ЧЕРЕПАНОВСКИЙ ВОЯЖ. Грязь, лужи и развалины мельницы.

ЧЕРЕПАНОВСКИЙ ВОЯЖ. Грязь, лужи и развалины мельницы.

Ну-те-с, зарядил я камеру свою, разул ноги свои, и, бросив в рюкзак свежую футболку про запас, отправился в славный град Черепаново, одноимённый район которого справлял в минувшую субботу свои законные 95 лет.

Босиком по Черепаново, разве что без оркестра. Слева направо: Соня, Evdokia, Raissa.

Почему в Черепаново? А этот городок, лежащий на границе Новосибирской области и Алтайского края, да хорошо знакомый автостопщикам, в это лето «выстрелил». Сначала на фестивале «ЗНАКИ» приметил я худощавую девушку в жёлтом парике. Ну, по лицу, по тонокостности телосложения её, да по рукам угадал правильной формы ступни – и не ошибся. Так появилась на Студии модель Raissa. Потом она привела свою подружку Evdokia. Ну, и тут сердце почуяло: Черепаново ещё себя покажет! Не разращённое гламурность города, доступностью всякого рода селфи и прочего (чего стоит одна только истерия по поводу «Сибирских Мальдив», или опасного голубого озера на золотоотвалах!), Черепаново вполне способно дать плеяду отличных босых девчонок, для которых съемки – в кайф! Ну, и, конечно, надо было, коль уж начались регулярные фотосессии, вступить в контакт с их родителями.

Одна из самых удачных фотосерий: в сквере. Приятно, что девчонки сами придумывали позы.

Собственно, с одной из них, Евгенией, я уже познакомился – задолго до поездки. Увидел, что фото Raissa неизменно получают лайки Евгении – а на аватаре милое, немного задумчивое лицо, написал приглашающее письмо в ВК: мол, а вы? Раз уж нравится, отчего же самим не попробовать? Оказалось – это не подруга модели моей. Это мама её подруги. И завязалось у нас тёплое общение. Забегаю вперёд, скажу: мама маня с девушками встретила на перроне. Но фотографий я её не делал. Ну, немного комплексует человек из-за полноты, да и нездоровилось ей в тот день, когда я приехал: жара-духота перемежалась грозами, а это для гипертоника – худшая пытка. Но я могу засвидетельствовать: ступни Евгении без какого-либо изъяна, характерного для записных любительниц модных туфель.

Так вот, с ней всё было с самого начала хорошо. Она оказалась спокойной здравомыслящей женщиной – именно здравомыслящей, каковыми часто бывают люди из глубинки, лишённых позолоты городского умствования и ядовитой глазури типично городских предрассудков. Она «на ура» приняла идею с босоногими фото, ей понравились фото дочери… что ещё желать?

Про себя Евгения сказала: «Училась я в Барнауле на перемотчика нити на химволокно. Но так, как в девяностые годы много заводов закрылось, в том числе и барнаульский, я вернулась домой. И работать стала на хлебокомбинате. Вот всю жизнь и отработала пекарем, а в последние лет десять работала кондитером». Жаль, не удалось попробовать кондитерских штучек Евгении – наверняка они прекрасны, но я ещё надеюсь…

Вот так. Босиком, в луже. На фоне администрации. Знай наших, Черепаново!

А вот отец Raissa меня немного беспокоил. Железнодорожник и… бывший работник метрополитена (чудесная перекличка с прошлой публикацией, не так ли?). Мало ли, что он думает сейчас и подумает. Может, посадит за стол, положит на скатерть мозолистые руки работяги да сурово скажет: и что ж ты, козёл бородатый, хочешь с-под нашей дочери?! Что это за мода – бОсыми гонять? Да, я этого опасался – но не буду далее забегать вперёд.

И вот в окне электрички – Черепановский вокзал. Паровоз-памятник, две белых алебастровых фигуры, оставшиеся с советских времён: женщина-крестьянка и женщина-пролетарка. Последнюю я близко не рассмотрел, ибо снимались на вокзале на обратном пути, за двадцать минут до отправления состава, но помню – что-то на ней мешковатое, вроде робы, а вот крестьянка очень даже ничего. С ней мы сфотографировались, не скрою. Ностальгия – вещь приятная.

