ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. ОВРАГ «КРОКОДИЛ» (серия № 43).

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. ОВРАГ «КРОКОДИЛ» (серия № 43).

Об овраге, называемом местными «Крокодил», я, кажется, уже писал. Ничего, повторим. Итак, есть такой овражек, опоясывающий Академгородок с юга. Почему он так называется? Да чёрт его знает. Кто-то утверждает, что с птичьего полёта он и впрямь напоминает рептилию, чей хвост начинается (символично!) у деревянной Церкви Всех Святых, а голова упирается в Ботсад, обращённая к речке Зырянке. И во все стороны расходятся лапы этого чудовища… Ну, я не птица, над Городком не летал, но я вам доложу: место… странноватое!

Говорят также, что именно он помешал реализации идеи Лаврентия Павловича Берии, по приказу которого, собственно, и был задуман научный центр в сибирской тайге, отгрохана мощная Новосибирская ГЭС. Для атомного центра, для исследований; Берию, как известно, шлёпнули очень быстро и очень коряво, по сфабрикованным обвинениям – а дело его жило. И там, где я живу, должен был вырасти совсем не «городок романтиков-учёных», а полноценное оборонное сооружение. Так вот, когда строительство подземного лабиринта, опутывающего сетью весь Городок, все научные заведения (это не байка, такой лабиринт и два бункера, действительно существуют!), подошло вплотную к «Крокодилу» и начали его исследовать. И вроде как сильно он не понравился геологам с геофизиками. Дескать, аномальная это зона, какой-0то тектонический разлом или что-то вроде этого; и коли шарахнет там сейсмическая активность, мало никому не покажется, тем более атомному центру… Тогда генерал-лейтенант Уранов (бланки приказов  его, ИМЕННЫЕ, у меня до сих пор в архиве!  — пр. авт.) и доложил в Москву: опасно! И атомный центр, называемый, кажется, «Томск-49» перенесли к томичам, а мы, слава Богу, занялись мирной наукой – историей да философией, цитологией да генетикой…

Так это или нет, доподлинно не скажу. Но! Что-то непонятное тут есть. Во-первых, стоит мёртвая тишина. В некоторых местах зелёные стены оврага поднимаются справа и слева на высоту пятиэтажки; и понятно, что овраг в стороне от оживлённого Морского проспекта с его машинами, но… тишина. Плотная, уши закладывающая, как в «Зоне» братьев Стругацких. Ни звука!

Во-вторых, полное отсутствие насекомых. Подходишь к оврагу летом и звенит над тобой, кружится рой комаров да мошкары; а стоит спустить – всё исчезло. Ни комарика. А уж о клещах, которыми пугают сибиряка каждого прямо с колыбели, я и не говорю.

Вот это место мы и решили пройти босиком. О том, что это то ещё испытание даже для хорошо экипированного и обутого человека, я не говорю – далее понятно будет. Но особый щекочущий смысл был именно в преодолении этой трассы босыми, незащищёнными ногами.

НАЧАЛО

Подошёл я раньше на полчаса к 5-й гимназии, месту сбора и сел в сторонке, покуривая. Лето, каникулы начались, экзамены закончились, пустая школа стоит совсем; но в палисадничке, на остатках спортплощадки, сидят парень с девкой. Традиционно в «зимних» кроссовках, прикинутые такие; оба коктейль алкогольный потягивают. Парень курит, лениво с подругой разговаривает. По мне глазами мазнули: странный дядька, босиком. Не знаю, что они подумали, но я у них ажиотажа не вызвал. Решили: ну, придурок местный, чего там.

Набрызгиваемся от клещей. И, хотя их никто из нас не боялся, мы это, для очистки совести, делали. и за эти двенадцать походов клещ укусил только одну участницу, и то, не в овраге или где ещё, а в высокой траве вокруг деревенской запруды!

Тут появляются мои первые: Катя Фомель, Настя Чащина и ещё одна рыженькая девочка – как звали её, не помню, кажется, Зина (да и будем так называть!). При этом Катя и Настя так и пришли из дома босые, сверкают голыми ногами. Девка чуть не роняет коктейль из рук:

— Прикинь… бОсые! Они чо, ёкнутые?!

Это вот характерное, непередаваемое, с неправильным ударением, «бОсые» меня всегда прямо завораживает. Это ж каким тупым обывателем надо быть, чтобы элементарных правил русского языка в таких простейших словах не знать! И добро бы была это деревенская «мОлодеж» или бабка столетняя «с-под Воронежу», но ведь оба представителя подрастающего поколения в телефоны свои поганые долбятся, в интернетах сидят… Ну, ладно. Парочка с изумлением смотрит, как разувается и Зина. Потом появляется и мальчик, который разувается тоже! Теперь отвисает челюсть у парня:

— Нефигассе… смотри, пацан тоже!

