумал вначале: а отчего обутый парень едет на эскалаторе, а босой бежит по лестнице, продолжая разговаривать с обутым? Неужели эскалатор представляет какую-то проблему для босого? Оказывается, совсем не то. Давид ведёт здоровый образ жизни, сознательно борется с болезнью интеллектуалов — гиподинамией, поэтому и дал себе клятву никогда не пользоваться эскалатором, хотя никакого запрета на это для босоногих во Франкфурте, как и во всех странах мира, кроме бывшего Советского Союза, нет. Молодой человек был поражён, когда узнал о существовании подобного запрета.

Давид приехал во Франкфурт два года назад из маленького городка близ Нюрнберга, учится в университете им. Гёте по специальности «Этнография», занимается Латинской Америкой. Я немного пожалел, что он не занимается Восточной Европой… Босоножит первое лето. О босоногих девушках, которых знаю я, ничего не слышал. На вопрос, кто ещё постоянно ходит босиком во Франкфурте, ответил: немного его друг Пауль. Но сейчас с ним был другой его товарищ — Лукас. Как мне показалось, Лукас гордился вниманием, которое мы уделили его босоногому другу, ещё больше, чем тот сам.

СЕЛЬСКАЯ ДЕВУШКА ЭММИ

27 июля 2018. А вот и неправда, что все немецкие девушки толстопятые. Эта очень даже спортивная. На работе Эмми Эзефельд приходится много двигаться: она работает в школьном театре — есть такой в соседнем со мной новом микрорайоне, созданный на базе одной из крупных школ, я там был на спектакле лет пять назад, о котором ещё расскажу когда-нибудь, но это был спектакль для взрослых, поставленный известной танцовщицей Ханан Кадур, которая просто использовала помещение, а Эмми действительно работает со школьниками. И бегает с ними, и прыгает, и бесится — как же иначе? Вот и не получается расстаться с детством, с которым она формально распрощалась год назад, окончив гимназию.

Впрочем, самостоятельную жизнь Эмми ведёт с того момента, как в эту гимназию поступила. В её родном селе, где-то в Тюрингии, была только начальная школа, а она очень хотела учиться дальше, получить высшее образование. Итак, перед нами восточная немка, хотя родилась она, конечно, когда ГДР уже и след простыл. Я окликнул Эмми, когда она шагала от станции метро Eschersheim к плавательному бассейну под открытым небом (Freibad), одному из четырёх во Франкфурте.

Скажете: ну что такого в том, что девушка идёт купаться босая, всё равно ведь, заходя в воду, придётся разуться. Но ведь никто этого не делает! Чинно заходят в шлёпках, чинно выходят за ограду бассейна обутые.

Ни одного босого не встретишь на остановке Eschersheim, где летом кишмя кишат купальщики. Может быть, потому что Эмми — сельская девушка, и у неё несколько другие представления, что прилично, а что неприлично? Но босоножит Эмми с 13 лет, а в это время она уже училась в гимназии в близлежащем городке.

Эмми, по её словам, и на работе босиком, и вне её. И грязных пяток своих не стесняется.

«Как оказались во Франкфурте, и почему после всего не поступили в университет? Причина — только работа, или есть что-то личное?» — «Работа, а теперь ещё и личное». Что личное — Эмми не стала уточнять. «Вы живёте, наверное, с другом?» — «Нет, я живу в коммунальной квартире» — «С другими девушками?» — «Нет, с молодыми людьми». Я понимаю, как дико этот диалог звучит в нашем бывшем отечестве, но здесь в коммунальных квартирах живут практически только студенты или те, кто, как Эмми, готовятся стать студентами, снимают, чтобы было дешевле, одну квартиру в складчину, причём не обязательно лица одного пола, вот и получается настоящая коммунальная квартира (Wohngemeinschaft), где у каждого своя отдельная комната, а всё остальное общее. Так живёт, между прочим, и Алина Геришер — помните идейную босоножку из Бамберга? — в одной квартире с братом и ещё одним молодым человеком, не являющимся их родственником. И ничего ни одна, ни другая не боится.

