АРХЕТИПЫ. Эссе.

АРХЕТИПЫ. Эссе.

Станислав Левин, специальный обозреватель.

Я много раз ловил себя на мысли, что, если бы босоножил регулярно, там, на работу-с работы разуваться, или, когда гуляешь по выходным, то, может быть, позитивнее себя бы чувствовал. Говорят же, что у человека, удовлетворенного своей личной и сексуальной жизнью, не наблюдается потребности проявлять какую-то социальную агрессию (шутки про недотрах) — босоногий опыт я тоже считаю своего рода сексуальным. А иначе как объяснить, что послевкусие от полуторачасовой прогулки такое же, как после оргазма. А если еще одно следует за другим — ну тогда можно вообще сидеть любоваться закатом остаток вечера, сочинять хокку…

Провести вот социальный эксперимент — обосоножить на какой-нибудь период население, или где-то локально так проделать, потом пусть какие-нибудь британские ученые снимают мерки, где у кого происходит меньше бытовых и межклассовых конфликтов и вообще каких-либо проявлений агрессии — и интересно, будет ли у босоногих преимущество?

С другой стороны, что вот хочу сказать — и я уже это когда-то упоминал в группе — странное в то же время наблюдаю постоянство. Может быть, это чисто мои такие совпадение — но я заметил, что если человек склоняется к босоногости вне дома — что прогуляться просто так, для себя, в лесу, в парке, при меньшем скоплении народа, что уж тем более на людях, при всех — это все люди с, как правило, очень непростым характером. Импульсивные — резкие, местами грубые, но при этом общительные, позитивные, живые. Громкие, активные — я в этом вижу некую связь с босоногостью.

БОСОНОГИЙ — ВСЕГДА ДИКАРЬ

Калининградский фестиваль викингов «Кауп» (пос. Романово). Фото Станислава Левина, 2019 г.

Я уже говорил, что обосоножить себя в современном мире — это не два пальца, обо что, сами знаете. Закрытые стопы — эта такая психологическая защита, носки и обувь — как и одежда, это такой барьер. Как на своем личном примере, так и на своем, так и на множественных примерах — я убеждался и убеждал, что обувая себя, человек как будто себя дополнительно оберегает, защищает, пускай морально, психологически. Как я сам или как та самая упомянутая мной порномодель, которая, будучи обнаженной и находясь в откровенно беззащитном положении, все равно отказывалась снять носки — босой человек = незащищенный, хрупкий, уязвимый.

Поэтому человек скромный, слабый, безвольный, пассивный просто-напросто физически не может босоножить открыто — прилюдно или просто так, для себя. Для скромного человека даже безлюдное окружение, внешний мир, все еще остается враждебным — поэтому он от всего оберегается с помощью барьера, которым служит обувь. Я сам через это прошел — и сам наблюдаю, как моя раскрепощенность напрямую проводит параллель с моим гардеробом — начиная от постоянно натянутых на меня круглосуточно носках, проходя через закрытую обувь и костюмы, заканчивая майками, шортами и сандалиями (и их периодическим отсутствием) в настоящий момент. И, обходясь с каждым годом без лишних слоев одежды, мне с каждым годом легче делать что-то, на что я раньше не решался, или банально взаимодействовать с людьми.

Наш обозреватель на фестивале «Кауп». Разумеется, босиком.

И в этом все босоногие люди — во всяком случае, я не говорю о западных — о тех, о которых обычно пишет спецкор Залесский. Я точно не буду говорить об остальных национальностях — ибо это нужно испытывать вживую, особенно мне, создающему основное впечатление о людях исключительно визуально, непосредственно — поэтому могу основываться на личный опыт с теми, кого наблюдал. И так получилось, что наблюдаю одну и ту же картину — не видел еще ни разу человека скромного, покладистого, и чтобы любил ходить босиком — ни фига подобного, эти всегда как минимум в носках (причем зачастую в «терминальной», запущенной стадии — и летом, в жару, и дома, где не надо) — это мне очень знакомо. Причем это люди, как правило, интеллигентные, задумчивые. Но, как следовательно, замкнутые.

