ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. 2010. МАРИЯ И ГОРОДА. НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ (серия № 39)

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. 2010. МАРИЯ И ГОРОДА. НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ (серия № 39)

В 2010-м началось сотрудничество Ассоциации Босоногих с Фестивалем культур «Города Солнца», первым в этом роде. И этот же год подарил Студии одну из самых фантастических моделей — Марию Лелекову (Maria Magnifica). Об этом не рассказать нельзя…

MARIA MAGNIFIKA

Конечно, самой главной моделью в жизни шеф-редактора и главного фотографа стала Alana. Но позвольте мне о ней рассказать не сейчас… Нет. Вот когда наше повествование подойдёт к роковой дате 6 октября 2011 года, перечеркнувшей мою жизнь на «до» и «после», вот тогда я расскажу. А пока, считайте, что, несмотря на все нижеследующие комплименты чужим ногам и другим девушкам, сердце моё уже принадлежало (и принадлежит!), только Алане.

А первым в череде событий весны 2010-го было знакомство с Марией. Произошло оно довольно забавным образом. Приятель мой бердский, предприниматель Сергей Рассказов, проводил тогда акцию «оБЕРЕГАй!». Дело в том, что многочисленные отдыхающие оставляли берегах Бердской косы и пляжа Академгородка (прилегающих зонах), огромное количество мусора. Это говно, простите, громоздилось горами и несмотря на то, что каждое лето их убирали, всё повторялось вновь. Сейчас с этим получше; я давно не виду зиккуратов из пластиковых бутылок и посуды. То ли люди окультурились (в чём я сильно сомневаюсь), то ли городские коммунальные службы начали это всё убирать сами — либо обязали арендаторов.

Так вот, объявил Сергей очередной рейд по «обережению берегов», обыграв это в названии и меня пригласил. К месту уборки шли люди через лесополосу, с разных остановок; все дорожки сходились в родном месте, на косе. И вот идём мы с Сергеем по лесу, разговариваем, и я вижу, что параллельным курсом движется другая компания молодёжи-волонтёров, туда же.

А там — девушка. Черноволосая, с огненными смеющимися глазами, яркая; и вся такая… такая-растакая. Не то, что бы расфранчённая, но какая-то настолько аккуратная, настолько вся рафинированная, в ботильончиках на каблуке (май ещё стоял), что представить её в роли волонтера, убирающего мусор, сложно. Ну, и не знаю, чем «заела» меня эта красотка, но я начал над ней издеваться, демонстративно. Мол, смотрите, какая гламурять идёт! Да он же ручек своих с длинными ногтями не запачкает, ботильончики свои — даже на песке! — не снимет, пяточки свои, а не берега, обережёт. Тоже мне, мол, экологиня сраная и всё в таком же духе…

Зло это было, и, как я сейчас понимаю, не очень красиво. А девушке — хоть бы что: смеётся, отшучивается, с нами поравнялась уже. В общем, оттоптался я на ней и забыл.

А надо сказать, что Ассоциация поучаствовала в уборке берегов несколькими волонтёрами (больно далеко в Бердск из Новосибирска людям ехать) и двумя коробками книг-призов на «лотерею». Номерки лотереи полагались только разувшимся, и с помощью резинок прикреплялись на голые щиколотки.

И вот, представьте: сижу я там, на берегу, раздаю номера и опускается на пенёк передо мной ступня дивной красоты, от которой я замираю, как током ударенный и понимаю, что это та самая, которую я всю дорогу неустанно лажал, и которая всё-таки сняла свои ботильончики, и в пыли, в песке, в золе голую ножку предо мной ставит!