Когда на горизонте возник ещё один парень, тоже идущий с кроссовками в руках, зрители наши совсем перепугались. Девка рванула прочь с визгом: «Во придурки!», парень следом, расплёскивая из баночки.

Ну, мы посмеялись и пошли.

Торжественный марш босиком от 5-й гимназии. Парочка с коктейлями, перепуганная нашей «ёкнутостью», уже сбежала.

ПЕРВЫЕ РАДОСТИ И СТРАХИ

Спускаться в овраг мы решили не по тропинке, а по… вернее, тоже по тропинке, но от мостика, переброшенного через овраг; и фактически по верёвке, цепляясь за неё, как альпинисты. Жаль, я этого эпичного момента не заснял: некогда было, страховал спускающихся, чтобы кубарем не покатились вниз. Вот где «радость»-то. Босые ноги перемалывают сучки, корешки, сухую траву; где там смотреть, куда ступаешь! Но никто не жаловался.

На том самом мостике. Я разматываю верёвку… Сейчас будем спускаться.

«Хвост» этого «Крокодила» в дождливые сезоны подтапливает; вода потом уходит в куда-то землю, но перед этим стоит долго. И поэтому там сыровато. А грязь такая очень интересная: мелкая, как сажа, плёночкой, липнет к голым подошвам… Ощущения очень своебычные. Та новенькая девушка, Зина, давай прыгать в этой грязевой плёнке и чуть не хлопнулась навзничь, поскользнувшись.

Смысл это гримаски Кати малопонятен, но это как раз перед тем, как она скажет Зине о том, что мы идём по… использованным презервативам.

Идём. В этом месте к оврагу вплотную подступает дом-общага, обитатели которой любят общаться интимно и в прямом смысле – любят, активно и круглосуточно. Дело-то молодое. Никогда бы мы от этого не узнали, если бы Зина, отлепляя от пятки что-то белое, не спросила:

— Да, блин, чё это за фигня такая?! Жевачка, что ли?

На что Катя ей хладнокровно и рассудительно отвечает:

— Так это презервативы… Мы по ним идём. Их, наверно, тут в окна выбрасывают.

…и ковыряет большим пальцем очередной «подснежник».

Ну, визги, вопли, хихи да хаха. Впрочем, без искреннего ужаса: закалённые проходов по нудистскому пляжу, девчонки как-то изделиями «номер два» не впечатлились. А вот потом Зина нашла мёртвую кошку. Она вообще много чего находила, редкая была особенность.

Вот это было не то, что противно – мы обошли, конечно, останки, но какие-то неприятные ощущения оставило. Сразу начали говорить о бродячих собаках, а тот парень, который с нами пошёл, повзрослее, даже дубину нашёл, выстругал и гордо пошёл с этим оружием.

Ещё одна курьёзная сцена случилась у места, где тропинка, ведущая в Ботсад, пересекает этот овраг, отделяя «крокодилий хвост» от его «туловища». Там иногда кладут брёвнышки, правда, их подмывает каждую весну и сносит; но по остаткам любят перебираться любители сложных путей. И вот как раз в этот момент по брёвнышкам переходил отряд малышей из ближайшего детсада, под руководством полненькой воспитательницы. На экскурсию пошли – птичек послушать, на белочек поглядеть, за бабочками побегать.

И тут буквально из-под земли, точнее, из расщелины оврага, их густой зелени вылазят какие-то пещерные люди – успевшие слегка грязью перемазаться, и главное, босые, грязноногие!

Не знаю, за кого нас приняли малыши, но часть с воплем рванула обратно, к садику, вторая – вперёд, в горку. Воспитательница начала бегать, заполошно скликать свой выводок, при этом успевала кричать и нам: «Вы куда, дураки? Вы там ноги поломаете! Куда вы босиком, рехнулись, что ли?». Крик её долго метался позади нас.

И вот, как я уже говорил, мы на середине оврага. Ти-ши-на. Какая-то не то, чтобы зловещая, но внушительная. Мои даже примолкли. Вернее, вяло обсудили тему бомжей, всё тех же собак, дошли до привидений…

А идти трудно, ноги проваливаются то в мох, то в гниловатую труху очередного ствола; идём медленно, перелезаем через деревья поваленные или под ними, чуть ли не карачках. Ветки отводим, чтобы по лицу не хлестали. Я со своим тяжёлым рюкзаком приотстал, Настя с Зиной вперёд ушли… и слышу – вопль: «Аааа!». Несутся назад девки, чуть не опрокидывают Катю, и вскрикивают: «там… ОНО!».