Они были на перроне все – разутые; Raissa, Evdokia и младшая сестра её, Соня. Что характерно, взяла её с собой именно мама, Евгения. И вот так шли навстречу мне, по плитке вокзала… эх! Я вспомнил времена расцвета портала. Модель Катю, она же Kate Legendary, и её маму, которые также, гордо стояли босиком на автобусной остановке заштатного Северо-Чемского жилмассива, изрядно дивя обывателей… Встречали тогда меня.

 

Что ж, встретились, обнялись и пошли сначала домой к Raissa – вещи оставить. Через главную площадь Черепаново, где вовсю шли приготовления к официальному открытию церемонии праздника…

Соня – тоже дебютантка в этой компании, сестра Evdokia – отличная девчонка, живая, весёлая, ловкая, подвижная. Круглое у неё, простое лицо, но так и светится позитивом. Очень надеюсь на то, что она войдёт в наш «черепановский пул».

У ВСЕХ НА ВИДУ, ВСЕМ НА УДИВЛЕНИЕ

Посередь шумного праздника, три грации с грязными ногами — бестрепетно, сквозь толпу…

Конечно же, наш босоногий марш по Черепаново вошёл в историю – если и не официальную, написанную, то в умы и местные легенды – точно. Вот что пишет мама Evdokia:

«Народ с интересом обращал внимания на Вас. Так как это провинциальный городок и, как правило, в малых городах менталитет людей отличается от большого города. И делегация моделей с босыми ногами и сопровождающим их фотографом вызвала большой интерес у окружающих. Люди провожали взглядом босоногих моделей. Думаю жителям Черепаново это было в новинку и босоногие девушки и вообще сам процесс фотосессии».

Группа черепановской молодёжи чуть модные вэйпоры от изумления не пороняла, когда мы первый раз мимо прошли. Когда шли второй – вэйпористы за стендами прятались! – их стало больше и в спины нам полетело: «смотри… смотри!». Одним словом, скандал-с и ужос. После первых съемок на монументе (когда-то там был фонтан, сейчас клумба), но в общем разнообразные бетонные городушки смотрятся диковато без фонтана, зато с памятникам героям-ветеранам на заднем плане, так вот после них мы шли по улице мимо Черепановского районного Совета депутатов и группа этих самых депутатов стояла на улице, не знаю уж зачем… Сначала они глазами в нас воткнулись. Мы прошли. Оборачиваюсь – все два десятка человек стоят и, повернув головы, смотрят на нас. Как пингвины на льду, раскрыв клювы.

Evdokia: «Стеснения или страха не ощутила, так как многие мои знакомые не придают особого внимания босоногой прогулке. Я, когда звонила, они реагировали – босиком? А, мол, прикольно! Сама прогулка была замечательной, и многих это привлекало, и вызывало разные эмоции, негатива ни разу не встретила… только восторженный интерес от черепановцев».

Evdokia напоминает дам начала ХХ века, не истерзанного ещё войнами и революцией — когда в моде была величавая пышность и спокойствие.

Evdokia вообще, чрезвычайно хороша. Вот, когда я увидел её не в джинсах, я понял, кого она мне напоминает. Начало ХХ века. Тогда были в моде такие дамы и девушки: со здоровой пышнотелостью, широкими бёдрами; а её причёска и само лицо – прямо как с пожелтевших фото петербургских красоток. В улыбке – таинственность, тайный каприз, очарование… Мама девушки говорит: она у нас правдолюбка, и не исключено, что именно с ней мы будем штурмовать новосибирское метро, проверяя его на предмет толерантности к босоногим.

…А мне было очень легко. Легко – работать. Вот мы говорим: деревенские девчонки. Конечно, это совсем не хрестоматийные картины даже СССР пятидесятых – девки в платочках и ситцевых платьях-застирушках. В Черепаново одеваются вполне себе стильно, и мои модели были хороши (Raissa нарядилась в стильную кофту с высоким воротником, ещё более подчёркивающем её красивую гибкую шею, а Evdokia надела платье – и сразу стала во сто крат женственней!). И город это со всеми соблазнами большого: одних супермаркетов я насчитал несколько на коротком отрезке пути, а один из пятачков украшает… конечно же, помпезный дворец «МАРИЯ-РА». Дело в другом. В психологии.

