БЛОКНОТ. ЛЕТО. ВЫПУСК 5. ЛАРА МАШЕК И ТОКИНА-ОРЕЛИЯ.

БЛОКНОТ. ЛЕТО. ВЫПУСК 5. ЛАРА МАШЕК И ТОКИНА-ОРЕЛИЯ.

Эту статью почти трёхлетней давности из молодёжного иллюстрированного журнала «Чилли» (г. Фрайбург, земля Баден-Вюртемберг) нашёл на просторах Интернета активный помощник нашего сайта Иван Понырев, предоставивший нам ещё много других прекрасных материалов.

ЛАРА: «ВНИЗУ БЕЗ»

Большинство из нас связывает хождение босиком с летом, природой и, возможно, свободой. Но годится ли оно для повседневной жизни? Один из наших авторов, Лара Машек, в течение одного дня разгуливала босиком по Фрайбургу.

7 ч. Будильник звонит. Я хватаю свои вещи и исчезаю в ванной. Быстро одеваюсь. Однако стоп! Сегодня мне не нужны носки. Они отправляются пока что в выдвижной ящик.

8 ч. Прежде чем выйти за дверь, я ещё раз останавливаюсь. Стоит ли мне действительно выходить босиком? Может быть, на всякий случай положить в сумку бумагу? Я решаю не делать этого. Всё или ничего. Я осторожно делаю шаг за шагом по ещё мокрому асфальту. Немного свежо, около 13 градусов. Но в остальном отнюдь не плохо. Я бодро отправляюсь в путь. Но моя радость длится недолго. Уже вскоре характер поверхности изменяется. Гладкий до этого асфальт переходит в колючий. Сейчас я могу передвигаться только медленно. Каждый шаг рассчитан и делается с осторожностью. Надеюсь, я попаду вовремя в университет.

9 ч. Дошла. Ноги покалывают и болят. Несколько людей смотрят с любопытством, другие проходят мимо, пожимая плечами. В конце концов, я не первая (Лара имеет в виду студентку Токину-Орелию, материал о ней ниже — пр. ред.).

11 ч. Во время «окна» между лекциями я иду с подругой в кафе. Мы садимся, приходит официантка, принимает заказ. Всё вполне нормально. Рассчитываясь, задаю официантке вопрос: не мешает ли ей, что я босая. Она изумлённо смотрит на меня, потом на мои ноги. Она смеётся: «Это же не мои ноги, не мне холодно в них.» Да, ступни у меня немного холодные, с чего бы это?

12 ч. Путь из кафе к институтскому кварталу – настоящий ад. Всюду подстерегают острые камушки. Я продвигаюсь вперёд медленно. На моём пути встречаются также липкие коричневые лужицы. Остатки кофе, жевательная резинка или всё же собачьи экскременты?

13 ч. Время идти в столовую. Здесь появление босого однокашника ещё не стало рядовым событием. Многие переглядываются и перешёптываются. Критические взгляды, удивлённые возгласы. Наконец то, чего я долго ожидала: «Это крайне противно». С довольной ухмылкой я становлюсь в очередь.

14 ч. После обеда я хочу узнать, как реагирует «внешний мир». Чтобы немного дать отдых своим ступням, я сажусь в трамвай. По дороге туда встречаю группу детей из детсада. Многие показывают на меня пальцами. Почти как в зоопарке. В трамвае кто-то действительно заговаривает со мной по поводу моих босых ног. Он тоже боится, что я могу замёрзнуть в ноги, и любопытствует, в чём тут дело. Когда я выхожу, он обещает мне, подмигивая, что завтра утром попробует сделать то же самое. В городе я «открываю» для себя совершенно новый вид покрытия – булыжник. Он намного приятнее, чем жёсткий асфальт, но по меньшей мере такой же коварный. Часто я застреваю в щелях между камнями, и мои ногти быстро теряют свою красоту.

15 ч. В магазине косметики и парфюмерии передо мной возникает неожиданное препятствие. Оно быстро движется, гудит, имеет острые зубы и устрашающие щели. Осторожно я ставлю ногу на эскалатор и – ура! – скольжу вверх. Кажется, никто не замечает, что на мне нет обуви. Каждый занят собой или товаром на полке. Служащие тоже не проявляют интереса. В других магазинах происходит то же самое. Я бы препочла, чтобы было немного больше приключений. Зато я могу спокойно выбрать себе платье.

17 ч. На Мюнстерпляц, как всегда, оживлённо. Здесь мне впервые становится боязно, что кто-то наступит мне на ногу. Пол иногда мокрый, порой на нём лежит какая-то гадость – фу! Куда это я вступила? А нужно ли мне это вообще знать? Раздавленная клубника прилипла к моей подошве. Ну, если обошлось только этим, то ещё не страшно. С облегчением я продолжаю свой путь. Ещё более внимательно следя за тем, куда я ступаю.

18 ч. На вечер у меня назначена встреча в Markthalle (крытом базаре – В. З.) Повсюду липкий, очень липкий пол.

