ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. КЛАВА.

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. КЛАВА.

Что ж, продолжим мемуары. Маленькая деталь: перед вами последняя серия, написанная ещё для старого портала (но так там и не опубликованная по техническим причинам). Всё, серии пишутся новые, так сказать, эксклюзивно для newrbfeet.ru.


К 2008 году Клава, начавшая со съёмок в бизнес-центре «Олимпия», была уже опытной моделью: и интерьерные фотосеты прошла с Юлей, и на снегу побывала…


ОТ ВОКЗАЛА ДО…

2008-й год, о котором мы начали писать, был судьбоносен во многих отношениях. Во-первых, уже вовсю действовала Новосибирская Ассоциация Босоногих, тогда названная «некоммерческим негосударственным социально-культурным проектом». И действительно, Студия RBF больше не подавала объявлений в газеты, не приглашала девушек «по знакомству», точнее, знакомство было одно и то же: на мероприятиях Ассоциации. Вот там мы легко находили девушек, которым нравилось ходить босиком, которые получали от этого эстетическое и физиологическое удовольствие…

Через год, в 2009-м, к нам в Новосибирск приедет первый «босотурист» и начнется эта программа, поистине золотая: сколько прекрасных гидесс она притянет в наши фотосеты! Вторым обстоятельством стало то, что с 2008 года стали появляться «долгоиграющие» имена и модели Студии – с которыми мы не расстанемся несколько лет. Это, конечно, божественная Рита-Мяут, потом Катя с… собственной мамой! Но первой была всё-таки Клава.

Серия «Кафе Новосибирска» делалась по-честному — каждое фото в галерее несло рекламный текст!

 

Конечно, изгалялись, как могли, дабы соединить банальную рекламу и нашу босоногую эстетику…

 

В кафе «Шанхай» исполнительницу не только нарядили в китайский костюм, но и бесплатно накормили деликатесами.

Клава – милая, добрая, спокойная девушка. Пожалуй, именно так и ни словом больше, можно про неё сказать. Она была до того «своей», комфортной в общении, что я иногда, забываясь, вообще ощущал её, как сестру или как собственную дочь. Поэтому в фотосете «Сон с йогом», где Клава в первый раз в жизни выполнила, мягко говоря, довольно рискованную фотороль, у меня не возникло ни единой нехорошей мысли. Мы были единомышленники, мы ставили очередной «эксперимент» на грани фола; но об этом – позже…

Как вы помните, Клава пришла к нам вместе с двумя замечательными девушками из Новосибирского классического института (о фотопроекте «Сезон сумасшедших свадеб», сделанном на базе этого ВУЗа, я расскажу тоже!), по приглашению моего друга Андрея Шунько – и первый раз засветилась в фотосете «Трое в Олимпии». Ну, а потом я «рекрутировал» Клаву на дальнейшие съёмки. Кстати, это случилось после того, как я рассматривал фото из ДК «Академия», откуда нас в своё время изгнали – фото на снегу. Сама поза Клавы, выражение её лица – это всё было как рекламный плакат; девушки стояли на снежном покрове, как на ковре модного подиума – эдак домодельному развернув фигуры… Потом мы легко сняли двусмысленный сет Клавы и Юли — очень хорошо смотрелось. Это подкупило.

А полы-то в «Шанхае» — подвальные, бетонные. И, несмотря на уборки, совсем не чистые!

Я не ошибся: по своему внутреннему настрою Клава была готова на любые эксперименты.

…Начали мы, собственно, еще летом 2007 года – и начали, как я хорошо помню, с уличных съёмок. Это была фотосессия, названная «От вокзала до заката», кажется, с лёгким стёбом над Тарантино, а почему? Потому, что тогда мы прошли босиком с Клавой столько же, сколько когда-то проходили с Иринессой: часов пять мы гуляли по городу. Началась эта прогулка, действительно, от вокзала, потом мы дошли до паровоза машиниста-героя Лунина, стоявшего памятником над проспектом Димитрова; потом углубились в улочки центра, с тёплой, нагретой пылью, ласкающей босые ноги…

Всей галереи, увы, нам в архивах найти пока не удалось; разыскали только вот этот кадр из неё — девушка на постаменте с красной звездой, венчающим комплекс с паровозом-памятником. Пятки у неё были уже именно такие…

 

Фотосет в Студии HAMBURG. Фотограф Алексей Пейко. Галерея в архиве.