Так я и не понял, что они там делали. Но девчонкам было весело!

Сказать, что девчонки оказались небрезгливы – значит, ничего не, не сказать. Они с неподдельной искренностью обрадовались возможности испачкать голые ноги, голые руки в той самой «страшной» грязи, которая так пугает горожан. Вы думаете, я просил их прыгать в лужи? Да нет, они делали это сами, норовя – в самую середину. Как-то отвлёкся, и смотрю: Raissa и Evdokia стоят в луже, между ними на корточках сидит Соня, а девчонки… брызгают на руки Соне, голыми ступнями поднимая воду из лужи! Из грязной, обратите внимания, лужи. Причём показалось, что брызги и в лицо Соне летели, но та только счастливо смеялась.

Босиком в грязи. Чавк-чавк, шлёп-шлёп. Просто вакханалия.

И в грязи они возились азартно. Возникало какое-то странное чувство: если на детском уровне – то чувство участия в коллективной краже яблок из соседского огорода. Вроде и нехорошо вроде как, и запретно, и опасно – но весело и азартно. А если брать другой уровень, половозрелого человека… не буду сильно конкретизировать, но вы понимаете. Вид сочные голые девичьих ног, со вкусным чавканьем месящих эту липкую, тёплую чёрную глину, эти облепленные грязью пятки, ржавые точки-капли на белых нежных икрах – и само ощущение, что ты сам с ними это всё так же месишь, это знаете, уже какой-то коллективный грех. Где-то, под какой-то ложечкой посасывает… Вакханалия, безудержная вакханалия — вот слово, точно определяющее состояние.

Raissa: «Стеснение было, поначалу… но думала: если встречу знакомых, нужно затащить их в компанию гулять босыми и не будет тогда никакого страха. Вот и вышло: просто веселилась с подругами, а фото — это память которая осталась с нами навсегда. Фото мне очень понравились, и главное фото понравились ни где, а с кем!»

НА РАЗВАЛИНАХ И РЕЛЬСАХ

К нам присоединилась Ульяна (крайняя справа). Сбежала из группы волонтёров праздника, потом вернулась туда, чтобы выполнить обязанности на сцене и… пришла к нам снова!

Девчонки полностью определяли наш маршрут. Сначала повели меня на детскую площадку – там было много чего интересного. Уж что-то, а лазить про деревьям и металлоконструкциям любят все четверо, ну – трое, точно. Так и лазили. Площадка сама вроде и ничего, но видно, что тут замыслили было во время оно грандиозный парк, да потом, за перестроечным галдежом да лихолетьем девяностых, забросили. Одни ворота, ведущие практически в никуда, остались.

Потом мы зашли к маме Evdokia. Милый, старый, частный дом, в лабиринтах которого постороннему можно потеряться. А ведь хорошо! Всё под одной крышей, ни никакой тесноты. Обожаю такие усадьбы, когда из комнаты можно выйти хоть в сад, хоть в огород, хоть в сарайку с любимыми инструментами… в таких домах приятно просыпаться ранним утром, когда по огороду плавает молочный туман, или, наоборот, кинжально-остро светит набирающее силу солнце. Выпить стакан холодного молока с утра; присесть на теплое бревно завалинки, закурить да поразмыслить о разном.

Так вот, Evdokia, кстати – «собачница», в противовес Raissa, которая больше по кошкам специализируется. И вот тут, в гостеприимном доме Евгении, я увидел трогательного терьерчика Дусю… правильно! По его имени и взяла себе псевдоним девушка.

На фоне той самой разрушенной мельницы.

А далее мы последовали на заброшенную мельницу. Черепаново не избежало судьбы остальных районов – в меньшей или большей степени. Все основные градообразующие предприятия обанкрочены, закрыты. Торчит над Черепаново остов мелькомбината, куда когда-то свозили всю зерновую продукцию окрест: торчит, как сожженный монголами замок феодала. Развалины шикарные. Вот туда мы и забрались. Кстати, мама Raissa рассказала, что в эти места заезжал даже… московский фотограф, снимаю свою местную знакомую именно в этой живописной разрухе.

