ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ RBF: Ферран, Александра и «Целовальник»

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ RBF: Ферран, Александра и «Целовальник»

Продолжениее перепубликации. Как снимают босоногих во Франции и как в России. Линда Марачелли — тайна Босонета и совсем не тайна: сибирская девушка Александра.


2004

ПО СЛЕДАМ АРНО ФЕРРАНА

Я уже говорил, что идею сделать именно такой сайт, какой мы имеем сейчас, мне подал французский фотохудожник Арно Ферран. Более того, мы пошли дальше: как отмечали многие посетители сайта в 2006-2008 годах – самое «хлебном» время, наши фотосессии, наши «придумки» были во сто крат интереснее, чем у Феррана; ну, если, дай Бог, мне удастся закончить серию этих мемуаров, то вы сами это поймете. Итак, французский сайт… Девушка по «пОрижу» гуляет босиком.

Этот фотомессидж Арно Феррана — свободная, раскрепощённая, босая (!!!) Женщина, с убийственной откровенностью дающая любоваться своими красивыми ногами, меня в 2003-м году просто прибил. Вынул мозг. Перевернул…

На самом деле именно у Феррана мы «подсмотрели» несколько ключевых тем. Одна – это собственно, прогулка по городу, среди прохожих, и тут основной мессидж прост: так хорошо, так здорово, можно и все такое. И пятки пачкаются, но это ерунда – щёлк! – заветный кадр, и пошли дальше. Второй темой было «босиком в транспорте» (кстати, эьл не только его тема, как я впоследствии убедился, это тема многих западных фотографов этого жанра!). Ну, с этим нам не очень везло и не потому, что в давке снимать очень сложно.

Во-первых, я очень скоро убедился, что даже в пустом автобусе (как, кстати, и в студии), хороших кадров – раз, два и обчелся. Простора мало, пол трясётся и камера вместе с ним, фантазия глючит, и в итоге фотосет до уныния однообразен. А хочется на пять кадров сделать, а полсотни, чтобы был фоторассказ… Во-вторых, в полном автобусе или вагоне метро в кадр попадают лица пассажиров и не всегда они высокохудожественны. Этот приём, кстати, отлично работает только во время зимних (!) съемок в крупных торговых центрах, которые мы начали практиковать с зимы позапрошлого, 2013 года: о, там получаешь просто роскошную палитру человеческих эмоций, идя ПОЗАДИ модели и фотографируя. Люди тебя с фотоаппаратом не замечают, а гамма выражений на лицах достойна кисти Дега. Или гравюр Гойи.

Босиком под дождём или после дождя… Тогда, пока не было своих моделей, как на этом снимке Арно Феррана, я после каждого ливня хватал камеру и бежал на улицу — ловить промокших и — о, чудо! — разувшихся.

Но «транспортная» тема отразилась в другом направлении: в «рельсах». Между прочим, наберите в любом поисковике тему фото «босиком на рельсах» и вы получите сумасшедшее количество таких фото – оказывается, это общее место почти у всех фотографов. Есть, видимо, в сочетании босой девушки и рельсов какая-то необъяснимая романтика; во фрейдистские штучки я углубляться не буду, предположу, что это всё из серии «сиреневый туман над нами проплывает» и «опять от меня сбежала последняя электричка». Кстати, в этой теме француз отметился только серией девушки на узкоколейной железной дороге, проходящей по одному из парков Парижа, кажется, Венсеннскому лесу, и всё. А мы-то… мы облазили все более-менее знаковые рельсы Новосибирска!

Третья тема Феррана была «босиком под дождем» или «после дождя», по лужам. Четвертая – босиком  на природе. И по сути дела, всё!

 

А мы к этому прибавили «босиком в офисе» (о том, что в этой теме сделал Ферран и как, я расскажу позже, когда дойдем до фотосета «Яна в офисе»), «босиком в страшном месте» — какой-либо заброшенном месте, «босиком на крыше», еще с десяток сюжетов! Так что российское первенство в этом вопросе, я бы даже сказал, сибирское, неоспоримо…

Божественная Линда Марачелли, любимая, наверное, всем Босонетом. В парижском пригородном поезде RATP — аналоге нашей электрички!