Меня впервые удивила в Клаве её необычайная гибкость и ловкость. Она карабкалась на железное сооружение – локомотив начала века. С небывалым азартом. Также. Как некоторых других моих «золотых» моделей, как ту же самую Олесю, её совершенно не пугали ссадины и царапины которые незаметно зарабатывали её босые ножки. А что касается ног… Да, как и все наши девушки, точнее – как замечательное их большинство, Клава имела правильную форму ступней. Сейчас я уже, просматривая фото, могу сказать, что эти ступни не входят в «золотую десятку», это не «крылья ангела», но у них другое подкупающее свойство: они словно бы детские – при том, что Клаве, естественно, было уже совсем даже не восемнадцать лет! Но какое-то ощущение очаровательное ощущение детскости, возможно, исходило…

Исходило, от её милого кругленького лица, от живых чёрных глаз. Клава, совершенно не будучи гламурной, тем не менее выглядела такой приятной: когда девушка-куколка идёт босиком, не думая о том, что пачкает свои кукольные ноги, то сами помните – на примере её подруги, Юлии, «Голубого Ангела», насколько это привлекательно. Так вот, в городе босиком Клава ощущала себя совершенно органично. В этом. Кстати, еще один феномен психики: среди множества моделей Студии именно Клаву можно назвать «настоящей босоножкой», или real barefooter, потому, что она ходила босиком, как обутая, совершенно не задумываясь о своём «статусе».

Небрезгливость — вот самое чудесное качество этих ступней!

Просто вышла из дому – и пошла. Как-то она рассказала, что в июне так вот и пошла босиком в свой НКИ, на сдачу какого-то зачёта – и обнаружила на себе отсутствие обуви только после вопроса экзаменатора: мол, закаляетесь, девушка? Жаль, тогда не было рядом меня с фотоаппаратом! С Клавой происходило множество историй, но все они оставались для неё за кулисами жизни, за занавесью собственного, неизменно позитивного, ровного настроения. Психологически Клавдия вообще была своего рода «модератором», она буквально умягчала любые эмоциональные всплески, происходившие в её присутствии… Ну, а историй, случившихся с ней, она просто не замечала. Когда я потом ей что-то рассказывал, девушка изумленно хлопала глазами: «Да-а? А я и не заметила!».

Фотосет в Студии HAMBURG. Фотограф Алексей Пейко.

Вот, например, продуктовый магазин на привокзальной площади. Типичный советский гастроном, он и в нулевые годы не потерял своей советской мрачности, какого-то серого социалистического уныния: разве что полки украсились разноцветьем импортных этикеток. И такие же продавцы, и такая же публика. Мы с девушкой заходим туда купить водички. Ну, я беру бутылочку холодного пива, а Клава, принципиально не пьющая и занимающаяся йогой – идет в отдел «соки-воды». Там рядом стоит небольшая очередь, ожидая продавщицу из соседнего отдела – с горячительными напитками. Двое молодых парней с изрядно помятыми лицами, в частности… увидев Клаву в светлом платье, с очаровательной улыбкой идущую босыми ногами по довольно грязноватому полу магазина (а какой ещё может быть в магазине привокзальной площади?!), один тычет другого пальцем в бок, тот оборачивается и своей кроссовкой наступает Клаве на голую ступню.

Девушка ойкает и чуть отскакивает в сторону; потом, не обращая внимания на ситуацию, на отсутствие извинений, спокойно берет своё сок и выходит… Я наблюдал эту ситуацию от дверей; когда вышли на распалённую площадь, спрашиваю:

— Тебе ноги не отдавили там?
— А? – рассеянно отвечает девушка – Да кто-то наступил немножко…

А еще слышал, как приятели начали переругиваться:
— Баклан, ты чо девке на ногу наступил?!
— Чо? Ты чо гонишь?!
— Я те говорю, чё шары лупишь, не видишь, куда ходишь!
— Да ты чо?!