«Как часто вы ходите босиком?» — «Всегда, как только получится. Сегодня я вообще целый день ходила босиком». — «Но сегодня очень жарко — вчера было 33, а сегодня, может быть, ещё больше (потом оказалось — плюс 36). Вы не боитесь сжечь подошвы?» — «А я, по-моему, их уже сожгла», — беззаботно ответила Эмми и показала мне пятку, на которой я, конечно, ничего не увидел, кроме грязи — что-то серое с белым, следы её сегодняшних похождений. «Когда Вы прекращаете ходить босиком?» — «Когда по вечерам становится холодно». — «На работе тоже, наверное, босиком?» — «Да, в основном босиком». — «А куда Вы НЕ ходите босиком?» — «Не люблю ходить по центру города. Там так грязно. Я живу на окраине Хёхста». — «Я знаю этот отдалённый район, работал там когда-то, там действительно хорошая природа, помню эти сельские ландшафты по дороге во Франкфурт. Напоминает, наверное, родное село?» — «Да, и когда я собираюсь в город, я беру с собой обувь — иногда очень неприятно ходить по центру. Вот и сейчас обувь у меня с собой. Но я её сегодня не надевала». Ещё не доходя до ворот бассейна, я сорвал с себя свою обувь, а потом, расставшись с Эмми, пошёл по всем запланированным на сегодня делам босиком. Иначе я просто не смог бы смотреть ей в глаза, предлагая стать моделью босоногого сайта…

БОСЫЕ С ФЕСТИВАЛЯ

Амира и Лука на фестивале.

25 июля 2018. На фестивале Sommerwerft, куда около восьми вечера (отсюда неважное качество снимков) меня спонтанно привезли на машине мои друзья из театра «Антагон», мне удалось завязать несколько знакомств с франкфуртскими, и не только франкфуртскими босоножками. Вот Амира с двумя своими друзьями, такими же студентами, как и она, Лукой (именно так, не Лукас, а Лука, почти как русское имя, только ударение на первом слоге) и Никласом. Амира — студентка Франкфуртского университета прикладных наук, который я когда-то назвал «Клондайком босоногих» (и Амира подтвердила: да, видела босоногих на занятиях, но сама ещё ни разу не пробовала), готовится стать, как и Эва, которую я фотографировал весной 2016 г., социальным работником. Лука приехал из Людвигсбурга, он будущий учитель начальных классов. Никлас изучает экономику предприятия (одна из самых востребованных специальностей, которые можно получить в университете) в Маннхайме.

Амира — единственная из всех опрошенных мной, кто на вопрос, взяла ли она с собой обувь, отправляясь на фестиваль, ответила, что нет, не взяла — к чему обувь летом? Без проблем на моих глазах сходила в туалет.

Лукас сообщил, что его обувь находится в рюкзаке, а Никлас разулся специально для фото и так уже и остался босым. На вопрос, как часто она ходит босиком, Амира ответила: примерно раз в неделю.

СВОБОДНЫЙ ХУДОЖНИК

25 июля 2018. Молодой человек с живописной экзотической внешностью — полунемец, полуямаец Марсель, приехавший на фестиваль „Sommerwerft“ на велосипеде. Этот ходит босиком практически всё тёплое время года, ведёт босоногий образ жизни 24/7. Как свободный художник, он может себе это позволить. Сандалии в переднем багажнике велосипеда не должны вводить в заблуждение: это абсолютное исключение для Марселя, просто днём он много ходил пешком в самый пик жары (было до +33), получил ожог первой степени, поэтому сейчас на всякий случай захватил с собой обувь, но так и не надел, так как к вечеру стало терпимее, да и на велосипедиста высокая температура асфальта влияет гораздо меньше, чем на пешехода. Я пригляделся к его ступням: никаких следов от ремешков сандалий нет, парень сказал правду.

