МОЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ОСЕНЬ (продолжение).

МОЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ОСЕНЬ (продолжение).

С 31 октября по 17 ноября в двухмиллионном мегаполисе «Рейн-Майн», объединяющем города Франкфурт, Оффенбах, Дармштадт и Висбаден, проходил очередной фестиваль танца. Я постарался посетить наиболее интересные для нас зрелища.

Вот, например, такая личность, как бельгийка Lisbeth Gruwez со своим коллективом Voetvolk. Вот что о них пишут в Сети Интернет:

Лизбет Грувеc и Маартен Ван Каувенберг. Фото из Сети Интернет.

«Voetvolk (по-голландски «пехота»; так и хочется сказать «босоногая пехота» — В. З.) — бельгийская компания современного танца и перформанса, основанная в 2007 году танцовщицей и хореографом Лизбет Грувеc (Lisbeth Gruwez) и музыкантом / композитором Маартеном Ван Каувенбергом (Maarten Van Cauwenberghe), которые познакомились в лаборатории Яна Фабре (Jan Fabre). Их работа — это постоянный диалог между телесным и звуковым движением. Грувес и Ван Каувенберг направляют друг друга, чтобы достичь органичного симбиоза в фиксированных рамках. Это привносит в исполнение элемент, которым отмечено каждое произведение: живую связь между слуховым и визуальным и физическим.

Лизбет Грувеc. Фото из Сети Интернет.

На сегодняшний день компания выпустила десять шоу, которые пропутешествовали по всему миру, от Сингапура до Ванкувера. Их работы были отобраны, в частности, для фестивалей Авиньон, Джулиданс, Танцы в августе, Танцевальный зонтик и Венецианская биеннале.

Voetvolk связана с Troubleyn | Jan Fabre и Королевским музеем изящных искусств Антверпена, которые служат ей резиденцией. Другими резиденциями были и остаются Королевский фламандский театр, Les Brigittines, Центр искусств BUDA и STUK. Voetvolk также является «ассоциированным членом» Le Quartz — Scéne Nationale de Brest. Voetvolk поддерживается KC NONA, Фламандским сообществом, Комиссией Фламандского сообщества и Бельгийской налоговой инспекцией.»

ВЫБРАЛ ДАРМШТАДТ

Как можно было не увидеть хотя бы одно их представление? Здесь я стоял перед выбором: либо ехать в Дармштадт 3 ноября на спектакль «Море внутри», либо в Висбаден 9 ноября на соло-представление по произведениям Боба Дилана. Льгот на фестивале никаких не предусматривалось, да ещё за проезд в другой город надо было доплачивать — всё вместе довольно разорительно. Выбрал в конце концов Дармштадт, так как в Висбаден я всё равно должен был рано или поздно явиться для встречи с Соней Баскаковой, о чём будет рассказ дальше.

«Море внутри». Фото из Сети Интернет.

Дармштадт совсем другой, чем Франкфурт — помпезный, с широкими ровными улицами, с огромными площадями, с высоченными колоннами памятников. Всё-таки 150 лет назад это была столица независимого государства, герцогства Гессен (между прочим, родина супруги Николая Второго, принцессы Гессен-Дармштадской! — И. Д.), не чета купеческому Франкфурту, хоть и тоже независимому, но зажатому в городских стенах в окружении нескольких монархий. Да и сейчас здесь, а не во Франкфурте находится представительство федерального правительства по Южному Гессену, и туда из Франкфурта надо ездить подписывать любую мало-мальски важную бумажку.

И под стать общему столичному стилю роскошное здание театра, построенное совсем недавно, в 1972 г., но унаследовавшее эту гигантоманию, всегда свойственную герцогам Дармшатдским (одна колонна памятника Людвигу I высотой 30 метров чего стоит). В общем, что говорить, здесь я основательно просчитался. Предварительной продажи билетов не было, я приехал чуть раньше, чтобы приобрести билет в вечерней кассе. И что же мне предложили? Выбор был между последним и предпоследним рядом.