Вот, например, одна из самых замечательных моделей Феррана, Линда Марачелли (Lynda Maracelli):

Линда: «По матери я итальянка, по отцу – швейцарка, из  Базеля. В Париже я живу с 24 лет. По профессии я преподаватель музыки и пения, работаю в одном из частных детских садов в Монтрё; также занимаюсь психологией, имею диплом бакалавра. Собственно, как психолог, я познакомилась с Арно Ферраном еще пять лет назад. Уже в то время я запросто ходила босой по Парижу, и не смущалась ни своих грязных пяток, ни чужого мнения на этот счет. Фотосессии не стали для меня откровением или испытанием: напротив, с Арно очень весело комфортно. Можно сказать, это мое хобби: топтать босыми ногами парижские улицы. Я нахожу в этом очень эротичное и приятное приключение… У нас по-другому смотрят на это, нежели в вашей стране и я буду счастлива, если кому-то мой пример скажет, что можно вести себя свободно, раскованно и быть при этом счастливым!»

Грязные пятки — это первая и основная «фишка» Феррана. и мы следуем его фотопринципу до сих пор. С той разницей, что подошвы наших моделей испачканы чаще всего, не городской сажей, а естественной землей…

«Тем, кто смотрит на мои фотографии, кажется, что я не люблю свои ноги. Они все время грязные, испачканные, и пятки шершавые. Но на самом деле я хорошо знаю, как грубоватая кожа ступни нравится многим мужчинам – это только кажется, что они любят все гладкое и мягкое! На самом деле кожа ступней должна быть крепкой и четко ощущаемой… Мне нравятся свои ноги. Они у меня «крестьянские», такие же были у моей бабушки и я помню, что дед говорил, что у хорошей женщины пятки всегда напоминают печеную корочку хлеба…

Будучи психологом, я изучала социально-психологическую подоплеку уличного босохождения, на материалах, в частности, хиппи. Да, босые грязные ноги на улице – это протест против «цивилизации комфорта» и «общества потребления». Одновременно это и демонстрация скрытой сексуальности: голые ноги ассоциируются с вызывающей наготой, что противоречит нормам морали. Наконец, это демонстрация «грязного» поведения, также не укладывающегося в рамки… в итоге получается великолепный коктейль из естественности, секса и протеста. Думаете, я не ощущаю этого? Ощущаю. И вот не раз во время наших прогулок по Парижу с Арно я видела, как мои босые ступни возбуждают тех, кто это тоже чувствует…

Как я уже сказала, во Франции нет сложных ситуаций, связанных в проходом босого человека в какое-то общественное место. За всю историю моих съемок с Ферраном только один раз на Лионском вокзале полицейские посоветовали мне обуться, но, узнав, что это мой стиль жизни, сняли свою требования. Тут очень четко различают прайвеси, личное и законы, порядки. Закрытых мест, где существует дресс-код, нет; если они и есть, то это очень закрытые вечеринки для супербогатых, куда идут вообще в смокингах и вечерних платьях: кстати, некоторые дамы охотно сбрасывают туфли прямо там и ничего не стесняются. Лично я особенно люблю бывать босой в людных местах – энергетика толпы заряжает, от нее мурашки по коже, я это ощущаю. Самое приятное было походить босиком в Лувре, где очень мощное влияние эпохи… При этом, конечно же, никто не делал мне никаких замечаний!».

Линда проходит БОСИКОМ В МЕТРО! Тогда на такую дерзость со своими моделями я не решался; и хотя запрет на босоногих в новосибирском метро был по-тихому отменён ещё в 2004-м, никто об этом не догадывался…

Тут вот надо сделать особое дополнение. Сейчас вот уже, в 2020-м году, историю с Линдой можно рассказать от и до. Тем более, что она не только рассорила меня с этим французом, но и является до сих пор такой же нераскрытой тайной в кругах Босонета, как в жизни — убийство президента Кеннеди.

Итак, расскажу, как на духу, тем  более, что «загадку Линды» мечтает разгадать наш директор Международного Бюро портала во Франкфурте и даже готов поехать за разгадкой во Францию, но пока времени нет…

Сайт у Арно Феррана был платный. Просто так не посмотришь фото — плати евро! Я тогда, в 2004-м, в принципе, не представлял, как это — перевести деньги из Новосибирска за границу, да и желания платить, конечно, не было. Я, как фотохудожник фотохудожнику, написал г-ну Феррану письмо на чистом французском с любезным предложением обмена фото: я ему своих сибирячек, он мне — своих француженок.