Удивительно, но в 2015-м году Мария была точно такой же, что и в 2010-м. Практически в той же самой одежде. Такая же яркая, жизнерадостная… На фото: на технической встрече («субботнике») по подготовке поляны фестиваля. Естественно, девушка сразу же разулась…

Нет, надо сделать лирическое отступление. Если Alana — «Королева Студии», то Maria Magnifica (здесь и далее просто Мария — пр. авт.), это её «Принцесса крови». То есть ЛИЦО НОМЕР ДВА. И отчасти потому, что красивее ступней тут сыскать трудно…

Ну, ну, ну давайте разглядывать их под микроскопом, чёрт подери. И придирчивыйэксперт скажет — а, вот он вальгус! Да нет, ребята. Эти утолщения-увеличения костей у большого пальца, это не вальгус; это поистине волшебная какая-то анатомическая особенность. О, какую сексуальность она придавала ступням Марии! Какую неотразимость, какую женственность, какое изящество. Мне по секрету потом рассказал один посетитель портала: он заклеил свою комнату скачанными с портала фото ступней Марии (из фотосета работы Елены Емельяновой — пр. авт.) и… ну, понимаете, что он утром делал, для поднятия тонуса.

Вот они, эти золотые ступни. Мария в фотосессии Елены Емельяновой для этапа конкурса «Босиком в Европу».

Нравится это Марии или нет, но сотни мужчин готовы были бы ползать рабами у одних её ног…

И что ещё очень важно: в отличие от угрюмой феминистки Суми Неримус, в отличие от всяких дев «приличных», которые вопят: «ой-ой, это же грязный фут-фетиш!», Мария восприняла поклонение своим ногам, как настоящая принцесса. Спокойно. Достойно. Как настоящая Женщина, как ей и подобает.

Ибо главное свойство Женщины — нравиться, быть обожаемой, быть любимой, сверкать своей красотой, чем угодно — грудью ли, ногами… Вызывать ВОЖДЕЛЕНИЕ. Быть  вожделенной, обожаемой, хотимой всеми способами человеческого соития. Пусть феминистки меня проклянут навечно, но я так думаю и буду думать.

А тогда, на фестивале, я увидел её и такой. Смелой, азартной, и отчаянно-кокетливой.

Маша честно отбарабанила босиком весь день. По песку, по пыльным дорожкам, по золе костровищ… Ступни эти, идеальные с точки зрения «градуса неправильности», покрылись серым налётом. Это было сказочно. Конечно, я сразу сделал предложение о съемках. Но оно не смогло осуществиться в ближайшее время: Мария готовилась к самому большому из своих жизненных дел: к старту фестиваля «Города Солнца».

Первые пробы на фотоконкурс «Босиком в Европу» в кафе «Шанхай». Я тогда не сомневался — эти прекрасные, эротичные ноги займут первое место!

Так что первые фотосессии пришлось отложить, и тему это сейчас отложим тоже. Потому, что «Города» без Марии представить нельзя, а она и другие вошли в нашу историю, только через «Города» и никак иначе.

Мария всегда с удовольствием демонстрировала свои роскошные ноги — и когда делала себе мехенди, и просто так… Это дорогого стоит. Собственно, так и должна вести себя настоящая Женщина, уверенная в своей красоте и неотразимости…

 

А это уж совсем эпичный кадр. Эта вот огненная красотка, эта вот загорелая дива с безупречным педикюром запросто ходит по луже жидкой уличной грязи с плавающими там окурками! Во время визита босотуриста Ильи Макарова.

ГОРОДА БОЛЬШОГО СОЛНЦА

На самом деле, как минимум половина истории Ассоциации Босоногих — это же и история «Городов Солнца». Чем бы Ассоциация была без них? Не скажу, что «ничем», но «наполовину» — точно! Где бы я рекрутировал новых моделей Студии? Да почти нигде, половины бы имён мы не досчитались. Не было бы прекрасной Rapid River, непревзойдённой Tara, великолепной Bagira, чудесной Maria Shatten, утончённой Olga Sen, искренней Kaonassy да и плюс с десяток имён! Да и такого праздника, драйва такого, каким стал Фестиваль, «наш главный праздник лета», не было бы…

На первом фестивале автор этих строк никакую из двенадцати цивилизаций не представлял. Он был всего лишь комендантом и охранником. И большим другом всех босоногих.

