ГРАЖДАНИН МИРА. ПУТЕШЕСТВИЯ И МЫСЛИ.

ГРАЖДАНИН МИРА. ПУТЕШЕСТВИЯ И МЫСЛИ.

Есть имена, которые знает каждый, более-менее погруженный в тему босоногости, барефутинга и иже с ним. Например, Абебе Бикила — знаменитый атлет, бегавший свои дистанции босым. Ольга Гавва — питерская артистка, живущая без обуви много лет… И, конечно, Владимир Несин, босоногий путешественник с мировым именем. Сейчас, в это нелёгкое время, несмотря ни на какие короновирусы, он рвётся в Европу. И, возможно, уже в июне состоится его встреча в Германии с нашим спецкором, руководителем международного отдела портала Владимиром Залесским. А пока — подборка из чужих репортажей о Несине, по материалам Сети Интернет, из интервью с ним, из его собственной книги, а также статьи талантливой питерской переводчицы Алексндры Глебовской (по виду самой что ни на есть заядлой «босоножке», с красивыми женственными ногами!).  Это — на затравку, а там будем надеяться на встречу…

Редакция.


Александра Глебовская (Петербург). Благодаря Несину эта милая взрослая женщина тоже заразилась страстью ходить босиком…

ЦВЕТА ЧЕРНОЗЁМА

Это тот случай, когда можно с полным правом сказать: встреча была коротка. Но мне она запомнилась.

Был июль – если не ошибаюсь, 2007 года. Со своими подопечными – американскими туристами – я ехала на поезде из Новосибирска в Иркутск. Целый день в пути, купейный вагон, двери открыты, чтобы видеть не только пейзажи, но и людей. Середина дня в долгой дороге, людей по поезду ходит много.

И вот к нам в купе заглянула женщина, говорившая по-английски. Видимо, она обрадовалась возможности пообщаться на родном языке. Слово за слово, мы разговорились. Туристы мои, гордясь своей крутизной, рассказывали, что мы вот едем из экзотического Новосибирска, да в Иркутск, а там и вовсе в Монголию. Свирепее нас путешественников нет. А вы?

— А мы с мужем – из Африки (она назвала откуда, не помню), а теперь – в Сибирь (тоже сказала куда, и тоже не помню).

— Ого, сказали мы. – А как вы путешествуете?

— Пешком, — сказала она.

— Ого, — повторили мы.

— Мой муж ходит по свету босиком, — добавила она.

— Это как? – не поняли мы.

И она стала рассказывать, явно им сильно гордясь, что это особенный человек. Не надевая обуви, он остается в постоянном контакте с землей. Перемещаться поездом для них – редкость. Просто возникла такая надобность, а вообще Владимир этого не любит.

Примерно тут Владимир и вошел в купе.

Невысокий человек, в простой, но удобной и какой-то очень гармоничной одежде. Есть люди, в которых поражает осанка и какая-то особенная внутренняя крепость: будто все они держатся на прочном стержне. Борода, обветренное лицо, яркие и очень живые глаза.

— А нам тут про вас рассказывают, — бухнула я, чтобы завести разговор.

— Ну, да чего там (он, похоже, привычно стеснялся рассказов жены о том, какой он великий человек). — Мы просто путешествуем. Землю смотрим.

Красивая женщина, красивые женственные ноги.

— Вот это «землю смотрим» — единственная фраза, которую я запомнила дословно. Неужели правда босиком? – поинтересовалась одна из туристок.

Он к этому времени уже сел на полку (я запомнила, как он свободно действовал в чужом, в общем-то пространстве – признак внутренней свободы) и просто приподнял ноги в длинных штанах, показав нам свои ступни.

Черными они были совершенно. Цвета чернозема. Не знаю, только тогда, или всегда такие. Твердыми, но гладкими.

Больше вопросов не было.

Еще он рассказывал о том, что сейчас пишет книгу. Что любит рассказывать о своих путешествиях, но жить той же жизнью никого не призывает – у каждого свой путь.

А потом они распрощались и пошли дальше по своим делам, и в тот день у нас было много еще разных встреч и разговоров, но когда в самый последний день тура мы обсуждали, кто и что запомнил, все почему-то вспомнили эту короткую встречу и этого удивительного человека.

Я тогда не знала, что это был Владимир Несин.

Статья А. Глебовской, С.-Петербург.

КАЖДЫЙ МОЖЕТ ХОДИТЬ БОСИКОМ…

Англоязычное интервью Владимира Несина американскому блогеру TeePolgar, 2018 г., перевод Вл. Залесского.

Т.: Чем вы обычно пользуетесь во время ваших путешествий? Потому что я слышал, что вы много путешествуете.

Фото из последнего путешествия в Австралию.

В. Н.: За двадцать лет я ни разу не останавливался в гостинице. Я предпочитаю ночевать в своей палатке под открытым небом или у местных людей. Где бы ночь ни застала меня, я нахожу место для ночлега. Мне нужна только вода, некоторое количество еды я всегда ношу с собой. Я люблю останавливаться как у сельских, так и у городских жителей, иногда у военных, иногда у полицейских, порой они сами просят, чтобы я переночевал у них, ведь я тренер по дзюдо и могу обучать их боевым искусствам.

Т.: О, в самом деле?

В. Н.: Я останавливаюсь у местных жителей, особенно сельских, чтобы увидеть, как они живут.

Т.: Владимир, можно спросить, что вас привело в Коста-Рику?

В. Н.: До Коста-Рики я был на Кубе. Я приехал в Коста-Рику из Кубы.

Т.: Ах, вот как!

Во время одного из походов по Союзу.

В. Н.: Изначально я планировал посетить Кубу, потому что я раньше никогда не бывал в этой стране, так что до Коста-Рики я полмесяца находился на Кубе. Потом, я ведь уже дважды побывал в Коста-Рике. Первый раз — в 2002 г., когда я шёл на Огненную Землю. Я хотел пройти весь путь от Аляски до Южной Америки, вернее, до южного края Южной Америки [полностью этот замысел осуществился лишь в 2009 г. – В. З.]. В 2005 г. я вернулся сюда и снова посетил Коста-Рику, так что это моё третье посещение. Мне хочется сравнить то, что сейчас, с тем, что было 15 лет назад.

Т.: Понятно.

В. Н.: Действительно, очень много изменений.


Филиппины

Вообще, к нам, идущим с большими рюкзаками, да ещё босиком, отношение другое, нежели к туристам, праздно шатающимся по улицам. К ним подходят разве что нищие дети, чтобы попросить на хлеб. Мы же часто ночуем в бедных кварталах, варим там свою нехитрую еду, спим рядом с местными жителями под пальмовыми навесами (в палатке бывает слишком душно), поэтому окружающие относятся к нам, как к своим. Угощают своей едой, расспрашивают на языке жестов, а мы так же отвечаем. Филиппинцы очень общительный и приветливый народ, по этой причине слишком долгое общение не давало нам вовремя уснуть. А ведь наутро надо было очень рано вставать, чтобы меньше идти под палящими лучами солнца.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

T.: Вам нравится Коста-Рика, или вы просто используете её в качестве необходимой стартовой площадки, поскольку…

Так иногда встречают Несина белые австралийцы.

