ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. ПОХОД ПОД ДОЖДЁМ.

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. ПОХОД ПОД ДОЖДЁМ (серия № 42).

Наш бессменный фотограф и редактор многих материалов, Игорь Резун, продолжает свои мемуары. В прошлом выпуске мы затронули тему первых БосоПоходов – и она продолжается!

Редакция.


ВТОРОЙ ПОХОД. КТО-ТО СЛИЛСЯ…

Первый БосоПоход породил в школе множество слухов и перешёптываний. Чего они, мол, такого интересного делают?! Но подкатывали – у кого экзамены, у кого сдача долгов по четверти, у кого просто расслабон каникулярный, и поэтому особенно народу не прибавилось

Другое дело, что убавилось мальчиков. Тот высокий парень, который ходил, не смог пойти снова из-за застарелой травмы ноги – ну, бывает, худого не скажу. Остальные – появлялись на один поход, не задерживались. Один очкарик-Дима больше и дольше всех проходил с нами, пока ему не стал совсем уж некомфортно в полностью девчоночьей компании.

Как я и писал в прошлой серии, во второй поход с нами пошла «первая красавица класса», Настя Зимонина. Вся та-ааакая гла-ааамурная, оссподя, я даже мысли не допускал, что и она – решится на этот ужас. И ещё одна милейшая обаятельная, бойкая девчонка, которая сейчас сидит в ВК под  дурашливым ником то ли Бескрайнее Щастье, то ли Рыжий Попугай, то ли Яркое Сонце – что-то из этого. Шебутная, суетная, весёлая, неунывающая.

А из взрослых я взял Инну Алексеенко, Серебряную Рыбу. Умная, бесконечно добрая, а главное – дико мудрая; закалённая пединститутским клубом «ЮВЕНТА», наш человек (что там босиком – пустяков-то…), эта великая женщина была и остаётся добрым ангелом-хранителем всех чисто босоногих мероприятий. Согласилась она мне помочь и в тот раз.

Босиком по хлюпающей грязи земляных дорожек. Две Насти несут свою обувь в руках — пока! — потому, что просто не взяли с собой нормальные рюкзаки (так, «школьные мешочки»), но это не надолго.

Вот только погода меня смущала. И не то, что смущала – вообще, за час дор сбора заморосил дождик. Мелкий, липкий, неприятный. А мы уже собрались. Что делать?! Отменять всё – жалко… и мы пошли. Пошли, шлёпая босыми ногами по мокрым дорожкам, по разъезжающейся глине, по намеченному пути. И вот смотрите на фото: никто не идёт под зонтиком. Ну, я не взял, и оно понятно – вожаку-то и не пристало. Рыба не взяла – забыла впопыхах. Катя призналась потом, что зонтик ей мама дала, но она постыдилась его доставать. Так и шли, героически мокли… Мокли! Насквозь. И никто не жаловался – на лица посмотрите, они все улыбаются и смеются. Воистину: что нам снег, что нам зной, что нам дождик проливной!

И вот, вероятно, в тот самый раз и родился принцип: не отступать. Ни за что. Даже если разверзнутся хляби небесные и на горизонте вырастет торнадо. Идти вперёд босиком и только вперёд, и только босиком.

Отчего у Насти Зимониной такое суровое лицо?! Я спросил. Ответила: «Боялась поскользнуться и упасть в грязь!».

Как странно: то ли природа спасовала перед нашей очумелостью, то ли так звёзды сошлись, но уже к середине похода тучи трусливо убежали, небо очистилось…

И так будет с тех пор всегда. Или почти всегда. Решили идти, значит, идём; и Бог босоногим благоволит.

В том походе я приготовил нашим ещё одно испытание — ходьбу босиком по битым стёклам. «Фишка», которой мы приманиваем народ на празднике дня города, за которой очереди выстраиваются, как за финским сервелатом в советское время. Но проблема: сухого места не найти, бутылки мокрые… Кирилл Корчагин, если читает сейчас эти строки, мастер, от которого я «на стёкла» франшизу получил, скажет: на мокрых нельзя. Скользят. Могут быть травмы. И он прав! Но мы решили рискнуть.

…В сердце Верхней жилой зоны Академгородка, в каждом дворике, стоят такие шестигранные стаканы-беседки. В давние-давние времена наваяли их строители, чтобы жители культурно там отдыхали тёплыми летними вечерами. С тех пор выломали деревянные скамьи – чтоб гопота с пивом и водкой не сидела, кое-где и сами кронштейны срезали, чтобы доски не клали; но сами беседки — памятник благолепному совку, стоят. С крышами! И вот под одной из таких мы и расстелили брезент, и набили на нём бутылок.

