ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. ВТОРЫЕ «КОРАБЛИ» И ПЕРВЫЙ «КАРЬЕР» (серия № 44).

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. ВТОРЫЕ «КОРАБЛИ» И ПЕРВЫЙ «КАРЬЕР» (серия № 44).

ВТОРЫЕ «КОРАБЛИ»…

Очередной БосоПоход состоялся 13 июля 2011-го. Это можно легко определить по датам, которые мой новый фотоаппарат выставлял на снимках — я тогда не научился убирать этот режим. И он был, пожалуй, самыми многолюдным в истории походов.

Закон один для всех: в БосоПоход только босиком! Именно так — с начала, с остановки, чтобы ве видели — мы — БОСЫЕ!

Вот мы все стоим на остановке. Виола в белой курточке (собирались рано утром, поэтому было немного прохладно). Её муж, Дмитрий. Тот самый человек, возможно и очень хороший — я не знаю, близко я с ним знаком не был! — но явно не для такой экспансивной девушки, как виола, с тайными страстями и склонностью к авантюрам. Потом она обмолвится, что-де, он ещё и наркоманил немного… Что ж, тогда я совсем не удивляюсь, что из этого союза ничего не вышло — кроме общего ребёнка.

Стоит в чёрных брючках — странная женщина; как её звать-величать, даже не помню. Увлекалась эзотерикой, бывала на «Городах Солнца»; была молчаливой, хотя и улыбчивой. Такое ощущение, что в Ассоциации искала себе мужа. Что ж, многие это успешно совершили, такового нашли; но она не торопилась сниматься, а я тогда был увлечён моей Аланой и ни о каких других моделях не думал… пара ФомельМария и Катя, сёстры. И троица студентов, два парня и девушка, из НГУ.

Alana. Я тогда не знал, что эти ноги, это гордое лицо будет светить мне всю жизнь…

Естественно, что, едва люди приходили на место сбора, на остановку, я командовал им «Разувайтесь!». Да, можно было культурно загрузиться в автобус и снять обувь перед первыми метрами маршрута… но это неинтересно! Это же не по-барефутерски! Поэтому все тут же обнажали свои ноги, не все с большей охотой, но деваться было некуда.

Сёстры Фомель. Какие же яркие, зажигательные девчонки!

Подошёл автобус. Погрузились. Кондукторша, разбитная смуглая девка, тут же пристала с вечным: «А чего бОсые?». Пока ехали, успела, хохоча, рассказать, как она в Молдавии у себя всё лето так и гоняла босиком и т. д., и т. п., и жаль, её беспокойное кондукторское ремесло не позволило постоянно с нами общаться; а я уж думал раскрутить её на мини-фотосет, благо, что была она в сланцах и ступни, широкие, крестьянские, были загорелыми дочерна. Разве что, увы, со следом от ремешка. Это тоже остановило.

На мосту. Он вибрирует под босыми ногами…

Приехали на кольцо у Шлюзов, поднялись на мост. Непередаваемое ощущение: это стальная махина «ходит» под ногами, вибрирует, особенно, когда по ней проползают тяжёлые фуры. Ощущать это, конечно, лучше всего, голыми подошвами. Потом шли по железнодорожной ветке, ведущей на бетонный завод; да, та самая ветка с разводным мостом. И вот подходим мы к нему, а мост — о чудо, в «рабочем» положении. И мы по нему прошли… А потом наблюдали, как он, урча и лязгая, медленно поворачивается обратно, вползая в выемку на другом берегу. Удивительная картина.

Мы идём по этому стальному мосту…

 

…и вдруг под Машей он начинает разворачиваться! Она едва успевает спрыгнуть! А потом мы наблюдаем его разворот.

Сейчас через этот мост уже не перейдёшь. Стальная решётка, видеокамеры, проход запрещён и прочее. Вот странно: неужели такой важны «стратегический объект»?! Да, многое в те времена было проще и как-то милее.

Корабли нас встретили полной тишиной и отсутствием всякого намёка на сторожей. Чёрт его знает — может, закрылись и пьют. Мы потоптались немного у знакомого ржавого шлагбаума, потом я скомандовал: «Да пошли!» и мы высыпали на эти плавучие гробы.

На кораблях. Свобода и красота.

 

Катя закончит тем же, что и многие модели: замужество, ребёнок и пуританство. Никаких босоногих съёмок. Примерная «яжмать».

Вообще, съёмки на старых кораблях — это давняя фишка Студии, мой второй по значимости фетиш после рельсов; нет, третий — после рельсов и развалин! Эта ржавчина под босыми ногами, это соединение несоединимого — грубейшего на вид металла и беззащитных босых ног, действительно, отзывается каким-то тонким искусством… Ну, поснимались мы на кораблях вволю.

Возможно,эти фото и выплыли в Сеть. Для фотографа такая локация — клад!