Творческий конкурс от «Ассоциации» на первом фестивале — из бумаги, скотча и прочих подручных средств, с помощью гуаши создать образ «босоногой моды» для дефиле. «Модели» и их группы поддержки старались вовсю.

Также надо сказать, что за все эти годы я успел побывать на куче различных фестивалей, по направлению и духу в целом сравнимых с городами. И каждый раз убеждался: нет, не то! каждый раз ощущался какой-то утомительно-навязчивый перекос в ту или иную сторону, узость концепции. Psyland Алисы Юргановой на острове Сапожок — сплошная психоделика и танцы ночные трое суток подряд, да и сведущие люди рассказывали, что там лёгкие наркотики, как в Голландии, по рукам ходят, спасибо, не надо. «Вот ЭТНО» — сплошная музыка, от которой нормальный человек одуревает на вторые сутки; «Родники» — навязчивый славянский базарный пафос, всевозможные ролевые фестивали от «Сибирского огня» до «Княжего двора»  — ну, это со всеми потрохами забубённых «ролевиков» и прочее. Нет, «Города» были и остаются уникальным феноменом, самым «средним», умеренно-взвешенным мероприятием, который не грех посетить и «шизотерику», и ролевику, и вегетарианцу. Мария планировала изначально, что каждый из кураторов выберет одну издвенадцати цивилизаций, и как-то её продвинет, путём мастер-классов, арт-инсталляций и прочего.

Мария даёт интервью местному телевидению. Обратите внимание — босиком!

Да, Мария увлекалась такой философской концепцией, как универсология — довольно спорной, конечно. Но! Она никогда не была культуртрегером, и в нашем мире, полном всевозможных «сетевух», не стремилась сделать из «Городов» базу для универсологической пропаганды. Господи, даже я в своей Ассоциации был большим диктатором, чем Мария на фестивале! И я преклоняюсь перед умом и тактом этой женщины, не только задумавшей, но и осуществившей эту идею — продолжающую даже сейчас, в наше время коронаваируса…

А вообще, в скобках, такой женщине, как Мария, можно простить всё. Совершенно всё. Взять и простить. Кроме, наверное, хождения на каблуках. Но это — шутка! — уже личное.

Мария Чуносова, она же Мария Шаттен — талантливая художница, знакомство с которой произошло как раз на этом первом фестивале.

 

Фотограф фестиваля тоже большую часть времени щеголяла без обуви. к сожалению, как зовут эту милую девушку, я не запомнил.

 

Юлия Цугель — тоже находка с Ассоциации с фестиваля. Первая же её фотосессия состоялась после него — в метро.

 

Наталья Янбаева («Тихий Центр») — одна из участниц фестиваля.

Но вернёмся к фестивалю. Проходил он в том самом «Приморье», идеальном месте, на мой взгляд, отчасти в силу его недостроенности и недоремонтированности. Минимум комфорта был — и хорошо. И совершенно дикая природа вокруг…

На фестивале, конечно — мантры, йога, медитации, ЗОЖ, астрология и нумерология, вегетарианство и всё тому подобное. Из всего этого тематика Ассоциации Босоногих пересекалась с фестивалем только в области ЗОЖ; ну, а я, как человек, обладающий формой ГУФСИН и мощным мегафоном, да имеющий кое-какую военную выучку, сгодился там… комендантом. Да, так вот: объявления делал и порядок обеспечивал. Причём весьма действенно. Ночью даже удалось отбить (исключительно путём переговоров) нашествие на лагерь нетрезвой гопоты из окрестной «нахаловки».

Татьяна, тоже из фестивальной команды. Красивые ноги, чувственные ступни, храбро встала на битые стёкла и… и всё. Снималась только в ходе работы гидессой — и то только потому, что там фигурировал гонораор.

Босоногих в лагере было… много. Это и понятно. Каждый почти — неформал, а тут трава, солнце, лето, берег Обского моря рядом. Естественно, что с этого раза и последующие все каждый фестиваль будет приносить кучу босоногих фото и внушительное количество моделей.

