ДАЙДЖЕСТ — 2021. Эссе Натальи Гариповой.

ДАЙДЖЕСТ — 2021. Эссе Натальи Гариповой.

Единственная босоногая фотография Натальи Гариповой, которую нам удалось обнаружить в Сети Интернет.

В смешном, трогательном и местами грустном монологе украинский стендап-комик Наташа Гарипова без купюр и фальши рассказывает об опыте беременности, отношениях с м*даками и настоящей любви, которую удается рассмотреть, только перестав бежать.

НАТАЛЬЯ ГАРИПОВА: ОБЩЕСТВУ СОВЕРШЕННО ПОХЕР НА БЕРЕМЕННЫХ!

До родов у меня была насыщенная и совершенно еб*нутая жизнь, подобная качелям, где то есть секс, то нет секса; есть деньги — нет денег. Живешь в кредитах в землянке, ешь рыбий жир, а потом раскидываешься деньгами, оставляешь недоеденной красную икру в ресторанах. То же самое с отношениями: то ты встречаешься с кем-то, то ты одинок.

Мы решили иллюстрировать этот материал просто красивыми фото босых и беременных женщин. Фото из Сети Интернет.

Бывает, просыпаешься после трехдневного алкогольного запоя и понимаешь: накануне тебя спас чувак, принес домой, уложил тебя спать; ты проснулась, и у тебя нет обуви, потому что ты пришла домой босиком.

Это реально был мой обычный будний день. Ты просыпаешься и считаешь, сколько у тебя осталось денег после вчерашнего дня, затем идешь и покупаешь, чтобы хоть как-то наладить свою жизнь, швабру и книгу по актерскому мастерству. И ты идешь босая в этим магазины. Вот такая у меня была жизнь.

И совершенно другая жизнь начинается после родов — у тебя всегда есть с собой вещи на любой случай: если у ребенка заболят зубы, если начнется аллергия, если еще что-то… Ну и плюс ко всему, конечно же, должен быть родитель, который постоянно контролирует все на 100%. Это самый главный п*здец — ты должен контролировать все, ведь отвечаешь за жизнь человека, который за нее не держится. Это как отвечать за жизнь рыбака, который выходит в +3 на лед.

Но когда у тебя есть ребенок, ты нереально много получаешь от него. И ты столько не смеешься в жизни, сколько ты смеешься, когда у тебя есть ребенок. Но до этого ты и не переживаешь столько. Когда ты один, то всегда можешь пойти пройтись в парк, сходить на концерт, порисовать или посмотреть любимую комедию Вуди Аллена, или Друзей, просто втыкнуть, накрыться одеялом или пойти напиться с друзьями — у каждого что-то свое.

А когда у тебя есть ребенок, ты не можешь воспользоваться своим ресурсом, который был раньше, и тебе нужно научиться каким-то образом генерировать его заново из себя, из всех этих обстоятельств, в которых ты сейчас находишься.

Теперь про гормоны: когда я была беременна, то активно отрицала влияние гормонов, поскольку они очень демонизированы в женщинах — типа женщина становится ебан*той полностью. Но прикол в том, что гормоны помогают женщине, — например, гормон счастья, который вырабатывается после родов, помогает преодолеть этот стресс и радикальные перемены. То есть ты суперсчастлив и из-за этого фигачишь на этой телеге дальше и никакие колеса не отваливаются. Если у тебя есть свободное время — ты в это время успеешь все. У тебя есть 15 минут — ты успеешь все, что тебе надо.

Когда я была беременна, я ощущала давление от общества из-за того, что я в другом статусе. Я вообще очень сильный персонаж по жизни и редко жалуюсь, меня сложно сильно выбесить, но во время беременности я увидела, что всем пофиг на то, что тебе тяжело. Тебе не уступали место в очереди, тебя не пропускали в туалет; я шла через переход, и водители мне сигналили — «быстрее!». И ты пребываешь в шоке от того, насколько всем похер на то, что тебе плохо.

Беременная женщина с красивыми ногами — прекрасная картина!