В ответ он просто, ни слова не говоря, скинул ссылку на какой-то свой «бесплатный архив», откуда фотографии можно было качать фактически в полноразмере (Ферран, кажется, уже тогда охладевал к теме; в конце нулевых он закроет оба свои проекта — по-крайней мере, сейчас один сайт мёртв, второй — не существует, по ссылке открывается что-то непонятное, наберите в строке браузера postmodernwoman.com и увидите сами!). Я качал… Линда больше всех волновала меня, её средиземноморская красота, я ощущал в этой женщине нечто особенное.

Через несколько лет я познакомлюсь через Интернет, через поисковик Yahoo, с французской группой любителей ходить босиком. Через неё — я найду Линду. Честно, я не помню, как и это мне удалось. ну, хоть режьте…сам разговор — помню, ник её там, со словом sun, помню, был. и всё. и, дабы не плодить разночтений, более даже вспоминать не буду. кажется, Линда навела меня на французскую певицу Паскаль Фроссар, выступающую босиком — но это уже не так важно…

Линда во время фотосета не раз демонстрирует на камеру грязные подошвы. А почему?! Потому, что это как раз вящее подтверждение того, что модель не ПОЗИРУЕТ, а ХОДИТ босиком несколько часов!

…Завяжется моя переписка с ней, потом последует разговор по Skype, но без видео. Голос у неё был глуховатый и усталый. Вообще, всё то, что я «вынул» из общения с Линдой, сейчас тщательно воспроизведено Владимиром Залесским в выпусках его «Блокнота», вплоть до сумасшедше откровенных психологических комментариев: Линда окажется ещё и социальным психологом. И вот в чём фишка — она расскажет мне, что уехала из Парижа в крохотную «коммуну» (это не ячейка социализма, так во Франции называют крохотные самоуправляющиеся посёлки с несколькими тысячами жителей!) в горы; порвала все социальные связи; работает с детьми (как я понял из деликатных недомолвок, с детьми-инвалидами по умственному развитию) и так далее.

При этом Линда принципиально НЕ ВЫШЛЕТ МНЕ НИ ОДНОЙ СВОЕЙ СВЕЖЕЙ ФОТОГРАФИИ!

А потом всё  оборвётся, будто бы обрежут невидимый телефонный кабель. Адрес молчит, скайп не отвечает. нет Линды!

 

 

 

 

Горячая средиземноморская красота этой женщины завораживает…

 

В «бососандалиях». Чем зацепили ступни этой женщины? Вроде ведь обыкновенные, у многих наших моделей — на порядок красивее, эротичнее… А вот, поди ж ты. Загадка, как и сама Линда!

А может, и не было?! Такую версию порой озвучивают недоброжелатели — мол вон как «развели» портал «Босиком в России»! Честно говоря, я сам не знаю. У меня своя версия, конечно, есть: во время общения с Линдой наткнулся я в Интернете на фотографию женщины, чудовищно на неё похожей, по возрасту, по фигуре — сидящей у порога своего дома и… прикрывающей лицо рукой. Я вспомнил о том, что Линда говорила о каком-то «несчастье», которое с ней случилось, дескать, отчего она ударилась в такое вот отшельничество. Авария? Химический ожог? Кожная болезнь? Опухоль?! Фотографию я туда скопировал, куда-то засунул, она и сгинула в архивах, потерялась на старом жёстком диске, а спрашивать тогда я постеснялся…

В 2004-м она молода, красива, азартна. И так вот, в коротенькой юбочке, босиком… по Парижу!

Может быть, её лицо обезображено — отсюда и отшельничество, отсюда и работа с инвалидами, отсюда и отсутствие фото; может быть, отсюда и депрессия, приведшая к разрыву всех связей, в том числе и со мной…

Но даже если так, если меня «развели», если за почтой и голосом Линды Марачелли прячется неведломый мистификатор, такой же, как молодой поляк (который несколько лет дурачил весь Фейсбук, придумав босоногую полячку Миллер!), то этот человек, безусловно, дико талантлив. Ибо выдумать всё то, что говорила Линда — и говорила потрясающе ПРАВИЛЬНО, это, дамы и господа, надо уметь…

Характерно то, что в автобусах (хотя Линда как раз на автобусной остановке!) мэтр Ферран не снимал. Может быть, давка и тряска. А скорее всего — жадничал, скаредный, по словам Линды, человек был, ни копейки «лишней» на сюжет не тратил.