Молодые мамы с детьми, юные грациозные девушки, просто отдыхающие… Босоногих на фестивале можно было паковать пачками. На нижнем фото: члены команды «Ассоциации» тут же на месте разулись, и сложили свою обувь в рюкзак вплоть до окончания фестивальных выходных.

 

А вот что читает эта молодая босоножка? Брошюру по универсологии, медитациям, йоге или Коэльо?

Наше сотрудничество с Фестивалем длилось 10 лет, с 2007-го по 2017-й. Потом перестала существовать Ассоциация, а потом мы всё-таки разошлись в концепциях — но этому способствовало совсем не босоножество, и вообще оно не при чём было, это была совершенно другая волна, о которой и говорить сейчас бессмысленно…

Ольга Нуралиева, тренер по йоге и акройоге. Успели там, на фестивале, даже короткую фотосессию с ней провести — в развалинах рядом. Сейчас живёт и работает в США.

 

Ещё одна милая безымянная модель с фестиваля. Всё время ходила босой. Восхищённый этим, я и предложил ей краткую фотосессию в жанре проб.

ALINA GOLDFEET

Ну, и как не упомянуть в этой серии прославленную Алину, Alina Goldfeet? Ту, у которой слово «золотые ступни» прямо в псевдониме?

На тот момент Андрей Гройлов, отец Алины, был добрым другом Ассоциации. Захаживал он в такое заведение, как «Тихий Центр», руководимый тогда Юлией Меренчук и Натальей Янбаевой. Тематика мероприятий, конечно, та же, что и у «Городов»: йога-чаши-медитации, плюс психология (Юлия была профессиональным психологом). Следуя по пути поиска «клиентуры» от «Альманаха Елены Альмах», я пришёл туда.

Приводил Андрей туда и свою дочь. А так как там ковролиновые-ламинатовые мягкие полы, тепло и уютно, то понятно, что босиком там оказывался каждый второй, если не каждый — по лету. И конечно, я не мог не обратить внимание на хрупкую большеглазую девушку… Хотя сейчас уже допишу: нет, Алину я увидел раньше, в «Снежном Лотосе», и её удивительные ступни тоже; об этом танцзале я расскажу позже, обязательно — но в «тихий» Алина тоже с отцом приходила, это верно.

Андрея САМ ПРИВЁЛ ЕЁ НА ФОТОСЕССИЮ. Это важно, запомните! Сам.

Помогла уточнить Alana: нет Алину Гройлову я увидел впервые не в «Тихом Центре», а в танцевальном клубе «Снежный Лотос» (где все танцевали босиком, тогда это была сенсация). Вот там я увидел эти потрясающие ноги; девушка всё время прятала лицо… Потом узнал, что это дочь Андрея. Но рядом с ней не он, а Иван Дыркин, бывший в своё время арт-директором клуба «Дача» (где проводились блестящие съёмки «Галерея Макондо»), а потом занялся строительство экологичных «круглых домов».

Алина была задумчивой. Глубокой. Потом она обмолвится, что училась в школе фотомоделей, но ясно было — привычный модельный бизнес, это не для неё. Девушка готовилась поступать на филологический факультет, внутренний мир у неё был очень богат и бескраен; и все эти показы да вечеринки… неинтересно! И каким-то чудом вот она попала к нам, на роль «босомодели».

Богиня… с роскошными волосами и точёными ступнями.

Первый же фотосет в скудном подвальном освещении «Тихого Центра» — феерично. Бесполезно говорить о красоте глаз Алины — это очевидно. Не менее очевидна роскошь её волос — до копчика, можно сказать. И ступни. Бог ты мой, какие роскошные ступни были у этой, по сути, школьницы! К тому времени я уже нашёл свой идеал — ноги Аланы, но поражался, насколько один в один, эти ноги соответствуют тем. Словно копированные в 3D принтере.

И примечательно, что в самую первую свою фотосессию у меня Алина не побоялась выскочить босиком на снег. Да, из тёплого помещения «Тихого Центра» на заснеженную улицу. И даже слепила снежок и подбросила его вверх… Этот кадр, в белых точках снежинок, отстверкнувших на фотовспышке, вошёл в её портфолио.