Только мы устроились в теньке наискосок от магазина. Я открыл своё пиво, Клава пьёт сок… на ступеньки вываливают эти двоё. Один с бутылкой водки в руках, а другой держит в руках… свои кроссовки! Ну, и, конечно, как человек, мало ориентирующийся в окружающем пространстве вследствие тяжкого похмелья, он в носках. Они нас не видят – что неудивительно. Следует следующий высокоинтеллектуальный диалог:
— И чо, где девка?!
— А чо?
— Интересно…
— Пошли, баклан, запарил уже!
— А нафига я разулся?
— Да фиг тебя знает!
Я думаю, этим похмельным товарищем двигало не желание пристать к славному племени барефутеров – а простое желание познакомиться с девушкой, ещё, возможно, слабое чувство вины: но приятель с бутылкой пошел прочь и второй, повертев головой, побежал за ним следом, на ходу пытаясь влезть в кроссовки, неловко подпрыгивая и матерясь… Клава этой мизансцены даже не заметила.


ПЕРЕПОЛОХ В ДК

Потом был ДК «Прогресс». Надо сказать, что попали мы туда по такому интересному поводу: в этом кинотеатре установили кресла-«бананы». Как-то мы уже тестировали их с Яной Петровой, а теперь вот мне позвонили оттуда и предложили сделать ещё один фотосет в кинотеатре мол, как здорово являться на этих креслах без обуви. Я тут же набрал Клаву. А дело было уже осенью и расхаживать по заду кинотеатра босиком – значило привлечь к себе повышенное внимание. Девушку это не смутило. Но смутило молоденькую администраторшу, которая, очевидно, оказалась не в курсе наших договорённостей с дирекцией. Эта оказалась невысокая, полненькая, молодая, и, видать, не особо сообразительная девушка. Но – очень добрая, сочувствующая, так сказать… Несмотря на довольно щадящую осеннюю погоду, она была в сапожках с мехом. Поэтому вид босых ног Клавы, в коричневом платьице гуляющей по мраморным полам ДК, её сильно взволновал. Сначала я почувствовал, что кто-то дергает меня за рукав. Обернулся. Увидел эту, полненькую; статус её я понял по табличке на выпуклой груди. Она продолжала меня дергать и шипеть:
— Что вы делаете! Она же простудится! Придатки!
— Девушка, так задумано. С администрацией согласовано. Не мешайте работать, пожалуйста!

Я это сказал с предельной вежливостью, на которую был способен, но чем-то администраторшу отпугнул. Но на втором этаже она подошла ко мне с другой стороны и стала требовательно дергать за другой рукав:
— Мужчина! Прекратите немедленно! Она простудится, я вам точно говорю!

Я снова высказался насчёт согласования администрации и послал эту добрую самаритянку; нет, не туда, куда обычно посылают в России, а к замдиректора ДК, которая как раз была в курсе наших фотозабав. Девушка ушла. Она ходила очень долго, вероятно, искала правды… Я увёл Клаву в каминный зал, чтобы настырная администраторша нашла нас не сразу. Да, в «каминном» зале – естественно, с сугубо декоративным камином, мы понимались более-менее вольготно. И только закончили, как клацнул замок двери и на пороге появилась та самая, полненькая.
— Ну, что же вы делаете-то! Так нельзя! – возмутилась она – Пусть девушка хоть что-то наденет…

Фотосет в Студии HAMBURG. Фотограф Алексей Пейко.

В руках у неё были какие-то тёткинские туфли, явно не по размеру Клаве и довольно старые. Откуда они из выкопала, из-под чьего стола? Я загородил от Клавы эту неуёмную защитницу и, наступая на неё, буквально вытолкал её из каминной. Не знаю уж, что я ей говорил, но я готов был уже ругаться матом. Потом вернулся к модели.
— Пойдем в кинозал уже, Клава – говорю я – А то ведь не дадут спокойно посниматься…
Пошли в кинозал, закрылись на задвижку и стали «валяться» на этих самых «бананах». Свет, конечно, аховый, но что делать… Кино есть кино, тут всегда полумрак. В какой-то момент решили передохнуть. И в частности, я – сходить в туалетное заведение. Кстати, как справедливо отмечают комментаторы, именно в такие моменты, когда я оставляю модель одну, самый цимус и начинается… Но уж из песни слова не выкинешь!