 

И без приключений не обошлось. Видите, на фото Виола выходит из помещения — то ли рубка, то ли трюм, я уж не знаю, как это называется. Выходит и спокойно так говорит: «А там лежит кто-то… Тело чьё-то!». Другие бы испугались, а наши с визгом ломанулись в этот трюм — смотреть, кто там лежит и почему. И ведь что оказалось: в трюме, под грязным брезентом, лежал… манекен. Да, нормальный такой магазинный манекен мужского пола, правда, без нижней части туловища. За каким бесом его туда затащили, какую функцию он выполнял — неизвестно. Я сфотографировал его, но кадр потом стёр: в условиях полного дефицита света вспышка напрочь испортила фото.

А вот этот кадр дорогого стоит. Моя Алана позирует на останках ГАЗ М-20 «Победа» третьей серии — выпуска начала а пятидесятых. Не большой, конечно, раритет, но, тем не менее. Эта машина буквально валялась в бесхозном состоянии, но явно имела своего владельца. И наверняка сейчас, отреставрированная, гоняет по Новосибирску.

Можно было попроще. перейти по тропинке метров за двести. Но мы же не ищем лёгких путей…

Прошли мы берегом Обского. По мостику стальному, впивающемуся острыми рёбрами в наши голые ступни. Тут был милый эпизод: та самая незнакомая студентка, шедшая одной из последних, с непривычки аж взвизгнула. Ну, тут ж.е её друг, блондин-спортсмен, подхватил девушку на руки… Мы обернулись.

Да нет, у нас и в мыслях не было как-то осуждать эту бедняжку. Но, вероятно, такой сарказм читался во взглядах: эх ты, неженка! — такое было общее скрытое неодобрение, что студентка тут же вывернулась из рук парня: «Пусти меня! Я сама пойду!». И морщась от непривычной боли, преодолела эти шесть метров ребристого покрытия.

Ну, потом мы вышли в просторы Ботанического сада. Не обошлось без гравийных дорожек — там не только тропинки; и мы все топали по этому гравию без звука. Ну, а потом костёр и шашлыки на холме Гольдов, куда я прихожу каждый год почти, только уже просто со школьниками. Но каждый раз вспоминаю эти годы и то, что мне тогда подарила Ассоциация.

Перед самым падением.

На Холме Гольдов. Святое место.

 

Виола. Последние новосибирские фото Студии. Потом у неё появится «спонсор».

 

На выходе из Ботсада наткнулсьс на участников «Бала Абрамовой», маскирующихся под девятнадцатый век. Наша участница, конечно, не упустила возможность с ними сфотографироваться.


…И ПЕРВЫЙ «КАРЬЕР»

До этого состоялся этот поход или после — честно говоря, не помню. И охоты рыться в данных файлов нет. Факт, что было это тем самым летом. Воодушевлённые собственными подвигами, решили мы пройти от самого Академгородка по берегу Оби в район, где впадает в неё речка Иня и возвышается арочными пролётами, изумительно красивыми, Комсомольский мост, тридцать шестого года постройки. Я видел его как-то раз с парохода, издали — и для себя решил, что туда я обязательно попаду!

Я так азартно рассказал девчонкам своим про этот мост, что в поход собрались почти все. Вот мы, пятеро отчаянных, не считая меня, на «передыхе». Отдыхаем, пьём водичку. А Настя Чащина, как самая отмороженная, просто уселась на землю, и всё. Ей всё пофиг. Удивительно, как играет природа: пройдёт почти десять лет и среди моих учениц появится совершеннейший её клон, и вы даже этого клона знаете — модель Challenge.

Босичком по гравию? А, да, Босопоходы нееженок не любят.

 

Пищат, но идут…

 

А Насте Чащиной всё по х*й.

Мы двинулись от того места, где прервался наш прошлый поход — из-за того, что Настю Зимонину кусанул клещ (это первый и последний случай за всю историю БосоПоходов — не попрись девки в высокую траву, ничего бы не было!). С Матвеевки. Идём себе бережком. Ну, конечно, не везде по травке — дачные улицы засыпаны гравием. Мои девчонки — выдерживают, да ещё и подначивают друг дружку: а, чё, не больно? Да ладна… и так далее.

И вот доходим мы до глинистых промоин на дороге. Ох, надо было видеть, с каким удовольствием они пачкали там свои босые ноги, как прыгали туда, как возились в этой глине голыми ступнями!

Вот оно, наслаждение тёплой грязью, облегающей голые ступни!

 

Я уже писал в каком-то комментарии к «Архиву»: эх, в том самом был совершенно непередаваемый элемент новизны. Всё это делалось в первый раз или «разы», ощущения были свежи. Я ощущал себя строителем новой Босоногой вселенной. Ну, как это — вывести четверых обычных школьниц и одну студентку босиком в поход и наблюдать их искреннюю радость?! От всего происходящего?! От собственного босоножества?!