Из тёплого помещения на снег… Да запросто! Алина подкупила этим, искренним порывом.

Как любой нормальный  «шизотерик» (а не таковой вряд ли будет ходить по медитациям и мантр пениям), Алина была убеждена в собственной не-красоте. Подчеркнуто пишу именно так, ибо это есть блажь и дурь несусветная, кем-то вбитая в эту милую головку. Алине всё в себе не нравилось: фигура – слишком худая, грудь – слишком маленькая, глаза – слишком большие, ноги, то есть ступни, тоже большие и «костлявые».

А я между тем не мог оторвать взгляд от этих ступней, беседуя с Юлией и Натальей по делам совместных акций Ассоциации и «Тихого центра»! Алина и её отец в соседнем зале разучивали асаны и я глазел на эти бесподобные ступни…

Да, они для меня на долгое время стали живой метафорой, робото-ступнями – как будто свинченными из патрубков и других металлических деталей. Ничего необычного: просто строение фаланг пальцев ступней девушки было очень выпукло, резко очерчено, сами эти длинные пальцы входили в ткань ступни изгибистыми волнами сухожилий… Одним словом, это вот и был стопроцентный идеал ступни для меня, как для фотографа и который к тому самому времени я уже нашёл в лице Аланы.

О, сколько гномиков с молоточками трудились потом в голове Алины, запущенные мной и разбивающие эту глыбу неуверенности в себе! И разбили. На свою голову. Ибо Алина стала немного кокетничать – а потом дококетничалась, доигралась; но об этом мы поговорим потом.

А ещё Алина, как я уже говорил, была девушкой сложной, блуждающей в себе и чего-то ищущей; ей чего-то хотелось, чего – она не знала и от этого кручинилась, депрессировала и так далее. Не будь она столь прекрасна, как модель, и не будь Андрей, её отец, на тот момент добрым другом Ассоциации, бросил бы я её. Но как хорошо, что не бросил! Удалось сделать из неё настоящую звезду Студии.

Та, зимняя съёмка в «Тихом» не давала мне покоя и считал дни, когда Алина закончит свою учёбу (в каком она классе была, я не помню), может быть, в выпускном, а может, как раз в десятом – пр. авт.). И вот созваниваюсь с Андреем, он даёт её мне телефон, созваниваюсь с Алиной…

Чудесное творение Природы… Рельефный рисунок сухожилий и фаланг, мускулатуры ЗДОРОВОЙ ступни.

Предложил ей пробный фотосет на набережной Новосибирской ГЭС. Это такой у нас рабочий, провинциальный район, где стоят ещё двухэтажные домики «ленинградского проекта» — с гранёными выгородками комнаты-гостиной, с крохотными балконами. Все они в ужасном состоянии, как Дом Ашеров у Эдгара По, с трещинами по фасаду, с облупившейся штукатуркой; жили в них первостроители ГЭС в пятидесятых, кто доживает сейчас – неизвестно.

Нет, врать не буду, Алина босиком не пришла. Да и трудно было ждать этого от «нормального» подростка, вполне городского. В кроссовках пришла, как подобает им, молодым. Я, конечно, её разул сразу же, обувь спрятал в рюкзак и пошли мы по дорожкам ОбьГЭСа. Точнее, не пошли; стоял безумно жаркий и солнечный день, снимать на открытой местности – сущая мука, это видно, на большинстве фотографий этой серии грёбаный «пересвет», никакими настройками его не уберёшь. Поэтому мы вокруг кинотеатра «Волна» (бывшего) ходили, да здания детско-юношеской спортшколы.

И вот каменное крылечко, все эти советские архитектурные формы шли нашей Алине как нельзя более кстати. Эти задумчивые бездонные глаза; эта изломчивая хрупкость фигуры, эти руки и ноги на фоне бетона, мрамора и т. п. Великолепное сочетание! Надо ещё отметить, что Алина вошла в период фотосессий в самом таком подростковом возрасте, когда ломалось всё – от голоса до фигуры, движений, отличаясь этой вот прелестной угловатостью, ценимой знатоками. Не зря потом, в одиннадцатом году, Алину по достоинству оценит Илья Макаров, ещё один знаменательный босотурист.