Выхожу из зала – и наталкиваюсь на пару молодых людей… смотрят на меня гневными и в то же время виноватыми глазами.
— Там нам сказали, чтобы мы от вас потребовали, что бы вы это прекратили… — сбивчиво говорит молодой человек.
— Что «прекратили»?
— Издеваться над девушкой… — неуверенно говорит его спутница – Она же простудится! Я догадываюсь.
— Это вам администратор так сказала?! Милые вы мои…

Конечно, после порции объяснений они ретировались. Тут еще и Клава вышла: девица с таким сомнением поглядывала на босые лапы моей модели, что я уж подумал, что и сама она сейчас разуется, попробовать. Нет, конечно, ничего этого не было. Мы закончили фотосет в ДК «Прогресс» относительно благополучно. Клава даже в тамошний дамский туалет босиком сходила – по собственному почину, из интереса, и сообщила, что там весьма чисто… Потом она ушла переодеваться туда же, шествуя через весь вестибюль босиком, в руках – сапоги и пуховик (вот это было зрелище, по-настоящему!), а я остался в этом холле, чтобы контролировать ситуацию: вдруг опять выскочит бешеная администраторша.

И тут я услышал её голос – да, на прямой контакт она уже не выходила. Но, скрывшись в гардеробе, возмущенно рассказывала бабушкам-гардеробщицвам, что-де, сама увлекалась системой Порфирия Иванова (неудивительно, в 90-е «Прогресс» был новосибирской штаб-квартирой сторонников этого движения), и «на снег бОсая выходила», и обливалась, но чтобы такое безобразие… босиком по каменному полу… какой кошмар… и что она себе думает… придатки, бла-бла-бла… На тот момент интерьеры ДК «Прогресс» были нами изьюзаны по третьему разу: в них побывала Таня Дребенцова — «Дикая Роза», потом Яна Петрова и вот, наконец, Клава. Достаточно! Больше мы туда не совались.


ЛЕТО: ПЕРВЫЙ ИНСТРУКТАЖ

С Клавой мы сделали достаточно много летних съёмок, захватили и 2007-й и 2008 годы; честно говоря, я не помню год, когда мы делали фотосет на даче, но забавную ситуацию помню. Я, кстати, именно тогда убедился, что фотографирование женской натуры у нас в стране – рисковая профессия. Независимо от степени одетости этой натуры… Идём по шоссейной дороге от станции электропоездов «Нижняя Ельцовка», мимо дачных заборов. Девушка и приехала босиком, и сейчас идет, с наслаждением купая босые ноги в пыли обочины – она там прохладная. В отличие от горячего асфальта и мекая, как сахарная пудра. Разговариваем. С Клавой тоже, кстати, можно было вести достаточно интеллектуальные разговоры – образование в НКИ оставило в ней хороший, добротный след. И я вижу старую, ржавую «Волгу», которая стоит бесхозным памятником на чьем-то участке. Срабатывает фотографическое чутьё. И у меня, и у Клавы. Я даже не успел ничего сказать – она просто прыгнула на эту старую машину, моментально найдя прореху в заборе. И я стал снимать… И вот, именно в этот момент, в этой дачно-летней разморенности Клава и впервые поинтересовалась у меня: а почему, собственно, ноги? Ступни и так далее?! И я был в тупике.

Это сейчас просто. Достаточно просто, хоть и не с первых минут, и не лоб, но объяснять: понимаете, милая девушка, для огромного числа юношей/мужчин ваши босые ступни важнее, чем ваша грудь или ваша попка. Что они реально достают своё из широких штанин и начинают это самое теребонькать, смотря на ваши запылённые, с каёмкой деревенской «грязи», пяточки. Что многие бы из них просто легли бы и облизали ножки ваши, вместе с этой глиной и потом…

Мне один товарищ из Москвы рассказывал, как он предался ФФ-утехам с девушкой, которая ходила весь день босой по подмосковным полям. Он говорит: представляешь, ступни у неё пахли не потом, нет, и не пылью. А чабрецом! Потому, что там чабреца много росло… Но это сейчас, на багаже полученного опыта. И на готовности легко сказать – ах, так? Тебя это возмущает? То, что кто-то там кое-где и порой, прости меня, будет мастурбировать на фото твоих босых ног?! Ага, ты дальнобойщиков, это делающих на фото Лены Лениной или Кати Лялиной, или другой гламурной киски, не видела… Ну, и проваливай. Другую найду. А тогда-то казалось, что каждая девушка-модель – на вес золота.