Даже не хочу публиковать здесь свои снимки, сделанные в этот день, привожу вместо них фото из Сети Интернет. Первые — со спектакля «Море внутри», где я был и всё равно что не был. Какой толк в том, что передо мной танцевали десятеро красивых молодых девушек, если я их видел с высоты орлиного полёта? Привожу ещё одно фото с представления по мотивам Боба Дилана. Нет, наверное, лучше бы я всё-таки в Висбаден лишний раз проехался. Хоть бы хорошие песни послушал, не зря же Боб Дилан получил Нобелевскую премию, и полюбовался бы танцем Лизбет, которую в «Море внутри» совсем не было видно. Может быть, благодаря босоногой танцовщице Лизбет Грувес удалось бы впустить в свою душу и этого рок-певца, подобно тому как я проникся интересом к творчеству Ника Кейва благодаря босоногой певице Катарине Бах…

Что ж, полюбуемся ещё немного чудесными фото спектакля, отлично отражающего босоногую пластику исполнителей и пойдём дальше. Моя театральная осень 2019-го продолжалась!

 

 Сцены из спектакля «Море внутри». Фото из Сети Интернет.

 

Соло-представление Лизбет Грувес по произведениям Боба Дилана. Фото из Сети Интернет.

СОНЯ И ДРУГИЕ

О том, что Соня Баскакова со своими коллегами по театру «Дах» собирается в Висбаден, где в замке Фройденберг режиссёр Катарина Шенк собирается ставить новый спектакль, мне было известно давно. Но я рассчитывал, что подготовка займёт столько же времени, что и в прошлом году — примерно месяц, поэтому не торопился заглядывать на Фейсбук. Всё, однако, произошло гораздо быстрее, на этот раз режиссёру хватило двух недель, хотя артистов было больше — шестеро украинцев объединились в коллектив со значительно превосходящим количеством немецких исполнителей (16 человек).

Поэтому 10 ноября в воскресенье я оказался перед необходимостью срочно ехать в Висбаден, потому что, как оказалось, в четверг, пятницу и субботу ребята уже отыграли три спектакля и никакой другой возможности увидеть это зрелище не было. Приобрести билет в Интернете у меня не получилось, указанные в рекламе телефоны не отвечали, всё же я надеялся, что если приеду чуть раньше, то, как и в прошлом году, смогу это сделать на месте. Но не тут-то было! Ведь это представление было последним из трёх, ажиотаж подогрела информация, что оно вообще никогда не будет повторяться, в итоге пришлось оказаться перед закрытыми дверями замка вместе с несколькими десятками немцев, попавших в ту же ситуацию. Билеты к этому времени были распроданы, надежда была только на то, что кто-то не явится, и она таяла с каждым прибывающим обладателем билета. В сущности, я был готов отказаться от спектакля, лишь бы встретиться с Соней, которая в прошлом году так удачно случайно вышла мне навстречу. Но для этого надо было проникнуть в замок. Поэтому я обратился к служащей, занимавшейся нами: мол, я знакомый Сони Баскаковой, мы только что переписывались на Фейсбуке, она знает, что я приду.

Это не было просьбой сделать для меня исключение и пропустить без билета на представление, но служащая восприняла мои слова именно так. На несколько минут она исчезла внутри здания. Выйдя, она вначале обратилсь к женщине, с которой я появился одновременно, так как мы ехали в одном автобусе и потом ещё некоторое время продолжали общаться: «Вы знакомы друг с другом?» «Познакомились полчаса назад», — честно ответили мы оба, ещё не понимая, о чём идёт речь. Больше я свою попутчицу не видел, потому что служащая велела мне следовать за собой.

По-видимому, этой женщине, восхищавшейся моими босыми ногами глубокой осенью, в +5 градусов, и даже попросившей разрешения их пощупать, пришлось в конце концов уйти восвояси, как и всем остальным безбилетным. «Видишь тот огонёк вдали? — спросила служащая, когда мы завернули за угол здания. — Это костёр, там собрались все, кто пришёл с билетом. Иди тоже к костру, там ты сможешь погреться и выпить пунша, пока не придут за вами и не пригласят в здание.» Сказка начиналась…