Ну, так вот, бодренько, дошагали мы до разъезда Иня, Точнее, до той части его, которая прилегает непосредственно к берегу. Берег, конечное дело, загорожен дачами, коттеджами; на нашем пути — магазин поселковый, там вода и чупа-чупсы.

Что-то они там потеряли… Ищут.

 

Пока девчонки пошли в магазин, я остался на улице. И стал «жертвой» приставаний мутноглазой местной личности; понятно — на предмет: мужик, дай пять рублей, на опохмел не хватает… Я дал. Самому пива хотелось до жути, но ведь нельзя, у меня ж дети под началом… Мужик принял донат, и поинтересовался:

— А идёте-то куда?

Я объяснил, максимально доступно: мы туристы, хотим выйти к Комсомольскому мосту, на бережок… Похмельный мужик присвистнул:

— О! Дык не пройдёте. Там вохра.

— Кто?

— Охрана там. Они, эта, стреляют. Вон, Тимоха, рыбак наш, хотел пройти, так шмиальнули в ногу без предупреждения…

Я немного ошалел. Что ж за времена-то сталинские? Кому он, на хрен нужен, этот мост, и вообще, ВОХР (военизированная охрана), она что, террористов от детей в оптический прицел отличить не может?!

Но детям решил пока не говорить. Они накупили лимонада и мы двинулись дальше.

А потом упёрлись в один забор с колючей проволокой. Попробовали обойти — второй. И зловещие надписи, как и говорил тот мужик: «ВОДООХРАННАЯ ЗОНА. ПРОХОД ЗАПРЕЩЁН!», «ОХРАНА СТРЕЛЯЕТ БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ!».

Не фига себе… Вот — прогулялись.

Это потом только я соображу, внимательно глянув ДубльГИС: дело-то не в Комсомольском мосте. Его только ракетным ударом с воздуха или десятками кило тротила можно взорвать. Дело в чёртовом водозаборе, который в аккурат находится рядом с ним. Дескать, проберутся шпионы, отравят воду — и капец всему…

Ситуация была патовая. Поворачивать назад? пройдя столько километров и не выбравшись к реке? Я стиснул зубы. Тут же рядом — карьер Борок, где мы с Андреем Шунько проводили семинары «Лаборатории ANдреналин», где сбегают в карьер чистые ручьи, подобные горным речкам… А может, туда?

Девчонки поддержали.  Все!

И вот мы пошли наитию, к карьеру. Без карты, без всего — вдоль трассы. А там заросли — выше меня. Я достал нож и им, как мачете, начал свирепо рубить эти лианы. Они падали сбоку, где-то шумела трасса, а мы в гудении комаров, продирались сквозь это… Клещи? Да какие там клещи. Мы об этом не думали.

И вот, вырываемся мы из этой, прямо африканской сельвы и перед нами открывается такая ласковая, гладенькая на вид, дорога к карьеру. На взгляд — метров пятьсот. Потом я посчитал — мы прошли, со всеми блужданиями, ДЕВЯТНАДЦАТЬ КИЛОМЕТРОВ БОСИКОМ. Что тут какие-то полкилометра.

— Ну? Пойдём?!

Девчонки: «Конечно!».

И мы сделали первые шаги. О-а-у-аааа! Вы себе этого представить не можете. В совершенно ровную, укатанную до состояния паркета колёсами грузовиков, высохшую глину были аккуратно впаянные камешки. Как шипы. И они врезались в наши босые ноги. Как бритвы. Мы эти пятьсот метров преодолевали полчаса. С черепашьей скоростью…. но никто даже не заикнулся о том, чтобы повернуть назад.

И вот когда мы вышли на край карьера… Когда сели на его склон, когда увидели внизу маленький, как спичечный коробок, пятидесятитонный «БелАЗ» и экскаватор…

Мои девки выдохнули разом:

— ВОТ ЭТО КАЙФ!!!

Позже я узнавал от отца нынешней модели Secret, геолога: сидеть на этих обрывах смертельно опасно. Время от времени подмываемая ручьями порода вдруг срывается вниз и летит… Мы были на лезвии ножа! И странно, что, несмотря на это, ТОГДА никакого ограждения вокруг каменной чаши карьера не существовало в принципе.

…Обратно ехали в автобусе. Полном. Стояли. Только мне, как человеку с сединой, кто-то место уступил. И я слышал, как Настя Чащина и Катя Фомель кому-то из пассажиров жарко доказывают теорему о том, что ходить босиком здорово, круто, можно, полезно и вообще — кайфово!

Я не вмешивался. Этот рубеж — 19-километровый поход, был взят.


Подготовлено редакционной группой портала. Текст Игоря Резуна. Фото Студии RBF.