В. Н.: Нет, нет, мне нравится, нравится. Я также побывал на границе с Никарагуа. В Никарагуа с тех пор, как я последний раз здесь был, мало что изменилось. Только дороги стали лучше, Панамериканское шоссе стало лучше. Но Коста-Рика меняется. Особенно меняются цены. Люди столько же зарабатывают, сколько 15 лет назад, образ жизни остался тот же, но цены, особенно в столице, выросли в 3-5 раз. Сейчас здесь цены, почти как в Канаде. А что касается безопасности, там, где есть туристы, полиция делает всё возможное, но некоторые места остаются опасными. Местные жители советуют в некоторых местах не ставить палатку, поскольку там опасно.

T.: Итак, Владимир, Антон рассказал мне, что вы побывали в 144 странах.

В. Н.: Это верно.

 

 

А так — австралийские аборигены.

T.: Собираетесь ли вы действительно посетить все страны? Что вы планируете в этом смысле?

В. Н.: Хочу ли я посетить все страны? Нет, я не ставлю перед собой такой цели. Сначала я, может быть, и хотел побывать во всех странах, даже на маленьких островах в Карибском море, есть семь таких небольших островных государств, как, например, Гренада, но полёт туда может очень дорого стоить. Я предпочитаю, вообще, не летать, а плавать на грузовых судах. Я обычно пользовался автостопом, но весьма часто использовал и гидростоп.

Побывать во всех странах для меня не так уж необходимо, такой цели нет. Например, я никогда не был на юге Европы, но хотелось бы как-нибудь поехать туда, например в Болгарию, Венгрию, Грецию, Италию. Я никогда не был на Кипре. Я никогда не был в Гренландии и Исландии. Я хочу поехать и в этот регион.

Зима в канадской провинции Британская Колумбия.

Канада встречает вернувшегося из Австралии босоногого путешественника свежим мартовским снегом.

А.: Вы не боитесь ходить босиком по Исландии в зимнее время года?

В. Н.: Нет, не боюсь. Все удивляются тому, что я хожу босиком. Но на самом деле каждый может ходить босиком. После двух-трёх недель тренировки люди чувствуют себя нормально в обычных условиях, но всё дело в том, чтобы чувствовать себя комфортно, когда очень холодно или когда приходится идти по суровой каменистой поверхности. Когда ходишь по снегу полчаса, час, люди удивляются, как это я никогда не болею, так что…

А.: Да-да, это то, о чём я спрашиваю. Приводило ли это когда-нибудь к таким проблемам, как простуда, кашель, или у вас настолько крепкое здоровье, вы настолько закалились, что никаких серьёзных проблем из-за этого не возникало?

В. Н.: У меня пока что хорошая иммунная система. Скажем так, я никогда не кашляю и никогда не принимаю никаких таблеток. Пару раз я, правда, болел малярией. Один раз в 1996 г. в Лаосе и затем дважды в Конго, в разных Конго. Итого трижды переболел малярией. Иммунная система не защищает от плазмодия. Но ничем другим я не болею.

А.: Не болеете… Да… Здорово… Что ж, я завидую вам… Здорово… Здорово…


Татьяна, племянница Владимира Петровича. Проживает с дочерью в Астане.

Россия

Из Нижневартовска в Тюмень мы выезжали в тот день, когда пошёл первый снег. Лето не очень балует северян, а то, что я хожу босиком, накладывает определённый ритм на мои переходы. От Тюмени дальше на юг мы добирались уже автостопом через Курган, Петропавловск, Кокчетав, в Астану, в столицу Казахстана, где живут мои сёстры и старенькая мама, не видевшая своего бродягу-сына уже четыре года, хотя раньше я навещал их не реже, чем раз в год. Добрались до Астаны мы довольно быстро, спасибо добрым людям. В первую очередь я навестил родственников и могилку отца, а затем отправился бродить пешком по тем местам, где проходило моё босоногое детство. Люди в посёлках оставались такими же приветливыми, как и раньше. Казахи поили нас кумысом, а русские – чаем. Не обошли меня и средства массовой информации, и спорткомитет. Здесь также я прочёл пару лекций студентам. Но самое главное, что Его Величество Случай свёл меня с коллективом маленькой фирмы «Копия». Мы очень быстро подружились, и они оказали мне неоценимую услугу, взявшись перепечатать мои рукописи.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

T.: Владимир, вы родом из Москвы или, может быть, какого-то другого крупного города в России, или же вы родились в сельской местности?

Вот оно, босоногое детство. Володя с матерью и двумя сёстрами.

В. Н.: Я родом из сельской местности, из одной деревни в Белоруссии, ныне Беларусь. Вы знаете Беларусь?

T.: Да, да, знаю.

В. Н.: Когда мне было пять лет, мои родители привезли меня в Кахазстан. Таким образом, с пяти лет я жил в Казахстане. Мои сёстры до сих пор остались жить там. Моих матери и отца нет в живых. В Казахстане они жили в селе. Мой отец был руководителем сельскохозяйственного предприятия. Знаете, «колхоз», «совхоз»?

А.: Я знаю. Большинство наших англоязычных друзей не имеют представления, что такое «колхоз», но в справочной литературе можно найти объяснение, что это сёла, объединённые советским государством, так сказать.

T.: …чтобы повысить эффективность сельского хозяйства.

В. Н.: Я вырос в деревне. Я был сельским мальчиком. Я не был городским.

T.: Итак, вы родом из Белоруссии. Как вы начали путешествовать? Потому что я до сих пор встретил только одного закалённого путешественника-белоруса. Немногие из этого региона становятся бэкпэкерами или проводят жизнь в путешествиях. Что послужило толчком?

Владимир и потом, когда вырос, не любил носить обувь.

В. Н.: Главным был 1996 год. Сейчас многие молодые люди в России хотят путешествовать по миру, и для 59 стран в настоящее время не требуется виза. Но когда я в 1996 г. начинал путешествовать, СССР развалился, и российский паспорт не давал больших возможностей. До этого момента, до начала путешествий, я вёл нормальную жизнь, был тренером по дзюдо, вернее самбо, это его российская разновидность. Ещё задолго до моего первого зарубежного путешествия я, начиная с 1980 г., каждый год отправлялся путешествовать внутри страны и побывал во всех 15 союзных республиках.

Каждый год я отправлялся в какую-нибудь союзную республику, как та же Латвия, например, или, скажем, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан. Я брал с собой семью, друзей, мои дети тоже шли со мной, в общей сложности человек десять, пару дней осматривали столицу, а потом шли в горы, я организовывал специальные походы по горным маршрутам, потому что я очень люблю горы…

Дошёл до самой северной точки Казахстана и пошёл дальше. И в конце концов окончательно переехал на Север, в Нижневартовск, [а потом на Сахалин, где прожил девять лет, непосредственно предшествовавших зарубежному путешествию — В. З.]. Тому, кто там работает, легче выйти на пенсию. Я выработал пенсионный стаж уже в 45 лет. После этого, в возрасте 46 лет, я вышел на пенсию.