Я сделал фото, не очень хорошего качества, где видны  две таблички со списком ролей и исполнителей. Третья сверху запись на левой табличке — «Die Hohepriesterin», «Жрица», её играла коллега Сони, Саша Индик. А в седьмой срочке сверху кто-то заслонил слово «Die Liebenden» («Любящие»). Можно разобрать только имена тех, кто представлял двух влюблённых людей: Sonja & Igor. Да, это именно они, Соня Баскакова и Игорь Дымов, которые и по жизни дружат. На правой табличке в шестой строчке указан «Der Teufel» — Чёрт. Эту ключевую роль сыграл один из лучших актёров театра «Дах» Семён Кислый, здесь почему-то под именем Sam. Есть в таблице, но на фото заслонены имена Даниил Шраменко, сыгравшего мага, и Вова Руденко, отвечавшего за силу — «Die Kraft».

Силы мы, зрители, по замыслу режиссёра спектакля, должны были набираться, лёжа под руководством последнего на полу и слушая мистическую музыку. Если бы Вова и другие мои земляки, в отличие от немцев, не исполняли свои роли на английском, я бы ни за что в жизни их не узнал. Впрочем, поговорить ними по-русски всё равно вряд ли удалось бы, так вошли они в свои роли. Да и я вошёл в роль путника с посохом (вручённым каждому ещё на поляне у костра), ищущего смысл жизни — так я решил ответить на вопрос, заданный слугой одного из обитателей замка, что мне здесь нужно. На другой вопрос: «Woher kommst du?», имеющий в немецком языке двоякое значение: «Откуда ты идёшь?» и «Откуда ты родом?», первый раз я ответил невпопад. Можете себе представить, сколько раз за двадцать лет моей жизни в Германии мне пришлось отвечать на него фразой «Ich komme aus der Ukraine» («Я родом с Украины»), а тут надо было просто назвать тех обитателей замка, которых я уже посетил.

Кроме Чёрта и Силы, которых играли наши, мне достались среди пяти положенных каждому зрителю карт Таро (а все персонажи, как нетрудно догадаться, были ожившими картами Таро) «Das Rad des Schicksals», или «Колесо судьбы» (проще говоря, гадалка) , а также «Die Mäßigkeit» («Воздержанность») и «Der Herrscher» («Властитель»), которых представляли двое мужчин. Жалею ли я, что среди этих карт не оказалось «Любящих?» Сложный вопрос.

Я очень хорошо отношусь к выбору 21-летней Сони и желаю обоим молодым людям счастья. Но я не уверен, что хочу видеть их вместе… Пусть мне кажется, что она моя, только моя, какой она была в течение пяти минут невинного разговора после спектакля… Мы говорили о том, как наши актёры выглядели на фоне немецких, как справились со своими ролями. Я как зритель отдал должное их уверенному поведению, изобретательной игре. Мы сошлись на том, что они достойно выглядели в глазах немецких зрителей. Соня пожаловалась на поведение отдельных гостей, которые проявляли недовольство тем, что, по их мнению, приходилось слишком долго ждать своей очереди к ним с Игорем Дымовым, экспертам по вопросам любви…

Я не задал Соне ни одного вопроса по поводу её босоногого образа в жизни. Соня — здравый человек и там, где она считает необходимым, носит обувь. Сейчас она расхаживала по замку в чулках — хорошее компромиссное решение, согласующееся с её ролью (то ещё «удовольствие», если учесть каменные ледяные полы, которых так боятся наши россиянки! — И. Д.).

А недавно на чествовании руководителя театра «Дах», полноценным членом труппы которого она сейчас является, Влада Троицкого она единственная была босиком, потому что там это было уместно. Конечно, она будет ещё не раз радовать нас своими босоногими фотографиями, но обязательно качественными и несущими какую-то мысль, а не просто лишь бы девушка была без обуви. И она будет продолжать общаться с нами, потому что не находит в нашем увлечении ничего плохого. Только не надо переходить грань, за которой начинается одностороннее использование. Давайте просто радоваться каждому её явлению и очень, очень её любить. Артист для того и артист, чтобы его любили…

(продолжение следует)

 

 

Текст подготовлен пресс-группой портала «Босиком в России» по материалам собственного корреспондента портала во Франкфурте (Германия), Владимира Залесского. Фото предоставлены автором. Текст портала является объектом охраны авторских прав.