Судя по форме пальцев, Клава вовремя начала босоножить. Иначе бы испортила ступни, как множество её сверстниц.

…Как мог, косноязычно объяснил про эротизм женской ступни, классика нашего помянул, Александра Сергеича, с его кроками женских ножек на полях «Евгения Онегина» (в те времена-то и щиколотка женская, обнажённая, из-под платья выпорхнувшая на балу, могла возбудить сильнее, чем снадобье «Виагра»!).

И Клава – поняла. И по-прежнему спокойно давала мне «фотографически облизывать» (не побоюсь этой метафоры, она точна и честна!) её ступни. Кстати, отличающиеся интересной особенностью: красивые, развитые, с очерченными сухожилиями и прямым, сочным большим пальцем… Женственные и в то же время какие-то немного детские. Из тех, что махровые футлаверы называют «лапками» при каждом удобном случае. «Зашло» ли это Клаве, я не знаю. Но, похоже, она что-то поняла. Этот «инструктаж» немного её раскрепостил.

Она стала более откровенно демонстрировать босые подошвы. Ощущала ли какой эротизм в них, не знаю: я избегал возвращения к этому вопросу. Но надо отметить, что потом она подружится с москвичом Власом Дюно-Липовецким, о котором я уже рассказывал(из тех, кто всячески настаивает на «простой любви ходить босиком»,якобы без всякого намёка на фут-фетиш!) и при этом будет продолжать босоножить… В общем, на хорошую почву упало семя. Вот. Ну, а потом была… школа!

В кабинете рисования. Одни из самых лучших кадров фотосессии.

 

Как любая современная девушка, Клава за маникюром и ногами — следила!

 


ШКОЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Босиком в школе… Вечная тема, о которой я много писал в прошлых сериях. Хм, это сейчас такое уже что-то вроде стёба. В Сети всплывают ролики разных школьниц, которые так по родному учебному заведению шарятся, «по приколу», потом это, снятое на телефон, в Ю-Туб выкладывают и считают лайки. Но тогда-то это было – святотатство! Да и для нас, грешных, эта тема окрашена в романтично-эротичные тона. Ну, кто из вас, читателей, не млел от своих босых одноклассниц?! Я помню, каким шоком была для меня Света Федорович (девушка странная как по внешности, так и по характеру), которая на физкультуре, забыв кеды, осмелилась щеголять в колготках – как меня тогда поразил её совершенно прямой, торпедообрвазный мизинец! Как я умирал по загорело-оливковым ступням Любы Шаниной, черноволосой красотки итальянского типа, однажды увидев её в сланцах по лету! В общем, так, чтобы босиком – и в школе, это для развивающегося пубертата (о котором мы храним, каждый, святую память!) – просто афродизиак. Я тогда работал летом, сторожем в родной школе. Своей, которую когда-то окончил. Эх, знала бы нынешняя директриса, кукла фарфоровая, какие там дела начали твориться в это, описываемое мной время! Рассказать бы ей про фут-фетиш, она бы чокнулась прямо на рабочем месте. Ну ладно, оставим её.

На тот момент — самые безупречные ноги Студии!

Итак, начнём в порядке следования фото в личном портфолио Клавы – ныне модели Klavdia в фототеке Студии! Ну, конечно, спортзал. Для меня, ненавидевшего физкультуру всеми фибрами души, отчасти из-за неистребимого запаха пота в «мальчиковой» раздевалке (и творящихся там издевательств над слабыми да убогими), спортзал был чем-то вроде Храма Сатаны. И вот приходит девушка, я школу запираю и она идёт туда босиком… Босиком. По этому серому бетонному полу. И ногами своими, голыми, вступает на крашеные доски спортзала. Я уж не знаю, чем пахло в раздевалке для девочек – простите, не бывал, но догадываюсь, что тоже не шанелью номер пять. И, хотя этого запаха в процессе съёмки я не ощущал, он… чувствовался. В голове. Домысленный.

Девушка разувается в раздевалке…

 

И якобы идёт босой в спортзал по коридору. Конечно, реальная раздевалка находилась рядом со входом, но снять такой кадр очень хотелось.