Перед началом путешествия в 1996 г. Владимир Несин с сыном Никитой и дочерьми (слева направо) Ярославной и Ольгой. 

Вообще-то, на пенсию в России выходят в 65 лет, но, поскольку я жил на Севере, на Крайнем Севере, где не очень хорошие продукты, мало витаминов, плохая погода, можно было выйти на пенсию, вернее, уйти с работы в 45 лет. С тех пор я путешествую, в общей сложности, в течение почти 25 лет. Я взял с собой сына, которому тогда было девять лет, и просто вышел из дома и пошёл. У меня было немного денег, но я всё же купил видеокамеру, потому что хотел не только увидеть мир, но и показать его моим друзьям, всем моим соотечественникам, которые не имеют возможности путешествовать. Международный паспорт я получил течение двух недель.

Время было такое, что мы уже могли выезжать за рубеж, но нам постоянно не хватало денег. Итак, я отправился в путешествие, попутно снимая видео, и вернулся через год. Я прошёл Монголию, Китай, Вьетнам, Лаос, Таиланд, Малайзию, Индонезию и вернулся обратно. Я шёл пешком, босыми ногами, а обратно возвращался как хичхайкер, используя автостоп.

Путешествие через девять стран заняло у нас 11 месяцев. Когда я вернулся, меня начали показывать по телевидению, появились статьи в газетах. Люди расспрашивали, проявляли большой интерес, в течение первого месяца-двух просто не было отбоя от журналистов, потому что в то время немногие вообще были когда-либо за рубежом. И я шёл снова и снова, и постепенно это стало моим образом жизни. Я уже не в состоянии остановиться.


Пакистан

Мне предстояло без денег добраться до большого города Лахор, что находился в тысяче километрах на восток. Мало надеясь на удачу, я дождался поезда, идущего в этом направлении, рассчитывая уговорить проводника довезти меня бесплатно. Поезд подошёл, проводник, к моему удивлению, согласился посадить меня бесплатно. А казалось бы, что ему до проблем русского босоногого бродяги? Однако это был не единичный случай сочувствия и понимания, и я рад, что вызываю у людей такое отношение. Мне предстояло ехать до Лахора 1,5 суток, и было жаль, что я оказался не в общем вагоне, где была возможность побеседовать с разными людьми. А посадили меня в тамбур вагона, где перевозят багаж пассажиров. Но в этом были и плюсы. Здесь я мог ночью спать на полу, в то время как в общем вагоне было негде яблоку упасть, и пассажиры спали сидя. Ехать одному, конечно, было скучно, хорошо ещё, что дорога пролегала по живописной горной местности, поезд то и дело нырял в туннели. А рядом петляла автотрасса, ничем не ограждённая даже в тех местах, где вниз хоть с парашютом прыгай.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

T.: Вы сказали, что начали путешествовать со своим сыном, которому в то время было 9 лет. В чём здесь был смысл? Вы решили, что для вас будет лучше путешествовать со своими родными, или же здесь была какая-то его собственная инициатива?

Привал на обочине одной из австралийских трасс.

В. Н.: Сын пошёл со мной в возрасте 9 лет. За всё время он побывал в 33 странах, 30 странах со мной и трёх без меня, при этом он и сам начал понемногу путешествовать. Сейчас он проживает в Канаде, приемущественно на одном месте. Тогда, когда я впервые взял его с собой, он странствовал со мной в течение года, а потом вернулся и сдал экзамены за следующий класс. Фактически мой сын никогда не был в школе, то есть не посещал школу, а учился в пути. У него с собой была книга, а я был учителем, затем он вернулся в Россию и закончил соответствующий класс.

А.: Что его мама и бабушка говорили по поводу того, что он в дороге, а не в школе? Были ли у него какие-либо проблемы в семье?

В. Н.: Вначале да. Он ходил в школу до того, как отправился со мной в путешествие. В России начинают ходить в школу с 6 лет, так что три года, с 6 до 9 лет, он ходил, как все, в школу, окончил три класса. Затем год провёл со мной в пути. Когда я вернулся, его мама сказала нет. После этого мы развелись. Раньше я путешествовал всегда вместе со своей женой. Она ходила со мной по 15 республикам, она везде была со мной, но сейчас она захотела жить дома.

В 1996 г., после перестройки, жизнь была очень тяжёлой, всё резко изменилось. Можно было быстро потерять всё, что имел. Когда мы сыном вернулись после первого путешествия, я сказал, что не хочу на этом останавливаться. Я переписал на её имя дом. Но она сказала, что не отпустит со мной сына, потому что не считала это для него нормальным.

Он проучился в школе ещё три года, сдал экзамены. В 14 лет, по российским законам, дети сами могут решать, с кем из родителей они хотят остаться – с отцом или матерью. Итак, он решил удрать из школы и в возрасте 14 лет пойти со мной. Затем, в 17 лет, он ещё раз пошёл со мной. Сейчас он решил осесть в Канаде. Может быть, в будущем он ещё будет путешествовать. Но, когда ему было 18 лет, он должен был идти в армию. Совсем недавно был Афганистан, Чечня, всякое могло случиться, могли и убить. Так вот, ему не выдавали новый паспорт. В России, если кто-то должен идти в армию, то не выдают международный паспорт.

Несин с  женой Мэри-Вероникой встречает Новый 2008 год.

Тогда мы поехали в Белоруссию и снова подали на паспорт, и ему наконец его выдали. Когда нас спрашивали, зачем ему нужен паспорт, мы говорили, что он собирается продолжать учёбу в Новой Зеландии. Вместо того чтобы идти в армию, он как бы поехал учиться в Новой Зеландии, а сам всё это время был со мной. Он ведь и в самом деле учился в Новой Зеландии, когда ему было 15 лет.

С 15 до 16 лет он самостоятельно жил в Новой Зеландии, учился и одновременно работал, содержал себя. А в 17 лет я взял его с собой из России в Германию, потом в Португалию, где оставил его на полгода, оттуда он поехал в Никарагуа и, до того как осесть в Канаде, совершил со мной путешествие по Центральной и Южной Америке.

Вот так ему удалось избежать службы в российском армии. Но если бы он вернулся в Россию до 27 лет, ему бы пришлось отслужить, с 18 до 27 лет могут призвать.

А.: Да, верно.

В. Н.: И ему бы больше не выдали новый паспорт, так что мы отправились в Канаду, и он решил остаться в Канаде. Но он должен был ждать несколько лет, чтобы получить канадский паспорт, сохраняя при этом и русское гражданство. Таким образом, он жил год в Новой Зеландии, с 15 до 16 лет, затем полгода в Португалии, а потом ещё 10 месяцев в Венесуэле [ожидая получения канадской визы – В. З.]. Тогда, в юности, он должен был много времени жить один.