Босиком девушка ходила по асфальту без брезгливости и страха, с интересом. Сказала: а на Алтае я всегда босиком по камешкам хожу, у речки… а когда жили в частном доме, зимой по снегу бегала. Романтика! Кстати, совершенно романтично смотрелся и простенький наряд Алины – клетчатая «ковбойка» и обычные джинсы.

Потом мы пошли собственно на набережную. И тут Алина говорит: а можно, мой молодой человек к нам присоединится? Да можно, конечно. Только, говорю, пусть разуется. Зная нелюбовь пацанскую показывать свои лапы, распаренные носками и кроссовками, я и не надеялся. Но случилось:появился этот парень, познакомились, он разулся без возражений.

Эх, парнишечка, упустил ты счастье своё, упустил… Больше, после той фотосессии, я не видел его; рассталась с ним Алина. Ну, это понятно, в этом-то возрасте, бывает. Только вот встреться мне в школьно-студенческом периоде такая богиня, я бы в неё вцепился руками и ногами, из кожи вон вылез, чтобы удержать.

Нетрудно догадаться, что на эти ноги буквально… ну, не важно, все те, кто ценит изысканную архитектуру женской ступни!

 

Эх, дурачок ты, парниша… Какую девчонку ты — упустил!

Гуляли мы в разгар дня, в это время на набережной пустынно, да и день будний; подошли к небольшому участку традиционного «Монумента воинской славы». Тут не так, как в центре, танков нет, но пушка, кажется, легендарная полевая «сорокопятка», стоит. Конечно, взгромоздил я Алину на пушку.

И – помните эпизод, рассказанный мной когда-то, из истории самых первых фотосессий босиком на военной технике? Когда ветеран в медалях на поношенном пиджачном лацкане сказал: какая, мол, красота, девчонка босичком – за это-де и боролись? Это надо уже на скрижали написывать; и вот тут история повторилась. Точь в точь.

Удивительно, что прелесть этой картинки в первую очередь оценивают именно ПОЖИЛЫЕ люди…

Правда, это был просто пожилой мужик. По возрасту вряд ли воевал, но голодного послевоенного лиха ему точно хлебнуть пришлось. Гулял он с собакой, тоже старой, еле лапы и брюхо волочащей коричневой таксой. Алина с парнем как раз ушли в кустики – переодеваться, а он, до этого наблюдавший за съемками на пушке, приблизился. И  задумчиво так говорит, в сторону, как бы и не мне:

— Хорошая девушка у вас… И то, что босиком – хорошо.

— Спасибо! – отреагировал я. – А почему – хорошо?

— Здорово. Легко… Я со своей познакомился, когда она тоже бОсая гуляла. Мороженое ей купил тогда, первый раз в жизни. Эскимо.

Я прямо задохнулся от таких густо-романтичных воспоминаний. Не нашёлся, что ответить. И тут старик бросает загадочную фразу:

— Только загордится она. И испугается.

Чего испугается? От чего загордиться? Я спросить не успел. Алина вышла из кустов, такса недовольно потянула хозяина прочь.

А так, в принципе, и вышло. Но всему своё время – на дворе ещё десятый год.

 

Босыми ногами на битые стёкла Алина встать не побоялась (и потом — на гвозди). А вот твёрдо общаться с футлаверами — увы. Папе пожаловалась.

 

САША ШУШАКОВА

И ещё несколько фотографий в этой серии надо было бы дать. Кольцовский психолог Саша Шушакова. Милый человек. Фотосет с ней был один, в домашней обстановке – в её квартире, где она, собственно, и работала с клиентами.