И в противовес им — люди активные, открытые, но с соответствующими недостатками. Они тоже могут быть весьма эрудированные, интересные — эти, представителями которых мы по большей части и являемся — не просто делают что-то, что им привычно, а осознают, что делают, и осознают, что это, как раз таки, непривычно для окружения — но как бы то ни было, независимо от уровня интеллекта, именно потому, что эти люди активнее, живее, смелее — они и проблемнее.

Босая — и дикарка тоже. Свободная и страстная.

Поэтому все то, что я говорил о том, насколько для меня важно совмещать образ босых ног с красотой Афродиты и мягкостью Девы Марии на практике, на самом деле, не выдерживает критики. Люди, желающие ходить босиком и позволяющие себе босоножить, когда им этого хочется — это люди в первую очередь смелые и открытые. Смелость подразумевает резкость, а открытость — прямолинейность. Это люди чувственные, страстные. По большей части неспокойные, доминирующие в отношениях или диалоге (тут совсем не как в том берлинском клубе, где босоногие отождествляют себя с нижними, покорными). Нее, это совсем другое. Поэтому с такими людьми, на самом деле, гораздо тяжелее иметь дело. С любым человеком, вот кого ни вспомню, начиная с собственной матери, кончая, если позволите, нашим шеф-редактором — я так или иначе пребывал в конфликтах, потому что это все — и я сам — очень импульсивные люди. Так что все, что я понаписал про некий «кодекс чести» босоногого человека — это все теоретически хорошо, конечно, это все идеальное стремление. И эти ощущения разрядки, которое дарит босоногая прогулка — это тоже правда.

Но нерушимая истина в том, что босоногий человек всегда дикарь. Этого не отнять. Может быть, Запад умеет порождать тихих и скромных босоходов — но им это уже и общественный уклад позволяет, у них там вокруг этого, судя по интервью, страсти так не крутятся. А вот нашим босоходам просто приходится быть агрессивными по всем причинам, которые тут перечислять в сотый раз уже нет, думаю, смысла).

ТРИ АРХЕТИПА

Фото Станислава Левина с фестиваля»Кауп», Калининград, 2019 г.

Нигде я не упомянул пока о трех архетипах женщины, которую подсознательно ищет и желает каждый мужчина. Постараюсь реконструировать:

Первый — это архетип трогательной беспомощной овечки, которую сильный мужчина-доминатор хочет защищать, оберегать, и всячески ею, следовательно, управлять. Беспрекословный хозяин, рыцарь, защитник.

Второй — это Мать, хранительница очага, большая, сильная, организованная. Предназначенная для управления либо глупым, либо слабым, безвольным (либо все одновременно) мужчиной, который становится у такой под каблуком. Потому что сам не может о себе позаботиться и ищет сам для себя хозяйку.

Герда и Кай. Иллюстрация к сказке.

И третий — это женщина-воительница, спутница в охоте.

С такой редкий мужчина вынужден быть на равных, поскольку оба они не разделяют строгих ролей и во всем вынуждены взаимодействовать. Способная постоять за себя — но и не безоговорочная хозяйка положения.

Герда. Кадр из мультфильма студии Уолта Диснея 2005 года.

Босоногих женщин мы часто приравнивали, как правило, к третьему архетипу. И вот я не упомянул о таких немаловажных проявлениях босоногих женщин в литературе, как босоногие Разбойницы.

Босоногие Разбойницы — это словно какой-то босоногий антипод Босоногой Пастушки. И я даже знаю их кроссовер — это же «Снежная Королева», наш же советский мультфильм! Там, правда, Герда к моменту встречи с маленькой разбойницей уже обутая и разуется только в северных снегах — но обе в ленте фигурируют босыми. И если Герда — вся такая скромная, тихая, мягкая, покладистая, романтичная, трогательная, ранимая, благородная — ну прямо пастушка с картины…

Советский фильм «Снежная Королева» Геннадия Казанского, 1966 года. В роли Разбойницы — Эра Зиганшина, в роли Герды — Елена Проклова.