А.: Вы знаете, наверняка очень немногие люди делают такое. Для детей это действительно очень тяжело. Я не могу представить себя на его месте. Это огромный шаг вперёд в развитии личности ребёнка. Вы совершили нечто замечательное.

Т.: Моё внимание на самом деле привлекло то, что вы сказали вначале. Когда вы взяли сына с собой, у вас были с собой книги, и благодаря этому он мог учиться. Какие книги вы использовали для его обучения? Я имею в виду, что невозможно 24 часа в сутки и 7 дней в неделю проводить в дороге и одновременно обеспечивать начальное обучение сына. Каковы были принципы, на какие предметы вы делали особый упор?

С одним из австралийских друзей.

В. Н.: В основном он изучал математику. У нас не было большого количества книг, но зато был русский словарь, и он изучал по нему русскую грамматику. Поэтому русский язык он знает хорошо, и математику тоже. Он учился многим вещам от самой природы: разводить костёр, выживать во время дождя, на снегу, вырывать землянки. Ему нравилось всё это. Во Вьетнаме мы иногда заходили в деревенские школы, ему разрешали посидеть с ребятами и посмотреть, как они учатся. Он самостоятельно подготовился к экзамену, который должен был сдать по истечении года. Все его сверстники должны были сдать экзамен. Но он целый год не занимался, а тут должен был за один месяц подготовиться. Я ему, конечно, помогал. Я говорил ему, что он должен рассказать то-то и то-то, и он сидел, готовился, а потом отвечал на вопрос. На самом экзамене давали час на подготовку, и каждый должен был ответить на специально выданном листочке. И он справился. Потом он приехал в Канаду, где снова должен был сдавать экзамены. Ему нужен был канадский аттестат для будущего, вдруг он решит поступать в университет. И он записался в школу. Все предметы те же, кроме математики и английского. Математику он сдал её на уровне одиннадцатого класса, а английский на уровне десятого, только десятого. Чтобы получить высший уровень в Канаде по английскому языку, двенадцатый, нужно читать в оригинале Шекспира. Меня удивило, что 50% жителей Канады знают английский на уровне 10, этого достаточно, чтобы говорить на любые темы и всё понимать. Но тем, кто собирается поступать в высшее учебное заведение, нужен более высокий уровень знаний. Итак, он набрал необходимое количество баллов и получил полноценный канадский аттестат.


Средняя Азия, Казахстан

В Ташкенте я вышел и до станции Чу добрался на попутках – так быстрее, а оттуда уже идут поезда до Алма-Аты и Бишкека. Киргизские проводники тоже оказались не бессердечными и взяли меня в переполненный поезд, уложив спать в вагоне-ресторане, где я едва уснул к полуночи под пьяные киргизские песни.

Через сутки я уже ступил босыми ногами на снежок привокзальной площади столицы – именно так переводится слово Астана, которым казахи, не мудрствуя лукаво, назвали бывший Целиноград. Я проведал маму и родственников, но время поджимало, и я, успев дать интервью только одной газете, отправился дальше на север, но уже надев спортивный костюм и кроссовки. Работники транспортной милиции, зная обо мне из средств массовой информации, отправили меня до Екатеринбурга бесплатно.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

Т.: Что вы можете сказать по поводу перестройки и тех трудных времён? Как вы могли путешествовать со своим сыном в те времена? Потому что сами вы взрослый человек. Если вы голодны, вам наплевать. Если вам негде ночевать, вы плюёте. Но как вы могли выдерживать путешествия со своим сыном [в самом первом путешествии Несина участвовали ещё двое чужих детей, девочка пяти и мальчик шести лет, их отважная мама и ещё одна молодая девушка – В. З.].

В выполнении трюков отцу помогает 15- летний Никита. Новая Зеландия, 2001 г.

В. Н.: Дело в том, что мне не слишком много нужно. И мой сын тоже давно привык к такой жизни. Как я уже сказал, я всегда брал его с собой в горы. Первый раз, когда ему был месяц от роду, мы с женой несли его за спиной, он весил всего лишь 400 г. Это был горный поход через Казахстан в Киргизию, к озеру Иссык-Куль. С ребёнком в возрасте одного месяца я ходил по горам, поднимался на высоту 4 тысячи 100 м. Когда ему было три года, он проходил со мной 15 км в день.

А.: Поразительно.

В. Н.: Когда ему было два года, он был со мной на Камчатке и шёл ножками, потому что нести его было слишком тяжело. Когда ему было три года, я начал с 5 км в день и при этом давал ему что-нибудь нести весом в 1 кг. Потом он дошёл до 15 км в день. Когда ему было четыре года, он проходил 20 км в день. Так что ему нетрудно было проходить 25 км в день в девятилетнем возрасте. Мы много путешествовали, это было нашей обычной жизнью.

Т.: Вот как!

В. Н.: И он шёл босиком, как и я.

А.: Вы совсем никогда не носите обувь?

В. Н.: Да, я не ношу обувь. Я не носил обувь в течение 20 лет. Я и не покупаю никакой обуви.

А.: Кстати, откуда это пошло? Насколько я понимаю, не только от желания сэкономить.

Среди австралийских аборигенов.

В. Н.: Мне это просто нравилось. Я показал сыну, и он тоже попробовал. Когда мне было пять лет, это было необходимостью. Я родился в 1950 г. и жил в маленькой бедной русской деревне. Только-только закончилась война, и все дети ходили босиком в школу. В школе мы надевали обувь, которую несли с собой в ранце.

Так что внутри школы мы были обуты. А потом снова снимали обувь, когда уходили домой. И мне нравилось это ощущение, находиться без обуви было для меня более естественным. Когда мне было пять лет, я ходил босиком везде. Потом, когда я подрос, для меня стало нормальным носить обувь. Но в возрасте 20 лет, в студенческое время, а я был нормальным студентом, таким, как все, я с удовольствием снимал обувь, где только возможно. Использовал любой предлог. Мне нравилось это ощущение близости к природе.

А.: Так, наверное, легче установить контакт с природой?

В. Н.: Да, это ощущается как контакт с природой.


Новая Зеландия

Когда ящики наполняются, их отвозят на площадку, где автоподъемником грузят на машинку и везут на овощные базы, где их сортируют и упаковывают. Вначале мы хотели устроиться на такую базу, где работают около тысячи человек, но там сказали, что босых не берут. Эта причина устранима, но просто, на тот момент их не настолько поджало, чтобы они рискнули взять людей без рабочей визы.