Женщина с «французской» стрижкой. Мирей Матье. Великолепные «кожистые» ступни зрелой женщины. Кто не целовал такие, никогда не поймёт…

Тонкая, интеллигентная, спокойная. Понимающая. И красивые женственные ступни – сорокалетние уже, наполненные невыразимым этим очарованием возраста, когда уже всё знаешь и понимаешь, и всё уже можешь, и никаких комплексов и предрассудков не осталось (не у всех так бывает, конечно! – пр. авт.). В квартире особо не развернёшься; поэтому фотосессия была краткой, а потом мы пили вкусный травяной чай и разговаривали.

Пользуясь случаем – а я этим случаем, когдасталкиваюсь с профессиональным психологом, имеющим, в отличие от меня, «корочки», всегда пользуюсь! – я заговорил с ней о фут-фетише. И нашёл благодарного собеседника. Саша сказала тогда интересную мысль, которую я подхватил и повторял много раз; правда, самому мне было трудно её принять, прошёл не один год, прежде, чем я для себя её полностью и безоговорочно усвоил.

Есть два ФФ, примерно так сказала Саша. Есть спокойный, когда ты просто ищешь товарища по интересам в партнёрше. Этот интерес может выражать в любви к классической музыке или походах со сплавом; а может и в прогулках босиком. Находишь и успокаиваешься. И тебе достаточно этого, периодического, без манифестаций и фанатизма. А есть другой, болезненный, когда  безостановочно ищешь ступни, ступни и ступни. Каждый раз новые. Я и спрашиваю: а как вот уйти от болезненного к «нормальному». Саша улыбается: да только признать себя фут-фетишистом, объявить об этом и не париться по этому поводу.

Ну, и завершением нашей беседы стало роскошное дело: обоюдный массаж ступней. Странно, интимности в этом не было никакой, а вот приятности – хоть отбавляй, да и опыта – тоже. Потом я сделаю такой массаж известной нашей модели Fire Lady, и двум её подругам – и та модель тоже войдёт в пул Студии и будет помнить об этом до сих пор.

Ну, ладно. Вернёмся к остаткам лета 2010-го… Зима кончилась, накатило лето, отходил я босотуристов и началась время фотосессий. К сожалению, архив 2010-го года на жёстком диске моего компьютера изрядно почищен. Обратиться можно только к архиву на Гугл-фото, куда в своё время мы закачивали снимки. Итак, что же мы публиковали летом десятого года, из свежих фотосъёмок?

В июне — репортаж с Дня Города. Тут наши традиционные «хождения по битым стёклам», сёстры Путинцевы, о которых я уже писал и… Виола Турнаева. Да, еще одна легендарная женщина. Я чётко помню, что познакомился с Виолой на «Субботнике без бот», который был организован Ассоциации в период подготовки к фестивалю «Города Солнца». Но в 10-м ли году или в следующем — не помню. И давайте этот рассказ прибережём к полному знакомству с Виолой, которое, по данным моего электронного архива, состоялось всё-таки в 2011-м году, с полноценной фотосессией.

Рите-Мяут делают мехенди-тату. прямо в палатке Ассоциаии. Бесплатно.

 

Масса было босоногих, разувшихся на Дне Города, и оставивших обувь — на весь день! — в нашей палатке. Как эта девушка.

 

Дети ходят босиком по битым стёклам… Тут можно усмотреть всё, что угодно. Но главное — ДЕТЯМ ЭТО В КАЙФ!

 

Виола Турнаева со своим мужем, Дмитрием — первый раз на мероприятии. С ней я познакомился в этом же году на «Субботнике без бот» (публикация будет).

 

Групповое фото: Максим Никитин, сёстры Путинцевы (двое), безымянный товарищ, Рита-Мяут (сидит автор этих строк) и парень Риты.

Отметился 2010-й и фотосессией со странной моделью Alexa на «Сибирской Ярмарке». Интересная была девушка, конечно, но в быстром мелькании моделей того года как-то потерялась.