Обществу совершенно похер на беременных, на людей с детьми, на самих детей. И еще на людей с инвалидностью, — потому что я с коляской не могла подняться по ступенькам; пройти там, где ямы. Город приспособлен только для половозрелых физически сильных хипстеров.

А в ситуации с врачами, оказывается, какой бы у тебя вопрос ни возник, на него все еще не нашли ответа за двадцать один век. Педиатры все время отвечают: «У всех по-разному». И ты такая: что, бл*ть, чтооо?! Ты хочешь узнать, какая температура должна быть в комнате, и педиатр говорит: «А у вас какие народы в крови? Они с Севера или с Запада?». Я смотрю на своего мужа Антона и такая: я реально это слышу или мне кажется? это правда происходит с нами сейчас?

То есть люди, которым ты вроде как доверяешь жизнь ребенка, говорят много откровенной х*йни, и ты не знаешь, как с этим бороться. Самое главное — найти адекватного педиатра, и тогда тебе становится жить чуть полегче.

В рождении ребенка есть какая-то магия, которую ты никогда не разгадаешь. Самое важное, — чтобы отец был рядом. Потому что, во-первых, ты не знаешь, что делать. Во-вторых, это суперподдержка.

Раньше я была уверена, что не достойна хорошего человека. Что если у меня и будет кто-то, то какой-то муд*к. Поскольку у меня было очень много муд*ков подряд, я и не знала, как может быть по-другому. У меня включался тумблер влюбленности, когда со мной плохо поступали: ты меня унижаешь — я твоя. Например, человек тебе не звонит или просто не берет трубку, и до этого тебе было все равно, а тут ты начинаешь: да-да, я чувствую что-то. Это была не влюбленность, а обида на то, что тебя отталкивают, но почему-то в своей системе координат я принимала это за любовь.
У меня была ассоциация — любовь равно боль. Потом я поняла, что это вообще не так! Любовь — это про наполнение, про единение, про общий взгляд, про усиление, про доверие, про расширение, в конце концов, и про то, что вы остаетесь вдвоем. Сначала вы жили отдельно, потом вас стало двое, а со временем вы превращается в нечто больше, чем просто два человека. Вас как будто пятеро! А когда ребенок, то вас уже десятеро, вы банда! Появляется ощущение, что вы команда. С ребенком увеличивается и количество любви.

Когда мы встретились с Антоном, не было щелчка — «пам» и искры. Он был влюблен год, а я говорила: нет, это не для меня, нормальные люди — это не ко мне; извини, найди себе какую-то странную телку, которая исковеркает твою жизнь, а я найду себе своего. Он был просто хорошим, был влюблен, и это меня сразу отталкивало. Мне нужно было страдать. Вот и все. И в какой-то момент что-то щелкнуло.

Раньше у меня все шло по совершенному одинаковому сценарию! Все мои мужчины были младше меня, и я всегда доминировала и как мамочка «ставила оленят на ножки». А Антон — он очень сильный человек и очень сильно меня любит. Именно его любовь переломила мой механизм. Я год пыталась все испортить и чуть все не про*бала. Но если я могла про*бать, то он не мог. Антон просто как каток — укатывал и шел дальше. И в какой-то момент я ощутила щелчок внутри и больше ни разу не засомневалась.

Я бы дала себе тогдашней такой совет: просто остановись на секундочку и посмотри вокруг. Нужно было просто остановиться и осмотреться, а не все время бежать. Это болезнь таких людей, как я. Мы не выдерживаем пауз в разговорах, пытаемся быстрее заговорить, потому что если мы молчим, то нам может быть неловко, «возможно, нам не интересно вместе?». Я все время бежала, бежала и бежала, все быстрее и быстрее, мне было нужно больше людей, чтобы не чувствовать себя одинокой.

И я помню момент, когда пришла к нему домой в депрессии с бутылкой вина и сказала: «Я выпью тут бутылку вина сама и уйду, понятно?». Я села и просто смотрела на него. А он такой: «Окей, сиди, пей, смотри, я буду заниматься своими делами». Мыл там что-то, готовил еду. А я просто смотрела и смотрела. И вдруг в какой-то момент я поняла, что это за человек, когда наконец-то остановилась и рассмотрела.

Источник


Подготовлено редакционной группой портала.