Ну, плюс ещё вечная тема — «босые гимнастки». То есть сочетание красоты здорового тела и его силы, ловкости с босыми ногами. То, о чём на форумах до сих пор споры ведутся: маршировали ли советские физкультурницы на парадах босиком или в тапочках? И если в тапочках, то у-у-у, как-то нечестно это…

Комсомолка, спортсменка, красавица!

 

Тут даже подошвы ретушировать не пришлось. Десять минут беготни по спортзалу — и пятки приобрели нужный, достоверный оттенок!

 

Вспомнив свою спортивную подготовку, Клава с видимым удовольствием лазила по «шведской стенке»…

Клава воплощала всех — и мастериц брусьев, и советских гимнасток, и ученицу, решившую отказаться от кроссовок. Мы, кстати, эту мизансцену так и разыграли. Девушка якобы разувается в раздевалке, снимает кроссовки, «отвергает их душный дар», или как там у классика? И идёт в зал через школьный коридор. Понятно, что в реальности раздевалки рядом с дверью в зал, но проход босой ученицы по школьному коридору с белыми кроссовками в руках уж очень хотелось показать.!

А вот тут подошвы мы подкрасили. Просто грязь не была видна из-за фотовспышки.

 

Не самый плохой советский писатель, но… Вот так! Босиком по великой литературе!

И мне кажется, на фотографиях Клавы в спортзале, где она в голубом обтягивающем платьишке садится, ложится, лезет на «шведскую стенку», он присутствовал. Для всех, их смотревших. А эти подошвы, испачканные серо-коричневым (ибо, как школу не убирай, пыль-то никуда не девается!) – они тоже способны раздухарить. Фотосет босой девушки в спортзале наверняка многим врезался в память, и я удивлюсь, если комментариев не будет от нашего обозревателя Станислава Левина, который именно тогда нещадно юзал наш старый сайт, скачивая фото.

В силу минимализма интерьера спортивного зала эти фотографии получились очень яркими, сочными.

 

А ступни Клавы на ровном фоне пола — особенно!

Я ударил по больному, по мечте: чтобы заниматься на «физ-ре» босиком, с босыми же девчонками! Всё, мечта детектед, мозг отключился, осталось только ощущение полного аута от мысленного – именно мысленного! – совокупления в этом самом спортзале. На гимнастических матах, скромно лежащих стопкой у стены.

Романтика… Как обычно, всё портит пыль!

 

Эти фото были обработаны в сепии — наша Клава стала смуглянкой-молдаванкой, хотя и так обладала загорелой кожей.

Затем был подвал. Школьный подвал. Это сейчас, в современных школах там можно хирургические операции проводить, настолько всё стерильно. Кодовые замки, сигнализация и всё прочее. Но школа, о которой идёт речь – традиционное П-образное здание постройки шестидесятых. В подвале – советский кафель, жёлтый с коричневым, как и в раздевалке (босые ступни на нё смотрелись очень эпично и очень контрастно!). К тому же из школьного детства я знал, что в подвале: а) тараканы, б) кошки нассали, в) другая «жуткая грязь». Кроме того, там такая сухая вязкая пыль, особенно в помещении, где проходят все трубы отопления с манометрами; это же было одновременно и курилкой для школьной обслуги. Цементный пол, ведёрко с окурками и пепел.

«Молчание ягнят». Страшный пол, страшный подвал, пытки и всё такое… Снимаем триллер!

И вот предложил я Клаве снять… такое «Молчание ягнят». Триллер этот тогда крутился по телеканалам (несмотря, что фильму 1991-го было уже лет не один десяток!), или уже его сиквелы сняты были, но он запомнился. А женой молей была капитан милиции, и от неё я получил в качестве сувенира наручники. Вот прикую я щас девку наручниками – но за ногу! – к трубе и типа, буду «издеваться»! В общем, фантазия в духе де Сада налицо. И я ведь хорошо знал, что это всех зацепит. Ну, а сами съёмки… Да это всё было как-то обыкновенно. Ни страшных тараканов, ни луж кошачьей мочи в подвале почему-то не обнаружилось. Видать, одноклассники несколько преувеличивали а вот пыль, мохнатая такая, застарелая, была.

К;лава, действительно, из чистого любопытства проявляла большую ловкость, пытаясь «освободиться» из плена.