Вы можете представить, чтобы молодая и красивая девчонка гордилась такими испачканными ногами? А это так.

 

Надо сказать, что съемки на развалинах – вещь архисложная. Это по развалинам Речкуновского санатория известно: всё засыпано битыми стёклами, осколками кирпича, да ещё продуктами жизнедеятельности, а точнее, жизнепакостности населения. Битые бутылки и всё такое. И поэтому мы с моделями в таких местах передвигаемся обутые, и только, осмотревшись на локации, определив пути отхода, снимаем обувь. А тут… Трогательно было слышать, как Raissa по телефону строго внушала друзьям, вознамерившимся составить нам компанию: «Только босиком! Да, разуваетесь и приходите!». Я не стал её останавливать. Да здравствует энтузиазм. К слову сказать, молодые люди, пришедшие к нам, девушку не поддержали: оба парня были в кроссовках и разуться не пожелали. Ну, это понятно — юноши всегда в этом плане слабее девчонок, я уже убедился не раз.

Evdokia: «Знакомые мои, откровенно говоря были в шоке – что специально из Новосибирска приехал снимать фотограф. Некоторые подшучивали, что я стану знаменитостью и разбогатею — или за мной будут бегать толпами фотографы, приглашая на фотосессии.»

Ульяна. Ещё неизвестно, какой псевдоним она себе выберет. но сниматься будет — точно! Очень хорошее чувство позы.

Вообще, мне было хорошо в этой поездке, как в ветхозаветные времена Новосибирской Ассоциации Босоногих. Трудно сказать, от чего больше девчонки получали кайфа – от самого процесса фотографирования, от марша босиком через всё Черепаново, или же от барахтанья босыми ногами в грязи…

Кстати, одна из новых наших моделей (псевдоним пока себе не выбрала, посему назовём её Ульяной), мне и сказала: мол, как интересно! Такая простая тема, а приятно и красиво! И я, слушая её сетования на бардак в голове сограждан наших, гадящих под себя и вокруг себя, но старательно поддерживающих мнимую чистоту в городских своих квартирах, сказал – знаешь, а ведь не зря Моисей сорок лет евреев по пустыне водил. Должен был вымереть последний аксакал, родившийся во времена Египетского плена. Увы, даже я должен сдохнуть, чтобы это случилось – я ведь тоже полусовок, ментальный наследник ТОГО времени… Вот, когда вы придёте к управлению миром, тогда, может и получится. Хотя как знать? Мы не знаем, какие умственные трансформации переживут и Raissa, и Evdokia, когда остепенятся в городе.

Поснимались на развалинах. Кстати обнаружились ржавые рельсы отдельной ветки на завод. Поснимались там. Особая деталь: на территории бывшей мельницы торчит труба ТЭЦ, и лежит куча чёрного пепла. Залез я туда голыми ногами – тепло! Ба-а, да это ж зола… Только сказал – девчонки – все! – попрыгали туда. Чёрная угольная пыль покрыли патиной их босые ступни, прорисовывая каждую жилочку. Красота неописуемая.

ПРОВЕРКА РОДИТЕЛЯМИ

На обратном пути зашли в магазинчик, Evdokia купила нам  мороженое. Бабулька заметила: ой, а вы все босиком, а чего так? Откусывая пломбир в стаканчике, Raissa с достоинство объяснила: у нас, мол, нынче День ЗОЖ! Разувайтесь, и присоединяйтесь. Странная бабуля хохотнула, пообещала, что присоединятся к нам «голышом» и исчезла. Ну, этот социальный сарказм я оценил, но лучше хоть такая реакция, чем брюзжание про харчки-плевки-столбняк-грибок.

Raissa: «Я думаю, нужно любить себя такой какая ты есть, со всеми нюансами. Фотографии моим знакомым из Черепаново очень понравились, кто-то даже сам захотел также сниматься…»

Аксиома: чем страшнее антураж, тем красивее девушки. Планируем снять там целый «боевик».

На площадь мы вернулись, когда та народу было – яблоку негде упасть, в том числе и кондитерскому. Опять скандализовали местных – стоило подойти с намерением попросить подвинуться, так со скамеек бежали, как от артобстрела. Хто такие, почему босиком?! Но не спрашивали. Боялись, наверное.

