2658 Back to USSR! Black Swan. Дедушкина «Волга».

2658 Back to USSR! Black Swan. Дедушкина «Волга».

Из архивов ФК «Босиком в Европу». Полная версия публикуется впервые.


Она стояла во дворе на своих мягких резиновых лапах — белая, сверкающая, роскошная, такая яркая и самодовольная среди прочих; она расположилась прямо перед подъездом, во всём своём великолепии и всем на зависть.

Женя нервно сглотнула.

— Ну, всё? — уныло спросил водитель, молодой парень из отцовского гаража.

— Да. Можете идти! — ответила девушка, сжимая в руках ключи.

…Дедушкина «Волга». Двадцать первой модели. Подаренная ему, как Герою Социалистического труда. Он успел оформить номерные знаки и даже сам лично прикрутил их. но это оказалось последним усилием семидесятипятилетнего тела — инфаркт унёс его вечером в страну мёртвых и белая «Волжанка» откочевала туда, где и будет стоять долгих десять лет — в гараж завода.

а сейчас эта машина стояла перед Женей.

И подарена она была — ей!

Женя сделала несколько шагов к машине. она уже представляла, как через час этот белоснежный лайнер въедет во двор коттеджа на Мальцева. Да-да, во двор коттеджа Гарика Соболева, внука того самого Соболева, одного из отцов-основателей. Прямо в разгар их пирушки… И будет там Жанночка Марчук, длинноногая худая кривляка, и Гоша Яненко, надутый скучный толстяк, и Фима Канторович — маленькая кривоногая язва, и крепыш Виталик Мальцев, спортсмен с большой и пустой головой…

Она всем им покажет.

Она не только приедет на этой самой «Волге», она приедет босиком!

И вот сейчас её голые ступни нестерпимо жёг асфальт. Шины «Волги» отчего-то не плавились на нём, а ноги девушки горели. но она пересилила себя. Да! В солнцезащитных итальянских очках, во французском платьице и косынке, купленных на распродаже в Париже мамой, она сногсшибательна. Сногсшибательна именно загорелыми босыми ногами!

Женечка обошла машину. Открыла дверцу, забралась на водительское место. Ступни приятно ласкал нагретый коврик. Положила руки на белый пластик руля… Посмотрела в зеркальце заднего обзора.

Вылезла. надо протереть хромированные детали!

Ну, Жанночка, конечно, скривится. она в Москве покаталась на папином «Мерседесе», для неё это верх роскоши. И от босых ног Женечки скривится — дылда, верста коломенская, модница, для неё без туфель — это как голой. с каким наслаждением она покажет этой снобке, жрущей по утрам клубнику со сливками и на вечере — тарталетки с икрой, свои грязные пятки!

Женя постояла у борта машины, прижимаясь к нагретому металлу. посмотрела на сверкавшую в солнечном свете фигурку оленя на капоте. достала приготовленную замшевую тряпочку, начала заботливо протирать.

И Гоша Яненко будет пыхтеть, выдавливая своими слюнявыми губами какие-то шуточки. На папиных харчах отъевшийся оболтус, кое-как закончивший школу и пристроенный папашей в престижный вуз! Нет, у него своей машины нет, и не будет, возит его в университет личный водитель за рулём другой «Волги», современной, чёрной, а Гоша разваливает свои телеса на заднем сидении. Ткнуть бы в его свинячью физиономию голой грязной пяткой!

Олень блистал, словно отлитый из чистого серебра. Женя с удивлением поняла, что босые ноги её перестал обжигать асфальт двора — она привыкла к этому жару! И нарочно прошлась вокруг машины, пятками ощущая все щербинки, липкость грязи после недавнего дождя… А что скажет Фима Канторович? Похихикает. «Наша лягушонка в коробчонке» — что-то вроде этого. Конечно, лягушонка-то она, уродина безобразная, и «женихи» вьются только потому, что дедушка — Нобелевский лауреат! Как ей хочется оказаться на месте Жени, на этом самом вот коричневом кожаном сидении… Хотя, если вдуматься, она девушка неплохая. Говорят, даже закалялась — по снегу босиком бегала с академиком Топчияном, другом её отца. Но, как все, она в мейнстриме. А может, пригласить её на прогулку? Сказать: а поедем, Фима, босиком кататься…

Женя облокотилась на капот машины и посмотрела на свои ступни. Эх, не очень загорели, пока она валялась в шезлонге на даче… Ну, ниче6го. Виталик Мальцев оценит. Хоть ничего и не говорит, но ведь умирает по её ногам. И, когда она как-то рассказала, как танцевала босиком на вечеринке в том самом «Под Интегралом», на бардовском вечере, у бедняги-спортсмена аж дыхание перехватило… Разинул рот свой, данный спортсменам, как и вся голова — для еды! — глазами вращал.

Задумавшись, девушка забралась на машину, поставила ноги на хромированный бампер. А что? Очень даже. Гибкие ступни, пальчики ровные, мизинчик аккуратный, на ноготках — алый польский лак. Небольшие бугры у основания больших пальцев немного картину портят, но это ерунда. Кто-то ей говорил — «сибирская ступня»! И такие ноги можно ласкать с чувством…

Ой, нет, лучше об этом не думать. А лучше… И девушка, отпрыгнув от машины, влезла в самую грязь.

Вот она ударит по мозгам этой «золотой молодёжи» из Академгородка, так ударит! Потому, что её дедушка — не академик, а производственник, с мастера начинал, до директора крупнейшего в Городке завода, Опытного, дорос. И она — простая девушка, без вывертов.

Хотя и поедет сейчас — босиком.

Женя уже садилась в машину, когда из подъезда вышел сосед, старый Иваныч. Посмотрел. подмигнул:

— Красопяточка! А тапки где забыла?!

— В утиль сдала! — гордо ответила девушка и повернула ключ зажигания. Мотор отозвался басовитым рычанием.

View post on imgur.com