Босиком на стёклах. Настя и Дима.

И вот нежная Настя Зимонина встаёт голыми ступнями на стёкла. Хрустит. Вот Настя на них прыгает… Вот Катерина ступает. Одним словом, пройдено это было и без всяких опасений.

Сейчас я с трудом восстановлю наш путь (только по фото можно ориентироваться), да и остальные участники этого похода, я думаю, то же, не вспомнят.  Но пошли мы вроде как в сторону пляжа, опять; потом свернули в другую, прошли по лесной тропинке – да, точно! – и вышли сначала к пляжу «Звезда», а потом к тому самому месту, где я когда-то снимал модель Orchidea, потом там голыми ножками мелькали Helen Safo и Sasha Italian… Да, к рембазе флота СО РАН.

Сзади машина! Командир говорит — принять вправо! И мы топаем босиком по шишкам…

Но как быстро-то всё меняется… Часть берега была уже огорожена. Разве что причалы, уходящие в воду, остались. Ах, как там славно возились в прибрежной грязи мои походницы!  Я несколько раз говорил об этом уже, и скажу сейчас: побывал я как-то на экологической конференции в Доме Учёных. И были там учёные-лимнологи из Иркутска. Они рассказали: территория Академгородка – это берег бывшего Среднесибирского моря, которое два миллиона лет назад тут плескалось. И оставило необычайно ценные отложения. Поэтому сибирская глина – она почти целебная; нет, есть её не надо (хотя некоторые и внутрь принимают, например, ту же «белую» колыванскую глину), но благотворно она влияет и на кровеносные сосуды, профилактирует варикоз, и на саму кожу, масочки из неё можно делать…

Конечно, девки мои после этого с визгом лезли в каждую глинистую лужу!

Ах, как наши девчонки пачкают босые ноги в глине! Ах, как Настя кокетливо закатывает штанину!

Ну, и подходим мы к этой базе ржавых, брошенных у берега посудин. Ё-маё. Всё, окрестность забрана забором из сетки «рабица», шлагбаум, будка охраны дощатая… Сгрудились мы у шлагбаума. Стоим, думаем. А вдруг там собаки?! Выходят двое дядек военно-пенсионного облика. Вам чего, мол, молодёжь? Мы (робко): да нам бы вот тут… полазить… посмотреть.

Дядьки, конечно, сначала ни в какую. Мол, опасно, и запрещено и всё такое. Мы скулим жалобно. Дядьки уходят совещаться. Сквозь тонкую фанеру доносится: «бу-бу-бу, дети же…. Бу-бу-бу, нельзя же! Бу-бу-бу, им же интересно…». Потом пауза, дверь открывается, один дядька высовывается и задаёт сакраментальный, вечный вопрос:

— А чего вы все бОсые-то?!

Мои как заорут хором:

— За-ка-ля-ааааемся!

Это, видать, дядек и подломило. Махнули они рукой и с привычным «даём вам полчаса и как будто тута вас никогда не было!», ушли в свою сторожку-избушку. А мы ринулись на разграбление корабля.

Дощатый занозистый пол. Да разве об этом они думали?! Такая свобода, такое удовольствие!

 

Простор. Свобода. Босиком!

 

Ай-ай! Нежные босые ступни на ржавом железе!

 

Это был то ли сухогруз речной, судя по трюмам, либо, не исключено – простенький речной танкер, ходят такие по Оби. Длинный. С высокой рубкой. Палуба рыжая от ржавчины. Доски все битые-перебитые, торчат занозами. А наши девчонки – босыми ногами по всему этому, без страха, на перила карабкаются, за канаты дёргают… Спросите: не боялся ли я за них. За них – нет. А вот сам упасть в воду боялся. Да и не за себя, а за фотоаппарат в руках.

Шли оттуда по железнодорожной ветке, переезжающей через шлюзовой канал. И нам открылось чудо: мостик, по которому пролегали рельсы, как раз и висел над каналом. Это было первое свидание с тем мостиком, да; и оставило оно в моей душе недоумённый вопрос: а как он убирается, когда проходят по каналу шлюза суда? Вверх поднимают? Но опор нет. Разводят, как  питерские мосты? Тоже не видно соответствующих сооружений. О, эту тайну мы разгадаем много позже, во время последующего босопохода…

По ж-д ветке, ведущей к Бетонному заводу.

 

На том самом мосту через шлюзовой канал. На заднем плане — «погруженная» секция, наполненная водой.