ДЕВОЧКА ПОСЛУШНАЯ

5 августа 2018. После заключительного спектакля фестиваля «Sommerwerft» я познакомился с ещё одной девушкой, которую нужно внести в список франкфуртских босоножек — 16-летней Лоттой. Она утверждает, что не надевала обуви в течение недели, не меньше. «Как тебе удаётся не сжечь подошвы ног в 36-градусную жару?» — «Я наступаю в основном на светлые плитки, я стараюсь больше ходить по тени, и, если приходится стоять, часто переступаю с одной ноги на другую», — ответила Лотта. «Наверное, ты ходишь босиком только когда тепло?» — «Да нет, она ходит и когда прохладно, — с гордостью ответила вместо неё мама. — И это не первое её босоногое лето». Лотта — девочка послушная, отцу нужно было только мигнуть, чтобы она сориентировалась, как отреагировать на моё предложение выйти на свет, чтобы я снял хотя бы пробное фото: «Вот посмотрю сайт и скажу, буду фотографироваться или нет».

Лотта, она же Зеро…

Ну, как здесь можно было что-то возразить? Я, прямо глядя в голубенькие со стальным отливом глазки девушки, твёрдо сказал: «Да, ты очень подходишь нам, и мы будем с нетерпением ждать твоего ответа, но ты молодец, что слушаешь родителей.» Про себя воздал должное семейной солидарности — мне показалось, что мама была бы не против пробной съёмки, но подтвердила решение папы. А и то сказать, господа отцы, вы бы хотели, чтобы вашу несовершеннолетнюю дочь фотографировал каждый встречный и поперечный?

Я-то думал, расстались навсегда. Ан нет! Наступает  25 мая 2019. Одна из участниц анонсированного защитниками природы пикника на берегу Майна — настоящая босоножка. Даже если бы я её раньше не знал, это легко можно было бы установить по фото. Как, спросите вы? А посчитайте, сколько босоногих людей на траве и сколько пар обуви. Кеды самого большого размера принадлежат, конечно, молодому человеку, которого зовут, кажется, Антон. Спортивные туфли размером поменьше — Летте, довольно крупной девушке с дредами. А вот Зеро (прозвище, конечно, и даже, может быть, тут же специально для меня придуманное, прошлым летом она представлялась нормальным немецким именем Лотта) ничего здесь не принадлежит, третьей пары обуви, которая пришлась бы впору её маленьким ножкам, нет и в помине… Летта (тоже не прозвище ли? нет ведь такого немецкого имени, тем более если учесть созвучие Летта — Лотта) фотографироваться отказалась, просто не по душе ей это занятие, и всё. Но я об этом и не жалею, честно говоря. Как я ни обожаю дреды, при ближайшем рассмотрении девушка, носящая их, как-то не произвела на меня особого впечатления. У неё правильные черты лица, женственная фигура, но это ведь ещё не всё, огонь в глазах — вот что привлекает меня в первую очередь.

Ах, Зеро, ах, проказница! Когда я её впервые увидел год назад фактически на этом же месте, на Везельской верфи, она была в соблазнительном полупрозрачном летнем платье, с красивым украшением на голове — просто сказочная принцесса, а сейчас — просто Том Сойер какой-то, но я сразу вспомнил всё, как только заглянул в её озорные голубенькие глазки. Тогда она была с родителями и изображала послушную дочь — мол, родители не разрешают ей сниматься. Что сейчас ей помешало, когда родителей рядом не было, почему она закапризничала — не понимаю. Гимназистка Лотта-Зеро ведь стала старше на год и уже почти совершеннолетняя. И не верю я, что она такая уж паинька. Мы в студенческие времена одну бутылку всей группой пили, а на этом пикнике, кажется, пришлось по целой бутылке на брата или сестру. Так нет, надо было ей обязательно устроить какое-то шоу, закрыть платком часть лица, словно они с Антоном делают что-то нехорошее, по меньшей мере готовятся ограбить банк. И зачем, спрашивается, ей нужно было меня дразнить, крича: «Смотрите только, чтобы ножки попали в кадр, ножки — это самое красивое, что у нас есть!» Почему она не хочет, чтобы её хвалили, чтобы ею восхищались — ума не приложу, ведь она заслужила наше уважение и восторг по праву. Две другие девушки (вы видите их на общих фото слева), наверное, согласились бы на нормальную фотосессию, если бы я чуть нажал. Нет, вы только посмотрите ход их мыслей!