19 ч. Последнее место, которое я посетила сегодня. Спортивный комплекс в Littenweiler. Двадцать минут на велосипеде для моих истерзанных ног – мучение. Ребристые педали впиваются в мои подушечки. Меня встречает гладкий, прохладный пол зала. Но вместо того чтобы бежать по полу, я с трудом переставляю ноги. Победить своего противника не имею никакого шанса.

22 ч. Оказавшись дома, я прихожу в ужас. Мои пятки угольно-чёрные. Мне требуется пятнадцать минут, чтобы они снова стали чистыми. На следующее утро мои ступни так болят, что я позволяю им понежиться в мягких кедах.

Подпись к фото на с. 9 — «Истерзанные ноги: после 12 ч хождения босиком они заслужили мыло и носки.


Хождение босиком – наиболее естественная форма ходьбы человека. Когда ходят босиком, начинают шаг со средней или передней части стопы. Благодаря этому укрепляются внутренние структуры мускулатуры ступней и голеней. Из-за многолетнего приспособления к ходьбе в обуви мы утратили способность ходить босиком. Поэтому легко случаются травмы – прежде всего повреждения ахиллесова сухожилия. Важно медленно привыкать к нагрузке. В общем, рекомендуется чаще менять обувь, чтобы создать тренирующий эффект.

Анья Хиршмюллер, главный врач отделения спортивной ортопедии и спортивной травматологии Университетской клиники Фрайбурга.

Девиз Лары: «Теоретически я могу практически всё». Правда, это всё, что мы о ней знаем… На страничке жительницы Фрайбурга Лары Машек нет никаких фото, хроника пуста.

Кто же вдохновил фрайбургскую студентку на такое «естествоиспытание»? А вот кто. Перед тем, как испытать себя для выпуска Chilli «Карьера и кампус», Лара в роли корреспондента «Chilli» поговорила с Toquina-Orelia Bergmann. Эта 19-летняя студентка с детства ходит в повседневной жизни босиком.


Chilli: Токина-Орелия, ты ходишь босиком каждый день?

Бергманн: Да, всегда. За исключением лаборатории. А также зимой и летом, когда земля слишком горячая.

Chilli: Ты берёшь с собой пару обуви, когда выходишь из дома утром?

Бергманн: Не всегда. Большей частью я забываю это делать.

Chilli: Почему ты не носишь обувь?

Бергманн: Потому что у меня всегда была проблемы с лодыжкой, а босые ноги на эту проблему не жалуются. Вот почему я хожу босиком. Да это и просто приятнее.

Chilli: Сколько времени тебе понадобилось, чтобы перестроиться?

Бергманн: Первые две недели больно, когда я снова начинаю ходить босиком. Но я это делаю каждое лето с детства.

Chilli: Как ты заботишься о своих ногах?

Бергманн: Со временем, когда роговой слой становится слишком толстым и слишком жёстким, он лопается. Это означает, что ноги нужно регулярно смазывать кремом, чтобы всё оставалось красивым на вид и мягким. Но травмы пальцев ног не избежать. Например, разбитое стекло, но со временем это уже не причиняет боли.

Chilli: Что болело сильнее всего из того, на что ты когда-либо наступала?

Бергманн: Собственно, не было ничего такого, что бы врезалось в память. Но эти маленькие камешки, которые валяются повсюду… Если ты проходишь по ним большие расстояния, это чертовски больно!

Chilli: Вам никогда не приходилось попадать в больницу из-за этого?

Бергманн: Я никогда не попадаю в больницу благодаря этому (смеется). Но я, наверное, должна была обращаться к врачу, когда наступала на стекло.

Chilli: Сколько у вас пар обуви?

Бергманн: У меня есть одна пара сандалий, помимо обуви, которую я ношу на протяжении половины года.


Фото Токины-Орелии Бергманн, француженки по матери, в 16-летнем возрасте я взял из Фейсбука. Страничку девушки благодаря её редкому имени найти было нетрудно, но она её, к сожалению, с тех пор почти не ведёт.

И вот ещё одна маленькая информация, неизвестно кем выставленная четыре года назад на сайте tumblr, о другом босоходе из Фрайбурга, безымянном:

«Я хиппи. Хождение босиком — это часть моей культуры. В течение многих лет я хожу без обуви — даже зимой. Пока я нахожусь в движении при низких температурах, всё в порядке, хорошо снабжаемые кровью мышцы поддерживают мои ноги в тепле. Но стоит мне остановиться, через минуту будет холодно. Впрочем, на работе я не могу ходить босиком, я ухаживаю за пожилыми людьми».

 

Кстати, из всех немецких городов, которые посетил Марко Буфера, Фрайбург-им-Брайсгау (земля Баден-Вюртемберг) удостоился его особой похвалы. Да и в Интернете мы набрали целую кучу фотографий оттуда. Неужели из-за Bächle, системы протекающих в историческом центре города вдоль каждой улицы ручейков, по которым спокойно можно ходить вброд, во Фрайбурге так много босоногих?