Фермеров проверяют не так часто, да и спрятаться легко среди кустов. А что касается наших босых ног, то они здесь никому не мешали, хотя удивляли, ночью до -3, утром на траве изморозь. Но напряженная работа быстро согревает, а когда солнышко подсушит, то можно начинать есть мороженное – так мы с Никитой назвали переспелые, тающие во рту, слегка подмороженные кисло-сладкие киви. Ни до, ни после этого, я не ел столь вкусных киви, настолько вкусных, что нас не останавливали даже потрескавшиеся, разбухшие губы. По стандарту, надо оставлять на лиане, слишком маленькие или слишком большие и переспелые плоды – последние можно определить только на ощупь, а руки в медицинских перчатках. Такой плод рука не поднимается выбрасывать, поэтому разрезав его пополам о проволоку, за которую цепляются лианы, выдавливаешь две половинки в рот, а вторая рука при этом работает с удвоенной быстротой, чтобы бригаде не в убыток.

Сезон уборки пролетел незаметно, и мы отправились в Роторуа, за 80 километров, которые мы преодолели легко, и полдня бродили среди гейзеров, грязевых вулканчиков и серных выделений. Шел первый месяц зимы, но день был солнечным и несмотря на то что Роторуа находится на горном плато, температура воздуха была +15, и мы решили вернуться в Таурангу, где оставили кое-какие вещи, хотя по плану хотели переночевать на горячей земле Роторуа.

Очень скоро нам пришлось пожалеть об этом. Пока мы вышли за пределы городка, наступили сумерки и похолодало, потом нас подвезли до аэропорта, и мы пошли – побежали дальше, так как стоять холодно, но ни одна машина больше не останавливалась, в темноте здесь хичкайкеров не берут. Мы дошли до освещенного места и решили остановиться, хотя стоять было холодно, температура около нуля, а мы в шортах, футболках и босиком. Здесь мы простояли еще около часа, подстелив под ноги листы бумаги и делая зарядку, для согрева. В 9 часов, потеряв надежду уехать, мы развели у дороги костер, хотя открытый огонь в Новой Зеландии запрещён. Мы уже, было, хотели располагаться на ночлег, как к нам подъехал фермер, привлеченный огнем костра и предложил переночевать у него, на что мы с радостью согласились.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

Гран-Каньон (Калифорния, США), 2002 г.

В. Н.: Многие люди называют Бога отцом, говорят: Отче наш. Я считаю так: да, он наш создатель, и мы должны быть благодарны за то, что он создал нас. Но многие люди забывают о нашей матери Земле. Планета Земля — это ведь наша мать. И мы должны бережно относиться к ней, всегда сохранять в чистоте, где бы мы ни находились. Во время походов мы всегда убираем территорию вокруг того места, где останавливаемся. Даже в странах, где не очень чисто, как Индия, Китай.

В любой стране, где мы оказываемся, в радиусе 10 метров вокруг того места, где стоит наша палатка, всё должно быть абсолютно чисто, никаких бумажек. Ещё я люблю очищать реки. Работая учителем, я собирал группу людей, в основном детей, и мы вместе очищали реку. Это был своеобразный «Зелёный патруль». Мы убирали, выносили мусор, выкапывали в земле ямы для мусора, следили за тем, чтобы люди не оставляли мусор в неположенном месте… Быть босиком для меня, таким образом, более естественно. Если я надеваю обувь, я чувствую себя как в тюрьме, ох.

А.: Понимаю.

В. Н.: Может быть, хождение босиком способствовало тому, что я никогда не болею. Я получаю энергию от планеты.


Владимир и Мэри-Вероника, 2020 г.

США, Аляска

Помню, пошёл дождь, и женщины всё жалели меня: мол, босиком, в шортах – вымокнешь, а ночи уже холодные… Спасибо, сердобольные люди, ваша любовь согревает меня. Под дождём мне пришлось идти совсем недолго, вскоре меня подобрал мужчина, который очень любил рыбалку. Чтобы совместить приятное с полезным, он приложил немного усилий и теперь он – владелец, менеджер и рабочий (в одном лице) в своей туркомпании, и в летний сезон теперь почти всегда имеет клиентов, которых возит с собой на рыбалку.

Конечно, пешком при наличии времени и снаряжения (чтобы преодолевать реки и болота на бескрайней полной зверья и комарья тундре) пройти можно, но в мои планы это не входило. Я пошёл назад по знакомой дороге, надеясь в этот раз не увидеть медвежью семью, и шёл часа три, за которые мимо проехало три грузовика, не подобрав босоногого путника. Но тут меня догнал знакомый фургон, на этот раз с грязным бельём, и довёз меня до Колд Фит, где я решил остаться переночевать. Наутро я уже хотел выйти на дорогу голосовать, но увидел троих бородатых мужиков в косоворотках. Я заговорил с ними – они оказались русскими староверами из посёлка Николаевка, что в районе Анкориджа – столицы штата Аляска. Эта встреча определила мой дальнейший маршрут, я решил посмотреть как сейчас живут русские на когда-то русской земле.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

А.: Вы ходите босиком всё время или только во время путешествий?

В. Н.: В течение двадцати лет никакой обуви. Вообще никакой.

А.: И даже если вы оказываетесь в столице, например в Астане или в Минске, даже если холодно, вы по-прежнему без обуви?

В. Н.: Да, я обхожусь без обуви. Но я стараюсь не ходить в это время. Но иногда приходится, например в Тибете в 2011 г. иначе просто не получалось. У подножия гор бананы и джунгли, а когда поднимаешься выше, лежит снег, и я должен был идти по снегу.

A: Вот как, понятно, теперь понятно.

На Чукотке в августе 2012 г.

В. Н.: В городах я не обращаю большого внимания на реакцию людей, но когда мне предагают сделать публикацию, задают вопросы, спрашивают, почему я это делаю, я никогда не отказываю. Меня действительно часто останавливают прямо на улице, просят дать интервью для газеты, журнала, радио, телевидения, и я с большой охотой выполняю эту просьбу. Но я никогда сам не ищу, кому бы я мог рассказать свою историю.

Меня приглашают в школы, вузы, несколько раз я проводил занятия со студентами. Мне задавали вопросы, и я рассказывал свою историю… Я стараюсь быть ближе к природе, и добрые люди, которые любят своих матерей, делят со мной эту любовь к матери-Земле. Все люди на планете одинаковые. Независимо от цвета кожи и религии, все они любят детей, не хотят войны… Что бы ни говорила пропаганда.


США

Выйти-то я вышел, а вот зайти в аэропорт оказалось не так уж просто. Дело в том, что после Нью-Йоркской трагедии во всех международных аэропортах, могут находиться только пассажиры. Ни провожающие, ни тем более босоногие бродяги без документов туда не допускаются. Хорошо, что все пассажиры внесены в компьютеры, а весь обслуживающий персонал снабжён телефонами или рациями, так что через 15 минут мою личность уже индентифицировали.

Правда, ещё 15 минут потребовалось персоналу, чтобы найти мне какую-либо обувь, потому что старший менеджер ни в какую не соглашался, чтобы я вошёл на его территорию босой. Ещё 15 минут я ходил по терминалам и снимал на камеру, как обыскивают всех пассажиров, прибывающих сюда со всех концов земли. Очень тщательно обыскивают также улетающих, изымая из карманов и сумочек всё колюще-режущее, вплоть до пилочек для чистки ногтей.