Сначала спросили, буду ли я платить. Ну, я показал 50 центов, которые у меня были с собой — мол, могу подарить, а вообще можно договориться, назначить встречу. Но Лотта была непреклонна, а на что мне остальные? Потом девчонки поинтересовались: а что, неужели правда, что будут снимать для сайта? Да, правда. Но и слава Лотте особенно не нужна — пошутили, и хватит. Ах, Лотта, Лотта, что ты со мной делаешь? Ладно, спасибо, что хоть часть лица есть да вид сзади, что даёт право включить её в альбом «Двадцать франкфуртских босоножек», в котором я в своё время немного смухлевал, добавив двоих девушек, приехавших временно поработать из Лейпцига, зато теперь их, франкфуртских реальных босоножек, ровно двадцать, и ни одной/одним меньше!

БОСИКОМ НА РАБОТУ

9 августа 2018. Мара, конечно, не красавица, но в жизни, поверьте мне, выглядит гораздо лучше, чем на моих немногочисленных фото. Кроме того, в этот день у неё сильно болела спина. Я проехал с ней несколько станций метро, прежде чем представиться, удивляясь тому, что она всё время стоит и даже не пытается присесть, не ищет свободное место. Оказывается, ей сейчас легче стоять, чем сидеть. Мара была польщена моим предложением сфотографироваться, но не не была уверена, что хорошо выйдет — из-за боли в спине. Она обещала, как только подлечится, позвонить мне или написать. Мара — реальная босоножка, летом она почти всегда босиком. Никакой обуви в с собой в сумке она, конечно, не носит. Первое время она и на работу ходила босая (Мара — воспитательница в детском доме), жаль, что новая шефиня запретила ей работать в таком виде. Зимой Мара обувается, а весной и осенью — по-разному, в зависимости от погоды. Очень любит дождь. Я спросил Мару, не больно ли ей ступать по раскалённой плитке и асфальту (сегодня было «всего лишь» 34, но она и в рекордные плюс 38, которые были позавчера, ходила весь день босиком). «Das macht mir nicht aus», — ответила она, что переводится как «Это мне ничего не стоит» или «Для меня это ничего не значит».

ПОКЛОННИКИ ТАРАХУМАРЫ

12 августа 2018. Героями сегодняшнего босоногого забега «Поклонников Тарахумары» были исключительно мужчины, как, например, представленные на четвёртом снимке, слева направо, Фабиан, Макс, Себастьян. Из них только Фабиан иногда ходит босиком по городу, для остальных двоих босоногость ограниченна только спортом.

БОСОНОГАЯ АКАДЕМИЯ

23 ноября 2018. Вчера я ходил за продуктами в недавно открывшийся новый супермаркет на территории ТЦ «Северо-Восточный» и как раз встретил разгуливавшего там при +5 градусах босоногого Фабиана Зиннинга. Он узнал меня первый. Наша визитная карточка лежит у него в прихожей, он каждый день её видит. Но что-то мешало ему до сих пор зайти на сайт.

При том что, оказывается, Фабиан не только сам ходит босиком, но и учит этому других, вот его визитная карточка. На ней написано «Босоногая академия», что надо понимать как «Школа босохождения». Он утверждает, что это его место работы! Шеф-редактор портала четыре года назад мотивировал меня к большей активности: «Вот, создадут во Франкфурте ассоциацию босоногих, а ты проспишь». Как видите, я не сплю, а двигаюсь навстречу сюрпризам и открытиям.

НОГИ В МУКЕ

13 августа 2018. Вы куда смотрите вначале, когда видите эти фото? Небось, на ступни девушек? Так вот, цвет их потому немного странный, что на них постоянно сыпется мука. Перемещайте взгляд дальше вверх. Белые пятна на чёрной одежде просто так не отряхнёшь, нужно отстирывать. Следы муки кое-где остались и на лице, и на руках. Не до того во время короткого перерыва, чтобы прихорашиваться. Успеть бы сходить в туалет, перекусить. Мари (на фото справа) и Джесси — помощницы пекаря. Хозяин ларька «Handbrot» («Хлеб, сделанный вручную») продаёт, а они пекут. Милейший человек, кстати. Кажется, югослав, потому что обратился ко мне на языке, похожем одновременно на русский и украинский, с упрёком: «Нет часу. Работы много, часу мало». Но пока Джесси лепит очередную порцию, Мари, стоящая у горячей печи, может исполнить для меня танец с рукавицами, повернуться и так, и этак, прежде чем отправить в устье печи противень.