А потом мы зашли в гости к родителям Raissa. И вот тут всё было так же хорошо. Папа у девушки варит чудеснейший кофе – прекрасно варит; братья у неё замечательные; пока молодёжь смотрела фото, я с семьей общался. А там ещё и знакомые и родственники. Пригласили к ужину, с домашними вкусностями.

Evdokia: «Понравилось абсолютно везде, так как от разной поверхности земли ощущения разные, где-то было тепло, где-то прохладно, а где-то мягко или был необычный массаж стоп. А позировать научилась ещё в своём учебном заведении, на одном из преподаваемых мне предметов, но всё же несколько поз для меня оказались в новинку…»

Да, это вот примечательно. Обычно модели получают от нас портфолио, в котором преобладают анфасные снимки или общий план. А тут я я просто засунул флеш-карту в ноутбук и отдал девчонкам. А там – фото их ступней, в разных видах (на фото слева — фантазия самих моделей: нашли каменные «окна» и сделали «портреты ног»), мечта фут-фетишиста… Думаю: что они скажут. Несколько раз заходил в комнату, где все, включая молодых людей, братьев, смотрели. На вопрос, понравились ли фотографии, та самая подруга, Ульяна, которая участвовала в фотосессии первый раз, слегка смущаясь, отвечает: «И мне мои ноги очень понравились! Но у неё (показывает на Raissa) – лучше!». Вот это был знаковый момент.

Ульяна очень хороша. а главное: девушка думающая, размышляющая.

Да, у самой этой светлорусой девчонки, Ульяны, очень гармоничные ступни – не большие, но с тонкой щиколоткой, достаточно длинными пальцами. Мне очень хотелось внушить им вот эту мысль: об эротизме ступней – барефут-модель должна это просто хранить в себе, как завет, иначе ничего не получится; и ведь удалось. Пусть знают с детства, с юности ноги могут быть красивы… Тогда и портить их обувью меньше будут, и одной ноткой гонения на фут-фетиш в обществе будет меньше.

Evdokia: «Раньше я не задумывалась об этом, какие-такие у меня ступни. После просмотра фото я поняла: да, у девушки или женщины, кроме лица и фигуры, могут быть и ноги исключительно красивыми, сами ступни. Мои — мне понравились: маленькие и аккуратненькие… Фотограф их очень удачно снял, он великолепный, он чувствует эту красоту.»

Мрачность этого антуража мы подчеркнули чёрно-белым тоном снимка. Развалины!

Но мы отвлеклись – я о родственниках. Вы не поверите: ни единого вопроса про то, «почему босиком». Ни единого замечания про неприличность или грязный асфальт. Полное взаимопонимание. Мама Raissa – профессиональный парикмахер (кстати, сама – с очень красивой и необычной, художественной причёской в два оттенка!), полностью одобряла всё это наше мероприятие. А с отцом модели мы по-мужски посидели, пригубили, покурили. Прекрасный человек, полжизни отдавший железной дороги – думающий, спокойный и толково объясняющий каждую мелочь. Даже в технологию работы портала вник – я ему объяснил; и ничего плохого не сказал.

Пока сидели у Raissa, прошёл ливень. Вернулись на вокзал. Снимались у паровоза. Сияло солнце, в лужах отражалась голубое небо и тонкая фигура девчонки, подарившей нам черепановскую романтику. И попрощались. До новых встреч. А встречи обязательно будут: во-первых, не всё Черепаново мы истоптали голыми пятками, во-вторых, у девчонок наверняка появятся идеи, в третьих… в третьих, мы планируем вывезти на эту локацию нескольких наших прежних моделей. «Заброшки», да ещё и неизгаженные бомжами — на самом деле большая редкость. стоит поехать за тридевять земель.

 

…Наш портал продолжает жить, потому, что он всё время в поиске. Не только босоногих, в основном – ЛЮДЕЙ, да, босоногих де-факто и в душе, но главное – людей. И я счастлив, что на фестивале «ЗНАКИ», уже собираясь уходить, высмотрел эту девчонку с жёлтыми волосами.

Прямо на счастье.

 

 

Игорь Резун, шеф-редактор портала «Босиком в России», член Союза журналистов РФ. Фото Студии RBF.

 

 

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».