Но Бог с ней, с Линдой, кем бы она ни была — или была; пусть даже и останется загадкой. А то, что она тогда рассказала в интервью, можно почитать в «Блокноте» (если вы зарегистрированы в соцсети ВКонтакте).

Вот он, список…

Беседа первая. О сексе, детях и затворничестве…

Беседа вторая. О гормонах, музеях и разрешении на съёмку…

Беседа третья. О нудизме и чистоте Парижа.

Беседа четвёртая. О работе босомодели.

Беседа пятая. О фут-фетише.

Беседа шестая. Собственно, выдержка из того, что говорят о нас на Сити-фит…

Читайте сами — там много. А мы вернёмся к нашей истории!

Линда в Париже. Для множества наших читателей — и для меня! — она навсегда останется такой… Может, и не стоит разыскивать её, разрушать эту красивую легенду?

Ну, и чего напрочь не было у Феррана – так это босой девушки в грязи. И вовсе не потому, что великий мастер босохудожества считал это антиэстетичной: нет, проскальзывают такие кадры то там, то тут. Также о причинах небывалой популярности фотосетов, когда красивая (!!!) девушка месит босыми ногами жуткую (!!!) грязь, я умолчу: это глубинная психология, но если говорить просто – то это из серии «Красавица и Чудовище», игра на контрасте. Почему же нет этого у Арно Феррана?! Просто ТАКОГО количества грязи – настоящей, жирно-маслянистой, глинистой, во Франции, в окрестностях Парижа просто не найти!  Это надо далеко ехать. А маэстро высокобюджетными съемками не занимался… Поэтому тут у нас была фора. Потому, что как раз грязи – проселочных дорог, вспаханных полей и просто развороченной земли посреди городского двора у нас в России более, чем достаточно!

Но поначалу мы старательно следовали за гуру. И вот третьим большим открытием, своего рода первой регулярной моделью сайта стала тогда еще школьница, дочь моей жены от её первого брака, Александра…

АЛЕКСАНДРА: «ОЛИМПИЙСКИЕ» ИГРЫ

Придя в начале 2004-го года в офис к моему знакомому Евгению Слогодскому – ныне знатоку всевозможных практик, медитаций, продвинутого знания и вообще, очень интересному человеку! – я увидел поразившее меня помещение: Евгений там снимал офис. На улице Нарымской, неподалеку от магазина «Альянс» и одноименной остановки – торговый центр (или бизнес-центр, не помню) «ОЛИМПИЯ». С иголочки. Почти безлюдный. Серо-зеленый отделочный камень, сверкающий металл поручней и ограждений, стекло и полный хай-тек. А самое главное – над всем этим парила стеклянная крыша. Это же мечта фотографа: тепло, чисто, сухо, уютно и можно снимать без вспышки!

Босиком в «Олимпии». Под стеклянной крышей.

Я решил ковать железо, покуда оно было горячо. Саша подъехала на следующий день, преодолев нелегкий путь из Академгородка и практически первый раз отправившись одна в город – по мартовской слякоти. У Евгения она переоделась, разулась и босыми ногами ступила на прохладный пол «Олимпии»…

Полы там были чистейшие. Как зеркало.

Я знал, что она очень много думает о своем внешнем виде, о красоте; но знал и то, что на нашей даче она гоняет босиком, что хоть и выглядит изнеженной и томной, стержень внутренний у нее есть. Правда, прогулка босиком там, где на километр в любую сторону все обуты, случилась у ней первый раз. И определенный страх (что я, как дурочка?!), смущение (они же вся пялятся!) и опасение (а вдруг «придатки застужу»?!) в ее красивых глазах был. Но, как я уже тогда заметил, прогулка босиком по людному ТРЦ, да еще в то время, когда принято ходить закутанным и в обуви я является роскошным психологическим тренингом для тех, у кого есть проблемы с самооценкой. Сдирает, как наждак, начисто.