Мари (справа) и Джесси. Красивые ступни… в муке!

По технике безопасности девушкам положена не просто обувь, а специальные ботинки — ведь на полу рассыпана мука, может и вода пролиться — иногда бывает очень скользко, тем более горячая печь рядом, мало ли что. Но носить такие ботинки девушкам, которые по жизни редко пользуютcя обувью — это уже не мукА, а настоящая мУка.

Поэтому техника безопасности в этом ларьке систематически нарушается, добрый хозяин закрывает на это глаза, потому что работницы Мари и Джесси, несмотря на их жутковатый панковский вид, отличные. Собственно, ничего, кроме этих специальных ботинок, которые они всё равно надевать не собираются, девушки ничего не взяли с собой на ноги из Лейпцига. Работа в ларьке — временная, только на субботу-воскресенье. Так и поедут домой босиком, лето же, босоногий сезон, который у Мари и Джесси, кстати, продолжается до октября.

Мари нельзя назвать барефутером 24/7, потому что она учится на… столяра (несмотря на то, что закончила гимназию), там с обувью строго, как и у Алины Геришер в школе плетения! Может, Мари когда-нибудь будет иметь свою мастерскую, как Алина, будет там ходить босиком по мягким опилкам, сколько душе угодно. У вас ещё не закружилась голова от количества босоножек, которых я встретил на протяжении короткого времени? Вы считаете, что я живу в раю? Так вот ушат воды вам на голову для отрезвления. Ларёк открыт на время ежегодного двухдневного фестиваля Восточной гавани (Osthafen-Festival), к которому был приурочен проводящийся впервые забег «Поклонников Тарахумары», в котором я принимал участие. Я гулял около часа и вдоль берега Майна, и по прилегающим улицам, стараясь не наступить на валяющиеся кое-где осколки стекла, среди этой толпы жующих, пьющих, прыгающих под однообразно-дикую музыку гостей фестиваля, но так и не встретил ни одного единомышленника, кроме Мари (травка, песочек и катание на лодке — не в счёт), ради неё вернулся с трамвайной остановки, куда она забрела во время очередного перерыва. На театральном фестивале «Sommerwerft» всё было по-другому. Нет, всё-таки, что ни говорите, а босоногость как-то коррелирует с духовностью! Рождённый ползать босым не ходит…

РАЗУЛАСЬ ЕЩЁ В ШКОЛЕ

Эмма разувается ранней весной и обувается — поздней осенью. Красивые девичьи ступни она сохранит до старости.

20 сентября 2018. Когда я выскочил из трамвая на следующей от моего дома остановке, чтобы сфотографировать Эмму (не путать с Эмми, которая работает в Школьном театре), мне показалось, что в руках она держит обувь, в каждой руке по лаптю. Ну что ж, подумал я, не помешает и такой проходной снимок обычной девушки, которой просто стало жарко. Ничего удивительного нет при сегодняшних +30 в том, чтобы снять ненавистную пропотевшую обувь, пошлёпать по горячему асфальту. Мало того, что нынешнее лето во Франкфурте было рекордно жарким за весь период наблюдений, так ещё и в сентябре оно вовсе не собирается уступать свои права осени. Девушку я на этот раз не догнал, побродил возле больницы Св. Марка, возле аптеки — может, юркнула туда? И когда я уже готовился сесть на следующий трамвай, вдруг вижу, как она выходит из больницы, уже с пустыми руками, трамвая не ждёт, бежит, бежит к следующей, конечной остановке, откуда я приехал. Я стремглав к ней с аппаратом наперевес, на ходу щёлкнул пару раз. Сразу извинился, что сделал несколько снимков без спроса, представился. И увидел, что ошибся! Это она несла обувь в руках?