Войдя в салон такого же «кондора», я с удовольствием сбросил жмущие обувки и подарил их соседу-костариканцу, который летел на каникулы домой в Сан-Хосе. Он учится в Хьюстоне, поэтому уже хорошо владеет английским. По дороге мы подружились, и он пригласил меня погостить у его отца в пригороде Сан-Хосе. Я сказал, что останусь только на одну ночь, так как мне срочно нужно в Панаму.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

Т.: Владимир, не могли бы вы мне сказать, какое влияние вы хотели бы оказать на общество? Есть ли у вас какое-то послание, которое вы хотели бы объявить миру, неважно, касается ли это барефутинга или чего-то ещё?

В Алтайском крае, 2010 г.

В. Н.: Не забывать о тех, кто кормит нас. Есть много всяких профессий, но мы забываем о крестьянах, а крестьяне кормят нас, и часто они испытывают нужду и многого лишены. Я люблю простых крестьян. Я люблю природу, люблю людей, которые остаются жить в деревне, которые работают в сельском хозяйстве. И вообще, всех людей, которые делают что-то полезное, с техникой или без. Постарайтесь все быть счастливыми, будьте счастливыми. Мне жаль людей, которые не могут заниматься тем, чем хотят. Мы ведь рождены для счастья.

Знаете, мать Тереза сказала: «Если вы хотите осчастливить весь мир, идите домой и любите свою семью». И так везде. Также я стараюсь понять молодёжь. Если вы понимаете людей, вам не обязательно понимать конкретные слова, которые они вам говорят. Просто следуйте своему побуждению, как Создатель заповедал нам: «Будьте как дети…» Слушайте, что говорят дети!

Это не религия. Я вовсе не религиозный человек. Я ведь не нарушаю законов. Нет, я, пожалуй, нарушаю некоторые человеческие правила, потому что есть два рода правил: правила, установленные людьми, и естественные законы. Во всех случаях следовать первым невозможно, потому что они меняются от страны к стране. Я иногда нарушаю или уклонюсь от соблюдения правил, если это необходимо. Но есть незыблемые правила, которые должны соблюдаться всеми, и я никогда, ни в коем случае их не нарушу. Я люблю людей, люблю землю, люблю жизнь…

Т.: Прекрасно. Теперь на сто процентов понятно, почему вы подчеркнули, что мы не должны торопиться взрослеть. В этом, наверное, и заключается ваше послание человечеству.

В. Н.: Ах, да. Верно, верно… Мы должны стараться быть похожими на детей и почаще учиться у них. Да, иногда я слушаю, что мне говорят дети, каждый ребёнок. Когда я работал учителем, мои коллеги, бывало, говорили мне: «Что ты их слушаешь? Чему они тебя могут научить? Это ты их должен учить». На это я всегда говорю: у детей мы тоже можем учиться. Вспомните, как вы сами были детьми, старайтесь сохранить на всю жизнь детскую любознательность, не терять интерес ко всему окружающему.

Люди спрашивают меня, не нуждаюсь ли я в чём-то. Я не нуждаюсь, мне достаточно того, что у меня есть, потому что я получаю пенсию. Людей на самом деле удивляют две вещи: во-первых, то, что я хожу босиком и не болею, и, во-вторых, они удивляются, когда я им говорю, что моя пенсия составляет 180 долларов в месяц. Я действительно получаю 180 долларов в месяц.

Т.: 180 долларов?

В Австралии, 2020 г.

В. Н.: И мне этих денег действительно хватает. Моя жена была со мной в 55 странах, мой сын в 33. Я имею в виду свою вторую жену [на самом деле Мэри-Вероника – третья жена, с первой Владимир расстался ещё до переезда из Нижневартовска на Сахалин – В. З.]. Да, в 55 странах. И 180 долларов хватало для двух человек. Я тратил 90 долларов, установив себе предел 3 доллара в день. Что я обычно делаю? Скажем, во время пребывания на Кубе. Я узнаю у людей средние цены, сколько в среднем нужно, чтобы прожить. Там это 25 долларов в месяц. 25 долларов – это средняя зарплата. Если вы, однако, приезжаете в качестве туриста, то все заинтересованы получить от вас как можно больше денег, то есть хотят заработать на вас на туристе, и этих денег вам не хватит. Но я живу здесь отнюдь не как турист… В Никарагуа один человек зарабатывает 100 долларов в месяц. При этом он должен кормить ребёнка, жену, родителей. Мне не нужно платить за это. Итак, я приезжаю на Кубу. Ладно, пусть 25 долларов зарплата. Вот я и снимаю 25 долларов с карточки. Но из 180 долларов, которые я получаю, мне нужно что-то оставить на билет, я ведь иногда летаю самолётами.

Таким образом, деньги мне нужны только для покупки билетов. Я не останавливаюсь в гостиницах, просто не хочу. Я снимаю 25 долларов в колонах, нет, песо, на Кубе песо, и я живу на эти деньги, живу так же, как они. Живя на 25 долларов в местной валюте, я нахожусь на одном уровне с местными жителями, веду такой же образ жизни. Я ощущаю то же, что они, и живу точно так же, как они.

Где бы я ни был, в любой стране я всегда иду в деревню и покупаю пищу на улице. Мне даже не нужно платить за жильё. В каждой стране я так поступаю так.

Т.: Поразительно.


Белиз

Хотя в казино не требовался сюртук и галстук, но босиком меня туда таки не пустили, поэтому мы могли видеть только входящих и выходящих, что не очень-то интересно. И мы решили отправиться спать, но тут подъехал микроавтобус, из которого вышли красивые девушки, говорящие по-русски. Я, конечно же, подошел к ним и представился, оказалось что это мои землячки из Белоруссии, танцующие в казино по контракту, с его владельцем турком. Девушек было семеро и с ними лишь один парень, почти как в сказке про белоснежку – только наоборот. Девушки торопились на работу, поэтому мы договорились встретиться завтра, если я не уйду в Мексику.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

В. Н.: У меня достаточно денег. Я свовсем немного трачу. Иногда мне нужны деньги, чтобы купить камеру получше, и я коплю на это деньги. У меня есть канал в Ю-Тубе.

Т.: Правда?

В. Н.: Vladimir Nessine, можете поискать мой Ю-Туб канал под этим именем. Там я говорю на своём родном языке – русском. У меня есть два типа видео: длинные, на час-полтора, и короткие, от 5 до 50 минут. Также я составляю из фото слайд-шоу, на которые накладываю музыку. Там я говорю по-русски. Вы не поймёте, может быть, что я говорю, но, если вам нужна конкретная страна, вы можете найти её. Обычно я 9 месяцев в году путешествую, а 3 месяца нахожусь постоянно в одном-двух местах, делаю видео и пишу книгу. У меня уже опубликованы три книги, написанные по-русски.

Т.: Блестяще!

А.: Поистине благодарю за вдохновение.

Т.: У меня мурашки бегут по телу. Спасибо, Владимир!

В. Н.: С удовольствием. Рад, что был полезен.