И босые ноги нашей девушки её ворошили, покрыли налётом серым пяточки её – и щиколотки её я наручниками приковал к отопительному патрубку. Всё, маньяк на месте. Начинаем! Одна проблема: Клаве было смешно. Я очень просил её хотя бы не хохотать во весь рот. Ну, хотя б сделать «грустное лицо». С трудом но получилось. Вот она пытается снять наручники с ног, вот она пальчики ступней выгибает, аки в судорогах… Именно Клава идеально вписывалась в эту роль. Уже говорил – её ступни, женственные, хранили какое-то очарование детскости, может, припухлость лёгкую, в общем, самое то для маньяков. И фото получились триллерные. Разве что пришлось работать со вспышкой, с освещением в подвале беда, поэтому всю эту серию мы сделали чёрно-белой (хотя есть вариант цветной фотосессии).

Ханжу эти кадры возмутят, а садиста — обрадуют. Но для нас было сотворить такой фотосюжет — прикольно! Клава с трудом сдерживала смех.

…Клава ходила в школу, как на работу. Вы только вдумайтесь: девушка не получает за фотосессия ни копейки. У нас тогда не было понятия TFP-фотосессии, и я, конечно, отправлял Клаве самые удачные фото, но, подозреваю, нравился ей один процент. И всё равно – ходила! После подвала мы обыграли «Учительницу-практикантку», кстати, во второй раз — в первый раз было с Евой. Дескать, молоденькая учителка приходит в класс босиком… И это второй мощный посыл пубертата!

Самые эпичные кадры были, когда Клава водрузила грязные пятки на учительский стол, на чьи-то тетради (о, знали бы про это ученики!) и когда прижала ступни к зеркалу, которое находилось в «лаборантской», ну, то есть задней комнатке класса. Но дело даже не в этом. Волшебная сила фотозамысла – она велика. Клава в тот момент даже не моделью была. Она была учительницей, настоящей! Кстати, эта фотосессия случилась ещё до того, как выгулял по школе настоящую учительницу, Светлану — об этом эпизоде я рассказывал.

В кабинете литературы…

 

Самый сильный кадр. голые девичьи ноги выплывают как бы из тумана мечты!

А я ощущал себя десятиклассником советской школы. Который увидел босую «училку» и, как в рассказе советского же классика, начал с ней какие-то интимные игры… Страшное слово «секс»! А вот оно, рядом. И это осушение, ей-ей, было сильнее, чем тогда, когда я уже через много лет снимал заказные, ФФ-видео и фото. Я же говорю: когда романтично и эротично, это «коктейль Молотова».

Ещё в школе Клава отметилась в кабинете рисования. Удивительно лирична она была вновь в своём наряде, среди кистей и вЁдер с краской, среди рулонов ватмана. Какой там, к чертям, подвал — девушка в туалет водички набрать сходила! И это запечатлела моя фотокамера. Ну да, в чистый, конечно, слов нет, но всё равно…

В кабинете рисования.

 

Да. Взяла чайник и сходила с ним за водой в школьный туалет!

И последняя фотосерия – перед школой, это было в разгар лета, в жарищу, Клава какое-то платье подобрала… Не то, что бы лохмотья, но она было какое-то кусочное, из лоскутков, прихотливое, белое. Как бы художественно-разодранное, что ли. И вот это платье порхало среди изумрудной, сонной зелени школьного двора, и эти пыльные ступни прижимались в ржавому железу физкультурных турников…

Перед школой. Фотосет «Выпускной». Лето, свобода…

Эх! Ребята, мужики! Мы в «дембельских альбомах» писали про армейские будни: «Кто не был – тот будет, кто был – не забудет!». Так и вы – вы не забудете этого школьного времени и сопутствующих ему возбуждённых мыслей. Трахнуть! Хоть училку молодую, хоть одноклассницу, мелькнувшую на школьном дворе в таком платье, притягательно-босую… Ну, собственно, в этом году и закончились фото-отношения с Клавой. Нет, мы не поссорились она не вышла замуж. Просто последние курсы, дипломная работа и так далее.

Клава с упоением демонстрирует грязные пятки…

 

…и мы делаем типичный кадр из серии «Великанша», так обожаемый многими футлаверами.