Как бы не так! Эмма, которой нет и двадцати, уже полтора года совершенно не использует обувь летом и никакой обуви в руках не носит, разувается ранней весной и обувается поздней осенью. Спокойно выдерживает холод до нуля, обычная температурная граница — плюс пять. Обратили внимание на стиль её одежды, на этот свитерок с длинными, скрывающими кисти рукавами, которые я издали принял за шлёпки? Свитерок и мне утром сегодня не помешал бы с шортами, но мне же надо держать марку спортсмена, который ходит в одной рубашке в +15. А Эмма ничего такого в голову не берёт, у неё одежда, понимаете ли, на все случаи жизни — когда холодно, кутается в свитер, когда жарко, через босые ножки отводит лишнее тепло. Красота! Некоторые пряди у неё на голове выкрашены в зелёный цвет — тоже очень современно и стильно. Эмма на три года моложе Эмми, двадцати ей ещё нет, и закончила она не гимназию, а реальную школу.

Окончательно разулась ещё в последнюю школьную весну, никаких проблем в школе в связи с этим не было. Но на работе (а она пошла по линии общественного питания — кухня плюс продажа готовых блюд) ей сказали так: раз по технике безопасности положена обувь, да ещё не любая, а специальная, то извольте, девушка, таковую носить, а то никакой работы.

А Эмма очень хотела вкусить самостоятельной жизни, снять квартиру отдельно от родителей, встречаться, когда хочет и с кем хочет. И она своей цели достигла! Только что она навестила в больнице одного из своих друзей. Постоянного друга у Эммы нет, не выбрала ещё! Хочет стать вначале на ноги, получить настоящую профессию. То, чем она сейчас занимается, её разочаровало, скорее всего она будет осваивать другую профессию — медсестры по уходу за пожилыми людьми (та же профессия у самой крутой босоножки Германии Люции Фалькенберг). Эмме нужно будет три года учиться, а потом её ждёт не очень большой, но верный заработок, ведь доля пожилых людей в населении Германии стремительно увеличивается. А может, ей пойдут навстречу, как Люции, и она тоже будет работать босая? Когда я заговорил с Эммой, к нам ринулся было какой-то мужчина — решил, что я пристаю средь бела дня к ребёнку, и приготовился, как видно, её защищать. Но, очевидно, увидев её весёлое доброжелательное лицо и услышав содержание нашего разговора, отступил. «Фотографирование — это не моё», — сказала Эмма, когда я попросил её принять какую-нибудь интересную позу. Ладно, согласился я, пусть будет без позы. А ещё я сказал этому милому ребёнку, что мне будет очень грустно, если она мне не напишет. Да она бы и дала электронный адрес, только вот не помнит наизусть. И смартфона с собой нет, чтобы сразу посмотреть сайт. Ничего у неё нет, только очаровательная, детски-любопытная улыбка и надежда на радость впереди…

Не оставляю надежды встретить Эмму ещё раз, лучше всего в холодное время года, как я год назад, в холодный ноябрьский день, встретил в метро одетую по-зимнему босоногую Джагги. Вспоминаю последние слова, которые я услышал от Эммы: „Ich habe das noch nie erlebt“ – «Со мной никогда подобного не случалось». Не было ещё в её 19-летней жизни случая, чтобы кто-то так заинтересовался её босыми ногами, предложил бесплатную фотосессию и интервью на зарубежном сайте только потому, что она ходит босиком. А ещё у меня не выходит из головы, как Эмма выразилась про человека, которого она тогда посетила в больнице: ein Freund, то есть «один из друзей», а не der Freund, не «единственный друг», не «мой друг». По-русски звучит одинаково, друг и друг, а по-немецки можно передать и это тонкое различие. И что-то мне подсказывает, что она употребила неопределённый артикль вместо определённого из скромности, боясь признаться не только другим, но даже самой себе, что она в этого человека влюблена. Ценит ли он её любовь и преданность? Понимает ли, каким сокровищем он обладает?