Ну, а потом был привал. Жаркий огонь в мангале, горячий чай (вода из водохранилища!), жареные сосиски, руками ломаемый хлеб. Глядя на грязные, в земле и глине, ноги моих приличных учениц и учеников, особенно – на ступни Насти Зимониной, я с трудом представлял их себе за партой. Такого не может быть. Таких детей не бывает.

Оказалось – ещё как бывает. Немного подумав, решил дописать фрагментик. Про то, что дети думали сами – обо всём об этом. Ведь такой вопрос наверняка вертится уже на языке дотошного читателя: а как они сами-то? А как они к босоножеству-то, а?

Сосиски сосисками, чай — чаем, а чупа-чупс потом никто не отменял!

Да никак. Точнее, они не придавали этому ровным счётом ничего эдакого; да и в аморфной нынешней молодёжной среде, пропитанной настроением «каждый сходит с ума по-разному», «все люди разные» и т. д., это не встречало никакого яростного сопротивления, а у родителей, весёлых интеллектуалов – тоже. Да и манифестировать им было незачем и не перед кем; это мы, грешные, закалённые угрюмым противостоянием мещанского «общества потребления», всеми этими запретами для босоногих, всеми этими «околомедицинскими» страшилками, боремся. А им-то и бороться не приходилось…

Катя спокойно к концу лета ходила босой в магазин, к подругам, с сестрой Марией и её мужем они гуляли по вечернему Академгородку босиком, находя в этом особый кайф: дескать, вечерняя прохлада, а асфальт ласково-тёплый. А много позже Катя увлечётся театром и выберет для себя театр, где все постановки – босоногие, молодёжную студию «Синестетитка», о которой наш портал сделает пару публикаций.

Настя Чащина – она вообще «не заморачивалась». Она всегда такой была – простой, особо не умучивающей свою голову лишними размышлениями. Как часто она ходила босиком, я не знаю, но сама героиня рассказывала, как познакомилась с «гопниками» с Нового Посёлка и сначала чуть не подралась, а потом подружилась и двоих вроде как разула по ходу знакомства. А ещё Настя хвасталась, что на спор лазила босиком в какой-то подвал, якобы полный крыс – но тут я уже на достоверность не претендую…

Интереснее всех трактовала босоногость Настя Зимонина. Она отчаянно кокетничала  своими босыми ногами, и исподволь, окольными путями, выясняла у меня, как это так сказать, «воздействует» на окружающих (имея в виду, конечно, юношей). И вот в августе я увидел Настя в шикарном джинсовом костюме, юбке с топом и курточкой, идущую босиком, без всяких признаков обуви, с молодым, хорошо сложенным парнем по нашему главному, Морскому проспекту. Не было у меня тогда телефона с камерой, как назло, не было и фотоаппарата. Парень отвлёкся, подойдя к киоску, в этот момент девушка обернулась ко мне, помахала мне рукой. И так как я вполне мог её окликнуть, приложила палец к губам. Ну, я не стал нарушать их идиллию.

Хотя что это я уже в ностальгию ударился? Потом да затем… У нас впереди ещё десять походов и масса приключений.

Вот так, голыми ногами по дождю… И они это делали. С удовольствием.


Подготовлено редакционной группой портала. Текст Игорь Резун. Фото Студии RBF.

 

Контент статьи, как полностью, так и его элементов как то текста, фотографий, подписей под фотографиями, составляет объект охраны авторских прав, согласно документам от 19.07.1995 № 110-ФЗ, от 20.07.2004 № 72-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ. При пере публикации, копировании для публикации текста статьи, равно как и фотоматериалов, требуется официальное разрешение правообладателя портала. Мнение авторов публикаций могут не соответствовать мнению редакции. Фотографии не противоречат законодательству РФ, в частности, статьям 242, 242.1., и 242.2 УК РФ. Все фотографии публикуются на основании имеющихся в распоряжении редакции портала договоров, а также официальных согласий изображённых лиц на распространение личных данных. Фотографии несовершеннолетних моделей портала и Студии публикуются на основании письменных разрешений родителей о передаче прав на публикацию фотографий в открытом доступе. При публикации фотографий из Сети Интернет указывается источник фотографии. Все претензии к содержанию данного материала рассматриваются редакцией в двухнедельный срок после получения официальной претензии в письменном виде по почте, по адресу: 236016, г. Калининград, ул. 9 апреля, д. 7, кв. 33, Дапкусу В. О., либо в электронном виде по e-mail: vlad_warior@mail.ru, с приложение скана паспортных данных заявителя. Редакция оставляет за собой право отказать в удовлетворении необоснованных претензий без ответа заявителю.