Польша, Германия, Франция

Ну и промёрзли же мы, пока шли по Польше, отогреваясь только на ночёвках у гостеприимных крестьян в посёлках или в постелях больших городов. Поляки не боятся подвозить автостопщиков. Ни разу мы не шли пешком больше 3-4 часов. Последнюю ночь в Польше мы провели в небольшом городке, куда привёз нас владелец пекарни. В ней же мы и заночевали — тепло, вкусно пахнет свежей выпечкой, а наутро нас ждал свежий завтрак с колбасой из соседнего заводика.

Поляки мастера на такие вещи — впрочем, как и их соседи немцы. Но подобного гостеприимства в Германии мы уже не встречали, да и останавливаются для странников здесь немцы неохотно. Порой мы шли весь день, ночуя в стогах сена.

По утрам, согревшись зарядкой, и заодно отряхнувшись от мокрого сена или соломы, мы отправлялись дальше. И добрались, наконец-то, до Нюрнберга, где живёт моя старшая дочь — Ольга, и три дня катались как сыр в масле отъедаясь на немецких харчах. После Нюрнберга нам повезло, нас подобрал немец российского происхождения, который подвёз нас на своём грузовике почти до границы Франции.

Границы между европейскими странами, вошедшими в шенгенскую группу, сейчас абсолютно прозрачные, что меня, как гражданина мира, очень радует, чего не скажешь обо всех жителях этой самой зоны. Конечно, всегда существует и обратная сторона медали, и насколько она темнее положительной лицевой, покажет будущее. Ну а пока я, как и люди стран, вступивших в эту зону, радуюсь преимуществам, возникшим при исчезновении строгих границ. Вот мы и во Франции, где весеннее солнце и зелёная трава, радует нас не меньше чем приближение к Парижу. Да, в путешествии, конечно, немало приятных моментов, но пересечение заснеженных пространств без обуви и зимней одежды к их числу не относятся.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

Александра с удовольствием гуляет босой по снегу…

БОСОНОГАЯ ПЕРЕВОДЧИЦА

Александра Глебовская — профессиональная переводчица из Питера, на три года моложе меня. На имя переводчика редко кто из читателей обращает внимание. Если Вы любите Фитцджеральда и Джека Лондона, Ирвинга и По, Конан-Дойля и Агату Кристи, Честертона и Киплинга, загляните в любимый сборник рассказов, нет ли среди тех, кто переводил, и её имени. Благодаря Александре заговорили по-русски и такие менее известные, но прекрасные писатели, как Майкл Бонд, Билл Уиллингхэм, Крис Ридделл и Пол Стюарт, Мервин Пик. Александра переводит не только прозу, но и поэзию с английского и немецкого. В последнее время увлеклась языком идиш, приобрела мой словарь, пишет, что не расстаётся с ним, что без него идишисту не житьё. А ещё она заядлая туристка, ко всякому привыкла в походах. Бывает, что вымокнет до нитки, тогда тёплая обувь не помогает, а только мешает, и от неё лучше избавиться. Александра убеждена, что ходить босиком по снегу и холодной воде приятно и полезно. «Моя моносюита», — назвала она небольшую босоногую фотосессию в красивом белом платье, снятую в позапрошлом году.

Знает она и нас. «Сайт замечательный, простой и по сути», — так отозвалась Александра о нашей работе. Приятно слышать такую оценку от такой же простой, несмотря на все премии и награды и множество учеников, женщины, простой, как все настоящие интеллигенты…

Цитирую её пост на Фейсбуке: «Мои задачи на будущий год: совершенствоваться в идише и хождении босиком. За Дмитро я, конечно, не угонюсь, но буду стараться. Старт в обоих начинаниях одинаковый: до финиша как до Луны». Дмитро — это я в другой ипостасти, в мире изящной словесности.

…даже в своём родном Питере — отчего бы не разуться на снежку? Прямо посреди улицы, спонтанно.

Одна из подруг спрашивает на Фейсбукео по поводу фотографии от 4 января: «Холодно ногам же?» Александра признаётся: «На самом деле, не холодно, но ходить подолгу у меня пока не получается. А цель в этом». «А зачем?» — продолжает допытываться подруга. «Это полезно, весело и интересно», — объясняет Александра. И добавляет: «Просто автор лучшего словаря идиша зимой часами гуляет. Ну, а я пытаюсь дотянуться». Я, действительно, рассказал Александре о своём максимальном достижении 16 декабря 2018 г., когда мы здесь во Франкфурте фактически в последний раз видели сплошной снежный покров. Вообще-то до этого, выходя при отрицательных температурах из дома на разноску газет, я всегда брал с собой обувь или же разувался на ограниченное время, уже добравшись до участка. Но минус полградуса — это не мороз.

Поэтому вышел без обуви и дошёл до условленного места, где для меня оставляют газеты. А тут как раз снег повалил. Ну не возвращаться же с полной сумкой, да и ждать автобуса надо не меньше получаса, а бежать домой — те же полчаса. Вот и пришлось поставить личный рекорд — четыре часа на свежевыпавшем снегу. Правда, в некоторых домах почтовые ящики находятся под навесом, поэтому была возможность, не сбавляя темпа, время от времени согревать ступни на свободной от снега поверхности.


Венесуэла

Когда мы рассказали о своём плане посещения водопада Анхель, они сказали что мы сумасшедшие, и стали пугать нас всем, начиная от бандитов на дорогах, до микроорганизмов, которые живут в почве и обязательно проникнут ко мне в кровь через босые подошвы, и ещё каких-то клещах живущих в пальмовых крышах и спускающихся ночью, чтобы внести свои яйца под кожу человека, которые потом уносятся потоком крови и вылупившиеся паразиты живут в сердце, провоцируя неизлечимую болезнь. Кто-то из пожилых супругов, или оба, работали раньше в санитарной инспекции, откуда и почерпнули все эти страсти. Но мы не испугались.

С Мэри-Вероникой у самого высокого в мире водопада Анхель, 2005 г. 

Мы шли от темна до темна, и могу сказать, что повторить этот марш-бросок мне бы не хотелось, а что говорить о моей жене? К тому же она шла в обуви и на её кроссовках было не меньше чем по полкило красной глины. Колея часто ныряла в ложбины, до краёв наполненные мутной водой, в которой к тому же плавали маленькие крокодильчики. Через такие препятствия мне приходилось переносить её на плечах, но в конце концов я заставил её разуться (по мягкой глине можно идти босиком и без подготовки) и наша скорость сразу же удвоилась. Иногда, правда редко, попадались открытые участки, и тогда мы дышали полной грудью, но вскоре опять ныряли в душные джунгли.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

Моносюита Александры Глебовской.