Вот через минуту-две я на этом просторном участке остановлюсь, чтобы переложить рюкзак, а девчонки пойдут вперёд и увидят ЭТО.

Ну, я сбрасываю рюкзак, ломлюсь вперёд, за мной этот парень с дубиной… Кто там? Ещё одна дохлая кошатина, пёс или бомж?! И представьте себе, даже я сначала вздрогнул.

Кто-то чистил дачу – эти участки, так называемые «академические коттеджи», своими заборами-штакетниками выходят к краю оврага. Видать, кто-то сгрёб весной траву и перевалил за забор; ветром подняло этот ком, бросило в враг и повис он на деревьях. Но! Так повис, что глаз не оторвать. Косматая фигура, в струпьях и лохмах травы, мха, смотрела на нас; «леший» был обёрнут в изорванную парниковую плёнку чёрного цвета – как так сложилось?! Впридачу из этого комка светились бликом на солнце два «глаза» — донышки от кока-кольных или пивных баночек.

Вот это был номер!

Мы посмеялись, я подумал, что надо бы запечатлеть это чудо природы, бросился к рюкзаку, куда на время перехода упаковал фотоаппарат и надо же – когда вернулся, пацаны с победными криками палками уже размолотили «лешего». Увы.

Перекусить на каждой остановке — святое дело. Сразу отвечаю на возможные придирки: в руке у Кати не сигарета (как кому-то привиделось из посетителей сайта), а чупа-чупс.

…А ещё где-то выла собака. Где-то с середины пути её вой начал раздаваться над нами, причём то с одной стороны оврага, то с другой. А это невозможно – не по воздуху же она летала? Вой и скулёж. Не знаю, может, и правда цепной пёс на одной из дач выл, а там так казалось, что он рядом, может у нас галлюцинации начались – но чёртова невидимая собака сопровождала нас практически до самой границы Ботсад!

«Ой, какой цветочек!». Зина-следопыт нашла какое-то растение, занесённое в Красную Книгу.

 

Так что приключений, как видите, мы хлебнули. А ещё был переход по участку, где обнажилось скальное дно; я не геолог, не знаю, что это за слоистый известняк, светло-коричневого цвета, но его пластинки чертовки острые. И девчонки прошли босиком по ним, только изредка охая, и потом рассматривали подошвы, удивляясь, как это они не порезались.

Зина и Катя идут по той самой теплотрассе, где когда-то чуть не обожгла себе голые подошвы Anna Retro: но с той поры её подремонтировали. Мы об этом не знали, я девчонок предостерегал, но они… пошли!

НАША ЛЮБИМАЯ ГРЯЗЬ

Как же без грязи-то? За что люблю Ботсад – за то, что это и есть самый, что ни на есть, плодородный сибирский чернозём. Густой, маслянистый, как чёрная икра; тут Зырянка весной разливается, вынося ил и оставляя целые участки-топи. Сверху покрытые присохшей корочкой, они скрывают эту чёрную пузырящуюся массу.

Ну, и конечно, зная уже о том, что глина у нас особая, девчонки туда полезли. Хотите верьте, хотите – нет, но не заставлял Катю идти не по сухой обочине, а прямо по середине промоины, расплёскивая грязь крепенькими изящными ступнями. Я не заставлял Настю лезть в самый центр лужи, проваливаясь почти до середины икры. И даже пацаны – сначала с опаской, недоумением – типа, на фига это всё?! – но приобщились к «чавканью грязюкой».

Никакие грязные дорожки не испугают наших девчонок. Для нас это было даже не испытанием, а, скорее, приключением.

 

Катя специально выбрала самую опасную серединку грязной промоины… Идёт, балансирует.

На портале уже есть моё эссе на эту тему, где я подробно разбираю все психологические, физиологические и прочие аспекты этого нехитрого занятия. Вот такое наблюдение: чем изысканнее, романтичнее модель – будь то хрупкая девушка Secret или такая блестящая «леди», как Rene или FairLady, тем с большим азартом погружает она свои красивые ступни в эту чёрно-коричневую массу. Практически не раздумывая. Не то, чтобы остальные модели отказывались, нет, но те, кто пришёл сниматься «для фоточек», делают это нехотя. Без азарта.