Та же Маленькая Разбойница, кадр из советского мультфильма 1966 г.

То ох как с первого же появления меня зацепила эта самая Разбойница. Если кто ее помнит — то тут излишне описывать. Просто с первых же появлений размахивает кынжалом направо и налево, скалится и рычит на всех подряд и вообще всячески доминирует — и зверинец у нее персональный, и все взрослые дядьки и тетки сторонятся, так что у нее свое собственное пространство — с этой дурой не шути! И даже — показательный момент! — саму Герду на какое-то время она сажает на верёвку! И если бы она, босая, еще эту веревку затягивала на босую же ножку тихони Герды, ярко обозначая, кто тут босс, я бы, наверное все же познакомился с эякуляцией все же в те самые пять лет. А так — просто героиня детства.

Эсмеральда — несравненная Джина Лоллобриджида в фильме «Собор Парижской Богоматери». 1956 г., режиссёр Жан Деланнуа.

С тех пор я только убеждался, какой архетип женщины мне нравился. Та же цыганка Эсмеральда. Но, возвращаясь к разбойницам (и прочим людям бойкого характера), должен упомянуть Астрид Линдгрен и ее незабвенных «Эмиля из Леннеберга» и мою любимейшую «Ронни, дочь разбойника». В последней, помню, лишь один раз упоминалось, что по лесу героиня, маленькая дочь бывалого разбойника, всегда гуляет босиком — но зато на всех иллюстрациях она исключительно босая. При том, что знакомится она там по сюжету с пацаном, так вот он на этих же самых иллюстрациях всегда обут. Опять налицо романтизация исключительно женского персонажа через босоногость. И она же проявляла по сюжету революционный характер и действия (что и понятно — разбойница же). Таковым же был и обозначенный Эмиль — не разбойник, конечно, но деревенский хулиган еще тот.

Помню, была на полке книга, «Динка» называлась (автор имеет в виду книгу Валентине Осеевой, «Динка» — пр. ред.). Не дочитал — очень уж тоскливо было читать про какие-то там межсемейные драмы то ли послевоенного, то ли довоенного советского периода… Но до места, где «ходила Динка всегда босиком — потому что считала, что обувь тянет ее вниз», я дошел, ибо помню.

«Эмиль из Леннеберга», Астрид Линдгрен. Иллюстрации Бьерн Берг.

«Денискины рассказы» еще засветились, где в одной из глав Дениску взяла с собой на дачу тетка, они после поезда шли дорогой через лес, и вот автор отдельно прописал, как его персонаж конкретно в этом месте «остановился, разулся и пошел дальше босиком», и вскоре начал «бегать вприпрыжку и кричать: «Ого-го!» на умиление тетки, которая комментировала: «Телячий восторг». Стало быть, за всплеск эмоций, вызываемых у детей впечатлением от босоножества, автор книги тоже шарил.

Александр Базаров. «Маленькая разбойница». Фото из Сети Интернет.

В общем, про символическую нежность и хрупкость босых ног в синем углу ринга и, в противовес оному, зажигательную смелость и горячечность обладателей этих же самых босых ног в красном углу ринга, я бы мог еще сто ночей писать…


От редакции.

Несмотря на то, что это не совсем законченное эссе, мы решили его опубликовать — основные мыли изложены очень точно. а наш обозреватель пообещал развить тему Разбойницы и Эсмеральды в следующем выпуске.

 

 

 

 

Продолжение темы: «Босоногие Гюго», «Прекрасная Тафф из яркого «Аватара».

Текст: Станислав Левин, фото Станислава Левина, также из Сети Интернет..


 

ЗНАЧОКВсе права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».