Другим источником вдохновения в области зимнего барефутинга для меня были слова Андрея Новосёлова, которые я услышал от него во время нашей единственной пока личной встречи в январе 2017 г.: «Если выдержал первые четыре минуты, можно находиться на снегу неограниченное время». Эти слова я и передал Александре, и они, возможно, задели её самолюбие. А она, несмотря на кабинетный характер её основной работы, склонна ко всяческим приключениям, из походов не вылазит, когда есть свободное время, в любом виде спорта себя пробует…

Жаль, что мне нечего ответить Александре на её вызов. Во Франкфурте снег этой зимой выпал всего два раза — в конце ноября и в начале марта. И то это был не снег, а фактически дождь со снегом, и оба раза вечером, когда не очень-то пофотографируешь. Так, вышел на полчаса, походил вокруг дома, и всё. До сих пор сожалею, что в тот декабрьский день позапрошлого года, выполнив весь объём работы, я сел в подоспевший, как по заказу, автобус, а не задержался на полчаса и не попросил кого-то из прохожих, отпускавших восхищённые замечания в мой адрес, сделать пару снимков, ведь фотоаппарат был со мной и условия освещения были прекрасные. И что потом остался дома, не вышел специально, чтобы пофотографироваться. Думал, что такая возможность представится ещё не раз, зима ведь только начиналась…

Но вернёмся к Владимиру Несину. Встреча с ним ещё только планируется, но я уже понимаю, что она будет эпохальной. Ведь кто является столь ярким и убедительным доказательством «босоногой правоты», как не этот человек с подошвами — по словам Глебовской — «цвета чернозёма»?

Несин — отнюдь не отдыхающий, не турист, а человек, который вернул слову «путешественник» его изначальный смысл, как бы возродил те времена, когда смельчаки пускались в неизвестность, оставляя семьи на много лет, порой навсегда, и были готовы пустить корни на новом месте. Эти люди не знали местного языка, потому что не было ни словарей, ни учебников этих языков, и поначалу могли объяснялись с туземцами только жестами, чтобы добыть себе самое необходимое, а потом учили язык с голоса. Они не могли надеяться на свои деньги, которые в том, неглобализованном, мире, при отсутствии международной валюты и общих законов, часто были просто бесполезны. Они должны были на своём опыте, который иногда заканчивался печально, учиться выживать в новых для себя природных условиях, они ведь не знали из книг, что можно употреблять в пищу, каких животных следует бояться, что и как использовать в местной природе. Их перевозили через моря и океаны в виде исключения на торговых судах, потому что пассажирские туда, откуда они собирались начать сухопутное путешествие, ещё не ходили. Видите, насколько образ действий Несина, о котором он рассказывает тем, кто хочет его увидеть и послушать, близок к тому, который вели путешественники тех далёких прошедших эпох…

Среди односельчан.

И в завершение нашего материала — пара фото, сделанных на малой родине Владимира Несина (судя по табличке на автобусе «Новопопинская средняя школа» — Новая Попина Дрогичинского района Брестской области, а может, и другое село неподалёку) и опубликованных на ФБ-страничке Несина 21 апреля прошлого года. «Через Нью-Йорк в Сиэтл, а оттуда сразу автостопом в Канадский Ванкувер, — пишет путешественник в тот же день. — Первые пару недель буду сильно занят. В Сиэтле в июне мой приятель традиционно проводит бардовский фестиваль я туда собираюсь. PS В штатах полезно иметь Golden pas который стоит $70, по нему можно посещать все национальные парки в течение года.» Так что ни о каком уходе на покой, как можно было бы подумать, речи нет. Он ещё собирался в свои 69 лет ни много ни мало обойти босиком все национальные парки США — круто!

Беларусь — родина Владимира Несина.


Канада

В Канаду мы вернулись в канун Рождества и природа сделала нам подарок – дожди сменились обильным снегопадом. Здесь, в западной части Британской Колумбии, это бывает отнюдь не каждый год. Правда через пару дней снегопад сменился нудным дождичком, но снежный покров удержался-таки(за глаголом пишется через дефис) до Нового года. Так что нам троим удалось всё же поводить хоровод вокруг ёлочки, растущей во дворе дома, где снимал комнату Никита. Отпечатки наших босых ступней правда исчезли вместе со снегом уже на следующий день. Так что православное Рождество и русский Старый Новый год наша семья встречала без снега.

«…мой знакомый попросил меня поработать на одном из его 40-летних грузовичков для продажи мороженного. Из-за вируса немногие водители хотят работать в контакте с людьми, но моей закалённой иммунной системе он не страшен, поэтому я согласился. Ведь когда грузовичок с музыкой и мороженным ездит по улицам и дети, несмотря на запреты родителей выскакивают из дома и с восторгом бегут за ним, это дает людям уверенность в том, что скоро жизнь вернётся в нормальное русло» (из письма В. Несина мне от 27 апреля 2020 г.).

Всё это время мы жили в маленькой комнатке моего сына, который работал в той же компании, в которую я устроил его 14 месяцев назад. За это время сидячая работа ему поднадоела и он с радостью принял моё предложение  сменить деятельность.  Да, забыл написать, что в Ванкувере свою первую ночь мы провели в русской православной церкви. Затем, удивляя людей своими босыми ногами, мы добрались до пригорода, где живёт мой приятель Игорь Ревенко, который подарил мне старенький Вольво. Машина хоть и тратила столько же антифриза, сколько и солярки из-за прогоревшей прокладки, но очень выручила нас. В Канаде, после подачи заявления на увольнение, положено отработать ещё месяц, поэтому я возил Никиту на работу, а с Вероникой мы ездили в поисках работы по организациям или искали через Интернет. В госпитале, где раньше работала моя жена, её место конечно уже было занято. Но на Рождественские каникулы ей всё же удалось отработать там несколько смен, так что деньги на текущие расходы у нас были. Для себя же я работу не нашёл, так как зимой многие фермеры и строительные организации не работают.

5 октября 2009 года Вероника привезла меня на границу со Штатами и я пересёк её, с твёрдым намерением в этот раз обязательно добраться до «Огненной земли». Там сейчас весна, значит у меня два варианта добраться туда: 1-й,  долететь до Линий Наско, откуда я в прошлый свой визит повернул на запад, и оттуда  идти пешком, если идти по прямой, это займёт где-то месяцев 8, то есть я приду туда  в июне, но это наше северное лето, а в том полушарии все наоборот, значит надо идти петляя, сначала сходить на восточное побережье а потом уже на юг. 2-й вариант: попытаться добраться до южного кончика земли до конца февраля –позже там ходить босиком будет некомфортно, а с мыса Горн уходить по территории Чили на север, убегая от зимы. Не будь у меня незаконченных дел и будь со мной моя жена, я бы выбрал 1-й вариант. Но как говорится: «Хотел бы попасть в рай, но грехи не пускают». Двину–ка я на перекладных, не забывая при этом, что я пешеход.

(из книги «Записки босоногого путешественника» В. Несина)

Текст подготовлен пресс-группой портала «Босиком в России» по материалам Международного Информационного отдела портала (Германия), собкора Владимира Залесского Фото из Сети Интернет. Использованы тексты из книги В. Несина «Записки босоногого путешественника». Текст портала является объектом охраны авторских прав.