Что это – «крещение»? Проверка самого себя? Я думаю, в этот момент во взрослом человеке просыпается Вечный Ребёнок. Это же хулиганство, «мама заругает»; а вдруг этого не было во всём их детстве, вдруг они приличными ходили исключительно, в сандаликах с гульфиками и только сейчас, уже будучи взрослыми, да солидными, решаются на это? Тогда тем это слаще. По себе знаю. Горькая история моего полностью обутого детства, в котором родители не раз предлагали мне «босичком», а я, малый дурак, по самым разным соображениям, отказывался – тому подтверждение. Почему я сейчас ощущаю радость от каждого шага босиком, от ощущения, что я босой не один, а вместе с кем-то, почти интимную «Вчувствованность» — наверно, и от этого тоже. Недогулял. А мало ли таких, как я? И чем дальше мы уходим по столбовой дороге цивилизации и комфорта, тем больше таких людей будет в нашем грешном мире.

Настя сейчас живёт в Питере. Но серии публикаций очень обрадовалась. Есть, что вспомнить с удовольствием.

 

Такие вот «грязевые поля» в Ботсаду — самые «благодарные». Здесь на дне этих промоин точно не встретишь ни доски с гвоздём, ни разбитой бутылки.

ПРИВАЛ И ФИНАЛ

Ну, вот, после трёхчасового путешествия вышли мы, наконец, на симпатичную полянку и костёр сделали. На фото Зина управляется с чем-то, что определить в силу размытости кадра, невозможно – на похож на топорик туристский. Топорик там фигурировал, да; барышня так лихо начала им «работать», что полетели щепки да сучья в разные стороны, а потом и топорик – тоже, и девчонки от греха подальше, отняли у Зины оружие. Но она не успокоилась – начала ломать ветки методом простого удара о бревно. Обломок сначала угодил в голую щиколотку Насти, потом – в спину Кате. Еле угомонили нашу активную рубщицу дров.

Зина пытается рубить дрова топориком. Ох, не поздоровится остальным…

 

Ага, а мы смотрим с ухмылкой, как Зина старается… Сейчас Кате прилетит в ногу, кому-то в спину.

Чай, сосиски, бутерброды. И – приятная усталость, когда просто валишься на траву и смотришь в голубое ясное небо. Всё, набесились, наорались, набегались. В грязных босых ногах – та же усталость, спокойная, совсем не такая, как в обутых.

Опыт подобных мероприятий – босопоходов, повторяли и в Екатеринбурге, Александр Черепанов, и в Красноярске, Андреас Герман, и в Москве другие люди, помимо Кирилла Корчагина. Но был нюанс: во-первых, водили не детей, а взрослых, во-вторых, отходили от безусловного требования: босиком – все, без компромиссов! Допускали путешествия и обутых рядом с босоногими, и, конечно, первые тоже чаще всего потом разувались, но…

Но это как-то неправильно. Нарушение франшизы. Потому, что когда вот так, для себя, решаем: так или никак, это даёт мощный импульс. Сплочённости, веры в себя, чувства локтя и так далее.

Ну, вот, и остаётся прибавить, что в день похода вернувшаяся домой Зина пошла вечером на день рождения к подруге босиком. О чём нам потом с гордостью и рассказывала.


Подготовлено редакционной группой портала. текст Игоря Резуна. Фото Студии RBF.

 

Контент статьи, как полностью, так и его элементов как то текста, фотографий, подписей под фотографиями, составляет объект охраны авторских прав, согласно документам от 19.07.1995 № 110-ФЗ, от 20.07.2004 № 72-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ. При пере публикации, копировании для публикации текста статьи, равно как и фотоматериалов, требуется официальное разрешение правообладателя портала. Мнение авторов публикаций могут не соответствовать мнению редакции. Фотографии не противоречат законодательству РФ, в частности, статьям 242, 242.1., и 242.2 УК РФ. Все фотографии публикуются на основании имеющихся в распоряжении редакции портала договоров, а также официальных согласий изображённых лиц на распространение личных данных. Фотографии несовершеннолетних моделей портала и Студии публикуются на основании письменных разрешений родителей о передаче прав на публикацию фотографий в открытом доступе. При публикации фотографий из Сети Интернет указывается источник фотографии. Все претензии к содержанию данного материала рассматриваются редакцией в двухнедельный срок после получения официальной претензии в письменном виде по почте, по адресу: 236016, г. Калининград, ул. 9 апреля, д. 7, кв. 33, Дапкусу В. О., либо в электронном виде по e-mail: vlad_warior@mail.ru, с приложение скана паспортных данных заявителя. Редакция оставляет за собой право отказать в удовлетворении необоснованных претензий без ответа заявителю.