И вот вам тому подтверждение. На днях во Фрайбургском кафедральном соборе («Мюнстер») было много интересного для более чем 90 детей. Собственно, на дни посещения детей во время осенних каникул Мюнстер был даже временно закрыт. Здесь детям разрешалось ходить босиком, взбираться на орган и закусывать в ризнице. В «Коопературе», общинном зале Мюнстерского прихода, они возились, пели и играли. В игре «По следам Павла» дети учились не падать духом при неудачах. Малыши познали также смысл слепой веры. Нахождение на ощупь, с завязанными глазами, дороги к горе Шлоссберг стало захватывающим приключением для многих. В третий раз организация «c-punkt Münsterforum» пригласила детей со всего города в увлекательное путешествие по Мюнстеру. Более 30 взрослых помощников были привлечены в качестве вожатых групп, актёров, музыкантов и руководителей ручного труда.

CLW, 4 ноября 2008 г., «Католическая церковь во Фрайбурге»


Удивляет только, почему в статье фактически не объяснено, почему дети босые, да ещё, как видно, в не самую тёплую погоду (осенние каникулы в земле Баден- Вюртемберг приходятся на конец октября). Только в одной фразе «Здесь дети могли (можно перевести и «Здесь детям разрешалось») ходить босиком» упоминается этот факт, причём наряду с другими вольностями, предоставленными детям в соборе, как-то: взобраться на орган или перекусить в ризнице, среди хранящихся там церковных принадлежностей.

Ведь это тоже не принято и кем-то может быть расценено как святотатство. Видимо, мудрые педагоги решили таким необычным образом завлечь детей, которых обычно от телевизоров да от компьютеров не оторвёшь, на экскурсию в храм, а мудрые служители культа просто пошли им навстречу, не увидев в этом никакого греха…

 

 

 


От редакции.

Честно говоря, ничего «замечательного» в этой новой находке нашего спецкора я не вижу. Я имею в виду Лару и её маломощные журналистские потуги — как в первом, так и во втором случае. Отметим сразу, что «молодёжный репортаж» (на то он и «молодёжный»!) изобилует наивными, придурковатыми фразами и частичными недоговорённостями. Смешная эта «осторожность», с которой Лара Машек делает первые шаги по летнему асфальту. Интересно, чего она боится? Что он, так же усеян окурками, битым стеклом, песчинками, как у нас? Или мифических «плевков» боится холёная немецкая фроляйн? И потом, главное: «Гладкий до этого асфальт переходит в колючий….». О-хо-хо! Да неужто в Германии есть участки с ПЛОХИМ АСФАЛЬТОМ? Убей меня Бог, не поверю…

Да, видать, плохо у них там с асфальтовым покрытием, и в самом деле – героиню беспокоят «мелкие камушки». А это фраза умилила: «На моём пути встречаются также липкие коричневые лужицы. Остатки кофе, жевательная резинка или всё же собачьи экскременты?». И такое может быть?! В чисто-то Германии?

А вот другие показательные слова: «Критические взгляды, удивлённые возгласы. Наконец то, чего я долго ожидала: «Это крайне противно». Конечно. И вы хотите после этого верить, что ТАМ – свобода?! Да я вас умоляю. Такое же тупое и вязкое мещанское болото, такие же ограниченные бюргеры, как и многие наши недалёкие сограждане. И также, как и у нас в Сибири, готовы верить в то, что «босым ногам может быть холодно». Бог ты мой, сколько же идитов населяют этот мир…

Бедная Лара! Ноготки её, видите ли, «теряют свою красоту». И опять непонятно: то ли это авторская гипербола, то ли неверный перевод, то ещё что – но, отгуляв с моими моделями не один час по изрядно пыльным новосибирским улицам, я не видело ни у одной обломанного ногтя или стёршегося лака на ногтях, если он был перед этим нанесён. Глупо и наивно. И в заключительный аккорд: «Раздавленная клубника прилипла к моей подошве… я прихожу в ужас. Мои пятки угольно-чёрные!» — уже не удивляет.

Типичная молоденькая немецкая дурочка, в «кедиках» и носочках, типично рискнувшая побосоножить ради острых ощущений… И если поменять в этом материале географические названия, Мюнстерплац да Маркхалле на что-то такое рязанское, разницы не будет никакой. Потому, что такие же изнеженные дурочки в кедиках разгуливают и среди нас с вами.

Не все, конечно, пишут в «молодёжные газеты». И если бы не простые, ясные, честные и ЗДРАВЫЕ ответы Токины-Орелии, читать было бы тут, по большому счёту, нечего. Жаль, что и журналисткой Лара Машек оказалась слабой, неубедительной: вопросы её так же наивны, как и она сама. А жаль — узнать можно было бы больше…

Игорь Резун, член Союза журналистов РФ, шеф-редактор портала.

 

Текст подготовлен пресс-группой портала «Босиком в России» по материалам собственного корреспондента портала во Франкфурте (Германия), Владимира Залесского Фото из Сети Интернет. Текст портала является объектом охраны авторских прав.