Ступни Александры — тоже ничего особо выдающегося. Но на тот момент они были эталоном портала rbfeet.com

Саша довольно быстро привыкла к своему босому виду. Сначала пыталась ходить на цыпочках. А потом ее босые ступни уже запросто шаркали и шлепали по полу. Потрясающих эффект чистых, почти зеркальных полов отразился и в том, что они отражали ее ступни. И подчеркивали их красоту. Похожую серию – «Александра дома», вы можете скоро увидеть на сайте, и вы тогда оцените справедливость моих слов. Саша унаследовала от матери широковатую у основания ступню, с ярко выраженными, сильными пальцами, с хорошим крупным мизинцем, в ровной линией края ступни. Такая женственная, как у тридцатилетней светской львицы, ступня, вполне кошачья. Ну, и великолепный педикюр, естественно, которому девушка посвящала много времени.

Так вот, она освоилась; был забавный момент – мы переезжали с этажа на этаж в стеклянном лифте и туда зашла стайка офисных девушек: черный низ, белый верх, шпильки. Они с ужасом смотрели на босую красивую девушку. А потом, на выходе, одна из этих гламурных офисных рабынек всё-таки спросила: «А вам… вам не холодно?!». На что моя осмелевшая Саша отрезала: «Ничуть! Кайфово! Вы сами попробуйте!». Девушки бежали в священном ужасе…

С Сашей мы исходили весь ТЦ, с последнего до первого этажа. Катались, кстати, на эскалаторах – про которые метрошники рассказывают ужасные ужасти – про то, как вашу голую ступню неизбежно затянет в гребенку! Ни-че-го. Ничего не затянуло. Да и охранник и смотрели на нас с интересом, но ни разу не бросились оттаскивать нас от серой движущейся ленты. Вероятно, то, что делает отечественная промышленность для торговых центров, это вообще не эскалаторы, как в метро, а техника космического уровня. Ладно, пусть это останется на совести метрополитена, это «тьмы низких истин нам дороже…»

С Сашей работать было комфортно – потому, что, во-первых, она сама ощущала свою красоту и женственность. Опять же, если модель не ощущает красоты своих ступней, не уверена в них, то трудно и испытываешь прямо таки смущение – как при объяснении взрослому человеку принцип таблицы умножения. Саша знала, что ее босые ступни великолепны; она наслаждалась вниманием фотографа к ним, она позволяла ими восхищаться – не в этом ли, кстати, секрет бешеной популярности ее диска, выпущенного впоследствии?! Фотография передает отношение модели к съемке даже тогда, лица этой модели не видно.

 

Серия «домашних» фотосессий. И в них, бесхитростных, Александра была великолепна!

Саша потом снималась еще в ряде фотосессий, но потом начался выпускной класс, потом ВУЗ, потом замужество… Впрочем, дело не в этом, если честно признаться. Через четыре года я развёлся с супругой и отношения наши закончились. Но могу сказать, что Александра выбрала себе… профессию фотографа, очень успешно работает на этом поприще нынче, и, хотя босоногих фотосессий не снимает (клиенты не заказывают), но об этом начале своей «карьеры» хорошо помнит. Кстати, первый ее избранник и спутник жизни нашел ее именно через наш сайт!

Пяткой в нос! Шикарный, наглый, хулиганский кадр. И я удачно повторил его только через шестнадцать лет…

Но это еще не вся история. После первого успеха в «Олимпии» я решил повторить съемку. Мой друг Андрей Шунько, дипломированный психолог и музыкант, привел мне трех студенток Новосибирского Классического института (НКИ), одного из новомодных негосударственных вузов. Алена, Юля и Клава… все три девушки очень долго у меня снимались, Юля стала настоящей «звездой сайта», Клава – героиней множества продуктивных фотосетов и большим другом московского барефутера Власа Дюно-Липовецкого, Юля – снималась тоже, но чуть меньше. Но о них пойдет речь потом. Во второй раз, как и в первый, мы носились по «Олимпии», еще не переживающей покупательского бума, босоногим гамузом, лазили по перилам, устраивали кучу-малу на чистом полу… И я решил: коль скоро так удачно все прошло два раза, чего бы мне официально не выйти на администрацию этого бизнес-центра и не сделать его основной площадкой на осень-зиму-весну?! Заодно сайт и рекламку даст.