БОСАЯ МЕДСЕСТРА

17 сентября 2018. Франциска — медсестра из Регенсбурга, с начала отпуска не обувалась, что видно по её равномерно загорелым, без следов ремешков ступням, украшенным колечком. Приехала во Франкфурт на один день с двумя друзьями, которые на одном из фото стоят справа от неё перед кафе — кстати, тем же самым, где три года назад я познакомился с Надиной Костер. Гости уже посмотрели основные достопримечательности (на заднем плане — Main Tower, одно из самых высоких зданий Франкфурта, а значит и всей Европы, потому что во Франкфурте самые высокие в Европе небоскрёбы), а теперь кружились в районе вокзала, чтобы успеть к отходу поезда. Франциска увлекается индийской культурой, занимается йогой. Хотя утром было довольно прохладно (градусов 12-13), обувь с собой из дома не взяла. Можно подумать, что подошва правой ноги на последнем фото лишь кажется чёрной от падающей тени — нет, пятки Франциски действительно чёрные-пречёрные от сажи автомобильных выхлопов, как водится в большом городе.

НАСТАЛО ЛЕТО!

22 апреля 2019. Уже пять дней прошло с тех пор как во Франкфурте настало лето. Неделю назад утром в воскресенье было +5, две недели назад вообще около нуля, а сегодня +11 и днём до +25. Обычный до этого вопрос: «Вам не холодно?» — свидетели моей утренней тренировки задают в несколько другой редакции: «Ещё ведь не так тепло?» — намекая на право человека, как только становится тепло, избавленным от вопросов по поводу отсутствия обуви.

Эйнджел ходит с сыном к маме — босиком. Все бы так делали!

Итак, действительно стало тепло, а для Эйнджел это значит (её зовут почему-то именно так, на английский лад, а не Ангела, как Меркель, и не как наша Анджела), что она будет ходить босиком. До осени, пока снова не станет холодно. И так из года в год. Эйнджел не нужно ходить на работу, она мать двоих детей, стало быть домохозяйка. Я её встретил, когда возвращался из украинского консульства. Заметил я её из окна метро, которое на этом отрезке пути несколько остановок едет поверху. Вышел на ближайшей остановке, пошёл в сторону предыдущей. Нам нужно было ехать в одном направлении: ей — две остановки, мне — до конечной. Она только что была с маленьким сыном, которому нет и двух лет, в гостях у мамы. Малыш всё время, что я разговаривал с Анжелой, сладко спал в коляске. Старшая девочка трёх лет от роду, как видно, осталась с папой дома. «Как мама относится к Вашему босоножеству?» — спросил я Эйнджел.

«А как ей относиться, она уже давно привыкла, с детства почти всегда хожу босиком. В школу, бывало, мама соберёт, проследит, чтобы обулась. А я только за порог, и обувь лежит в рюкзаке.» —

«А как в самой школе, на уроке?» — «Если меня просили, я всегда обувалась, ведь всегда обувь была с собой благодаря маме». — «Куда вы ходите босиком?» — «Всюду, куда нужно. Даже в ресторане была как-то босиком.» Хотя Эйнджел выросла в Германии и её не отличишь от немки, она отнюдь не немка. Мама француженка, а отец… цыган. Вот так!

Здоровые ступни, не исковерканные обувью — это идеал. Эйнджел его достигла.

Фотографироваться Эйнджел сейчас не захотела, даже пробный снимок не сделали. Сослалась на то, что ей сейчас unheimlich — не по себе, страшновато. Пришлось смириться… Все фото Анжелы здесь тайные. Но, возможно, когда-нибудь будут настоящие. Пока что Эйнджел не может посмотреть наши фотографии на сайте, потому что сайт не работает. Обещала прислать порцию фото мне на эл.адрес, не дожидаясь, когда сайт откроется.

И ПОСЛЕДНЕЕ…

Снимок сделан 25 мая 2019 г. на демонстрации против изменений климата, в защиту окружающей среды. Видел этого парня и раньше не раз босого в городе в тёплую погоду, причём не заметил, чтобы он когда-нибудь носил с собой обувь.

 

 

 

Владимир Залесский, специальный корреспондент портала во Франкфурте (Германия).

 

 

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».