Алекса была приятной девушкой, но без «пробивной жилки». Поэтому после первой фотосессии и исчезла…

Один из первых Всемирных Дней Без Обуви (ВДБО) отпраздновали в центре города, у памятника Ленину. Там и моя Алана была, она сразу приняла участие в деятельности ассоциации. Бог ты мой, да при наличии ума и харизмы разуть женщину — это невеликое искусство; и разуть её можно на всю жизнь, и наслаждаться ею потом.

 

 

Босоногие у памятника Ленину. Под Вождём босиком себя чистим…

 

Слева направо: неизвестный молодой человек, Максим Никитин, Игорь Резун, Таня Рыбалко, Юлия Цугель и прочие. Крайняя справа — модель Катя Федотова.

А вот интересные кадры. «Прогулка Маринки». Это такая девушка интересная была (откуда взялась, не помню!). Модельер, чудесной внешности, с красивыми ногами… Весёлая, активная. И вот, буквально по порыву души, собрала друзей для… босоногой прогулки по Академгородку. Прогулка удалась. Правда, потом Марина потерялась из поля зрения; начала активную карьеру, занималась дизайном обуви (да, вот такой парадокс). Через несколько лет участвовала в международных выставках за границей.

Маринка (на двух нижних фото слева) обладала прекрасными ступнями, отличным характером, но… карьера и работа оказалась важнее. Что ж, она права.

Ну, и здесь же — наша Таня Рыбалко, на Межрегиональном фестивале Молодёжных субкультур ZNAKI. С другими товарищами. Холодно, кстати, было уже — но мы отчаянно босоножили раскрашенными разноцветными ногами!

«ЗНАКИ». Молодёжный фестиваль. Красили подошвы, отрывались по полной…

 

На мраморных полах театра «Глобус». Вечеринка в разгаре… На заднем плане — Катя Федотова, модель Студии.

 

Таня Рыбалко, будущая гидесса, на фотоессии перед «Глобусом».

 

В фотосессии после фестиваля. Таня первый раз демонстрирует свои босые ножки…

Можно и дальше смотреть красочный 2010-й. Первая фотосессия проекта «БоСосень». Акция протеста в метро 26 ноября — это когда мы его победили! Сергей Лысковский, тогда и. о. Председателя Ассоциации на снегу…

Прекрасные ступни на фоне ковра осенней листвы…

 

Проект «БосОсень». Алиса на пляже Академгородка. В конце октября…

Проект был рискованный — немудрено было и переохладиться.

 

Сергей Лысковский, в 2009-2010-м гг. и. о. Председателя Ассоциации, босиком идёт до метро после босоногого ужина в ресторане «Жили-Были».

Но оставим это на следующий выпуск.

А это просто красивая картинка. В качестве финала.


Подготовлено редакционной группой портала. Текст Игоря Резуна. Фото Студии RBF.

 


Контент статьи, как полностью, так и его элементов как то текста, фотографий, подписей под фотографиями, составляет объект охраны авторских прав, согласно документам от 19.07.1995 № 110-ФЗ, от 20.07.2004 № 72-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ. При пере публикации, копировании для публикации текста статьи, равно как и фотоматериалов, требуется официальное разрешение правообладателя портала. Мнение авторов публикаций могут не соответствовать мнению редакции. Фотографии не противоречат законодательству РФ, в частности, статьям 242, 242.1., и 242.2 УК РФ. Все фотографии публикуются на основании имеющихся в распоряжении редакции портала договоров, а также официальных согласий изображённых лиц на распространение личных данных. Фотографии несовершеннолетних моделей портала и Студии публикуются на основании письменных разрешений родителей о передаче прав на публикацию фотографий в открытом доступе. При публикации фотографий из Сети Интернет указывается источник фотографии. Все претензии к содержанию данного материала рассматриваются редакцией в двухнедельный срок после получения официальной претензии в письменном виде по почте, по адресу: 236016, г. Калининград, ул. 9 апреля, д. 7, кв. 33, Дапкусу В. О., либо в электронном виде по e-mail: vlad_warior@mail.ru, с приложение скана паспортных данных заявителя. Редакция оставляет за собой право отказать в удовлетворении необоснованных претензий без ответа заявителю.