Хотите снимать в ТРЦ? Приходите и снимайте. ни ничего ни у кого не спрашивайте…

Звоню в администрацию. Вежливо представляюсь, так и так, благодарю за великолепные фотосеты, комплименты их зданию, то да сё… Излагаю предложение. Слушают с интересом. Ничего даже не спросили. Говорят: перезвоните через пару дней – подумаем, обсудим.

Звоню через три дня. Еще думают.

Звоню через неделю. Да-да, говорят, мы помним…

И задают вопрос:

— Скажите, а вы точно будете босых девушек у нас снимать?

— Да, точно. Я же вам в письме указал.

— А не голых?

— Простите, но это в формат сайта не входит. Никакой обнаженки.

— А-а…

Долгая, томительная, театральной внушительности пауза.

— Ну, тогда, вы знаете… наверное, всё-таки, нет. Мы не согласны.

Я тогда, слегка ошарашенный самим ходом разговора, поинтересовался:

— Я не настаиваю, конечно, но мне просто интересно… Почему вы так решили?! Ну, а если бы я голых моделей у вас там хотел снимать, вы бы согласились?

— Голых… ну да, мы бы хотя бы поняли. Да, голые – это понятно.

— А босые… нет, вы знаете, это как-то непонятно. Нет. Извините!

Охранники на нас косились. Но не остановили!

На том и расстались. Съёмку в «Олимпии» я, кстати, долго не повторял – понимая, что охранники безнадежно проинструктированы. Да и с того времени куча ТРЦ открылась, где относятся к этому с пониманием – нет нужды ехать в «Олимпию». И с тех пор четко понял – никого ни о чем просить не надо и предупреждать тоже, если это не АЭС и не объект, охраняемый ФСБ. Надо приходить и снимать. Потому, что все равно не разрешат. Потому, что в России, как обычно  — с дорогами чуть получше, а дуракам по-прежнему – несть числа.

Вот вам. Модель Eva Grande. В «Олимпии». Через десять лет.

А потом, через много лет, я просто тупо пришёл туда с моделью Eva Grande и всё снял. никуда не звоня и ни у кого никакого разрешения не спрашивая. так и надо делать!

И эти нахально, восхитительно ГРЯЗНЫЕ СТУПНИ — мой ответ, моё искупление тогдашним страхам и унижению от разговора с администрацией.

АЛЁНА: ЭПОПЕЯ В «ЦЕЛОВАЛЬНИКЕ»

На улице стоял 2004-й, апрель-капель и всяческая оттепель. Уже хотелось ходить босиком и видеть рядом с собой босоногих девушек. Но… погода явно все-таки не позволяла. Да и не решался я пугать первых моделей сайта таким экстримом! Поэтому встал вопрос с выбором помещения.

Под псевдонимом «Владимир Майбах» скрывался Игорь Резун. Я тогда был «в тени» Арно Феррана, я боялся считать себя Мастером.

Я уже писал тут, что с самого начала, побывав в нескольких профессиональных студиях, испытываю к ним глубокое отвращение. Это хорошее дело для одного гламурного кадра: делаешь сто пятьдесят, выбираешь два для журнала, идет один. И моё этот мнение впоследствии, когда мы работали с профи, в разных студийных интерьерах, это только подтвердило. Ерунда. Снимать нужно в помещении, но встает другая проблема: хороший свет. И чтобы тепло. И чтобы людей было поменьше… Я очень скоро убедился, что в таком невинном деле, как босоногие съемки, тем не менее, работает правило из анекдота: почему нельзя заниматься сексом на Красной площади?! Запрещено? Нет. Арестуют и расстреляют? Нет. Да просто: советами замучают… Так было и тут.

В рейтинг самых идиотских вопросов, конечно первое место занимал: «А почему она босиком?», второе – «А она не простудится?», третье – «А чё не по какашкам тогда походить?!». Где-то в конце списка стояли вежливые – «А это для какого журнала?» и на первых порах молодости Рунета, когда говорили про сайт – «А че это за сайт и как туда залезть?!». Впрочем, иногда, если съемка была не летом, меня спрашивали: а почему, мол, фотограф не босой? Собственно, ответ очевиден: это модель может позволить себе роскошь смотреть под ноги, фотограф же смотрит только в экран или объектив с другой стороны (что и привело меня к травме в 2011-м году), поэтому фотографу надобно иметь крепкие армейские ботинки, особенно если съемка в экстремальном ландшафте. Впрочем, летом я сам с удовольствием босоножил с моделями…

Начали мы со съемок в общаге. На лестнице, пахнущей хлоркой и мокрой гнилой тряпкой…

Но мы отвлеклись. Итак, помещение нашли. Знакомые ребята из НГУ рассказали про «Целовальник». Сейчас объясню. Древние общаги Новосибирского Госуниверситета, стоящие по улице Пирогова, построены хитрым способом – в народе такие дома называют «горбатыми», потому, что они, как магазинные пельмешки, склеились углами. Между ними, в этом соединении, есть некая техническая комната – в советские времена тут располагались приснопамятные «Ленинские комнаты» для комсомольских собраний и товарищеских судов, кружковой работы и тому подобных миазмов идеологизированного совка. В постперестроечное время большую часть просто забили хламом. Еще позже в некоторых устраивали дискотеки. Ну, а в нулевые часть из них пустовали, оставаясь просто комнатами с весьма лаконичным оформлением – крашеные стены или вообще – голый кирпич и пол из полированного цемента.

Один такой «целовальник» (происхождение названия, надеюсь, понятно?) мне и посоветовали. В каком общежитии – в «тройке» или «двойке», честно – не помню. Туда я и пригласил Алёну.

Девушка эта появилась впервые у меня в фотосете «Трое в Олимпии» и я тогда уже обратил внимание на ее совершенно ангельскую внешность. И хорошенькие ножки. Не побоюсь это слова: именно «хорошенькие». Меня, кстати, часто спрашивают: как я отличаю и помню как минимум полсотни ступней и их обладательниц из нескольких сот, если не больше, девушек, прошедших через Студию RBF? Они же, мол, все одинаковы: пять пальцев и одна пятка. Да, шестипалых не замечал… но помню! Это некрасивые, изуродованные туфлями ступни все одинаковы своими шишками и красными буграми застарелых мозолей. Есть еще один сорт ступней: вроде правильных, но… но, наверно, каких-то чересчур правильных, как в Китае после бинтования ног. Но каждая красивая ступня красива по-своему! Конечно, трудно объяснить это человеку, твердо уверенному только в утилитарном значении ступней. Собственно, и женская грудь тоже утилитарна, и тоже, скажем так, не отличается особым разнообразием – но мы же может много сказать об индивидуальности ее формы? Так и тут…

 

По имени другой фотосессии, «Голубой Ангел», Алёна получила имя Blue Fngel.

У Алены были гармоничные ножки. Аккуратные, изящные до последней детали: ведь тот же мизинец может быть и прямым, как маленькая торпеда, и изогнутым завитком, как каракуль, и вытянутым, но загибающимся в конце – запятой, поставленной Богом… Так вот, при общей ровности линии пальцев Алена имела мизинчик-желудь, необычайно женственный, нежный и т. д. А сами ступни – хрупкие, грациозные. В-общем, это тоже «Золотая десятка».

А при всем при этом, при лучистых глазах, при серебряном голосе, баюкающем в мягкой своей качели обертонов, Алёна работала… крупье в одном из народившихся казино. То есть работала с чужими деньгами и вынуждена была быть предельно точной, предельно собранной, предельно жесткой –  особенно с нетрезвыми «новыми русскими». Я про себя, кстати, называл ее «железной кнопкой» (как одну из героинь фильма «Чучело») за небольшой ростик и стальной характер. Также импонировало то, что эта хрупкая на вид девушка, типичная инженю, как и Катюха, о короткой я рассказывал в серии про 2003-й, оказалась совершенно не брезглива. И вынослива.

«Целовальник». Советское оформление… Кто бы думал, что тут будут фотографировать!

Тот, кто жил хотя бы год в общаге, помнят запах мокрой гниловатой тряпки и хлорки, повисающий над полом после каждой уборки. И липкость этого пола до уборки – пола, на который оседлает прогорклый чад от жареной картошки, уличная грязь, пыль из общажного воздуха, пролитое пиво и черт знает что еще. А если это пол не застелен драным линолеумом, он всегда прохладный, каменный и такой же липкий.

Так вот, Алена, приходя в «целовальник», сразу же разувалась и бродила по нему до конца съемки – то есть часа полтора, даже и не думая жаловаться. Кроме того, она совершенно спокойно переодевалась прямо у окошка – там же никаких выгородок не присутствовало; ничего криминального, но… я в это время, естественно, караулил вход в «целовальник», оберегая девичью честь. Но как-то не уберег!

Из противоположного входа в «целовальник» появился студент. Полный, очкастый «ботан». В мягких тапках – поэтому его шаги мы не услышали. С наушниками-затычками в ушах. Несущий в руках банку пива. Я замер… Студент прошествовал мимо, мельком глянул в сторону одного из двух окон, сообщавших помещению нужное количество света; ну, видимо, увидел девушку, стоящую у окошка в одних трусиках, с голой спиной – мельком глянул, не отреагировал, поплелся дальше.

Он миновал меня, я попятился в «целовальник», стараясь, конечно, на Алену не смотреть и извинялся за оплошность…

Копия офицерского «броненосного» палаша (не кортика!), сделанная новосибирским мастером-оружейником Юрием Берестом.

И тут на лестнице послышалась отчаянное, ошеломленное и сожалеющее: «Б…дть!», а потом страшный грохот выпавшей из рук банки с пивом.

Ну, он, может быть, просто запнулся. Или до него дошло, что он упустил.

Да, еще нужно сказать, что во время одной из съемок в зале этом опять появился молодой человек, наружностью поприличнее: и девушка бросилась к нему в объятия. Оказалось, старый друг, очень хороший. Пока они там обнимались, я с нетерпением ждал традиционного вопроса: а че ты босиком?! Но его не последовало… парень, глянув на голые ступни Алены, вставшей на цыпочки (он был чуть выше ее), сказал: «А ты красивая так!».

…Вернемся к съемкам. Алена – одна из самых роскошных моделей. Мягко и тактично, она предлагала свои позы и варианты съемок. Это сейчас технология фотосетов для галерей отработана, как «Устав гарнизонной и караульной службы», все позы выверены и уточнены, хоть босоногую «Кама-Сутру» издавай. 

Девушка сама предлагала, девушка показывала. Кстати, у нее никогда не было «проблем с лицом», чем страдают некоторые неопытные модели сегодня (а при этом у Алены не было опыта фотосессий до этого!): она всегда либо улыбалась, либо сохраняла спокойно-задумчивое, романтичное выражение лица.

Тогда я долго боялся, что за этот кадр меня привлекут. Пропаганда насилия и жестокости? Жизнь показала, что таких кадров в Сети Интернет масса, и ничего, никто не поплатился за них ни разу. И даже хуже есть, чем эти наши невинные упражнения…

В «Целовальнике» мы отсняли шикарную фотосессию с холодным оружием, которое я достал у одного коллекционера – между прочим, реальный офицерский палаш образца 1899 года; с охотничьим ножом. Хрупкие ее нежные ступни и безжалостная сталь – этот волшебный фотографический коктейль я не раз потом использовал, когда находилась подходящая натура. Потом, ближе к теплу, мы сделали съемку в общажном коридоре – да на том самом «липком полу». И дело было не в том, что хотел подвергнуть Алену каким-то испытаниям, просто образ ее получился настолько беззащитным, настолько кротким (хотя в некоторых кадрах с оружием мелькает столь амазоночья хищность в глазах, что аж страшно!), что мне захотелось поместить ее в этот общажный «ужос», в эту вавилонскую неприбранность, в своего рода грязь – чтобы посмотреть, как такой нежный цветок будет смотреться в столь грубом горшке.

Алена летом снялась еще в нескольких фотосессиях, и одна из них была названа «острые ощущения», другая «голубой ангел». Они по-своему феноменальны, но это было летом. А «целовальник» еще сослужит мне не раз добрую службу и на его грязноватом полу расцветет великолепная «Дикая Роза», которая станет, как и «Чёрная Марина», эталоном женского босоногого образа…

Но об этом, как обычно – в следующих выпусках.

Точёный мизинец с трогательной мозолькой (вот она, работа в казино!) — характерная деталь образа Blue Angel.

 

 


Текст подготовлен редакционной группой портала «Босиком в России». Фотографии Студии RBF и Арно Феррана (Франция).
ЗНАЧОКВсе права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».