Я отчётливо сознаю, что со многими девушками мне предстояло (и предстоит ещё!) так расстаться – только потому, что босоногие фотосессия были ЭПИЗОДОМ их жизни. Горевать? Да ну. Это нормально. Они подарили на кадры, великолепные. И мне – память. О которой сейчас я могу рассказывать…

Ступни Клавы были прекрасны в чёрной земле…

 

…на грубом камне…

 

И, конечно же, в природном ландшафте!


И ПРОЧИЕ.

К сожалению, время безжалостно съедает даже фото. Болванок CD-дисков множество, многие не подписаны и просматривать их все — задача разве что для историков будущего или археологической экспедиции. Поэтому ни фото позирования Клавы на паровозе, ни фото её в ДК «Прогресс» не сохранились.

И, так как удалось разыскать достаточно редкие кадры — «Леди в мастерской», снятой в реальной автомастерской, на СТО, то я и расскажу забавную историю, связанную с этим.

Был у меня приятель Геннадий, который профессионально занимался автохимией, присадками к топливу — имел бизнес и был посвящён в мои съёмки. не сказал бы, чтобы он разделял восхищение босоногими девушками и женщинами, но относился с пониманием и вообще, был большой, добрый, вальяжный. Я писал для него ряд статей, делал фото… Вот и говорю: Гена, а давай у тебя на твоём СТО фотосет снимем! Девушка будет «типа чинить» иномарку, и расхаживать босой по всему этому ужасу, который у тебя тут на полу…

На СТО. Под машиной лежит тот самый механик. А вокруг ходят ноги Клавы.

 

«Качество» пола можете оценить сами.

Ну, вы сами понимаете — тут масло пролито отработанное, тут бензинчик, тут — просто пыль, грязь и прочее…
Я не сомневался в том, что ступни Клавы, закалённые к тому времени на городском асфальте, это сдюжат!
Гена хмыкнул, разлил нам по последней коньячку и говорит:
— А она согласится?! У меня некоторые дамы свои джипики когда пригоняют, даже заходить — в сапожках! — брезгуют.
— Она — зайдёт! Ты только скажи — а это не опасно… ну, для кожи? Автохимия всё-таки.
Геннадий хмыкнул снова.
— А ты это у моего Коли спроси…
— Какого?
— Автомеханика. Он постоянно без перчаток работает. Не чувствую, говорит, иначе, мотор! Руки всегда по локоть в масле и не только в масле… ничего, не умер. А ноги чем хуже? — глубокомысленно заключил Геннадий и я с ним горячо согласился.
Не, ноги Клавы не то, чтобы не хуже, а во сто крат лучше пусть золотых, но рук его Коли.

Что ещё делать леди в гараже, пока машину ремонтируют? Инструменты ногами разбросать…

В назначенный день приехали мы с Клавой. Гены не было, Коля оказался костлявым дылдой с хмуро-озабоченным лицом. Буркнул что-то: типа, делайте, чо хотите, только мне не мешайте, мне «паджерик» надо доделать… И полез под машину.

Как я и предполагал, Клава не выказала ни малейшего страха перед необходимостью ступать голыми пятками по всему этому безобразию. Ни разу ни модель, но она чётко понимала — фотограф сказал, значит, надо. Голой на мороз, или по уши в грязь… Нет, голой я её не заставлял, но вот этот профессионализм в тихой девочке с бархатно-карими глазами был. Жилеточку только на себя накинула, меховую. И давай там топтаться. По этим самым лужам масла. Без фанатизма, но я представил себе, как заверещала бы от возмущения среднестатистическая наша барышня. Что-о-о?! По всему этому?!

Коля тихо колдовал под днищем «Мицубиси-паджеро», вокруг которого, слегка шаркая по пыльному цементу, порхали голые ступни Клавы. Ну, это ясно, менять реальное колесо, крутить гайки я девушку не заставил бы — трудоёмкий процесс, поэтому кадры были такие, банально-постановочные. На подножку «Паджеро» взобраться, босой ступней инструменты поворошить, то-сё…

Коля на нас внимания не обращал. Только у него там, под днищем всё время что-то падало, слышались глухие матерки…
Мы управились минут за сорок. В принципе, могли бы и больше, но я уже понял — это, как студийное помещение. И света мало в реальной мастерской, и простора. Уже собрались заканчивать, как из-под машины донёсся настоящий пятиэтажный мат, и Коля, красный, как чёрт знает кто, вылетел из-под машины.
— Да так вас, перетак и ещё раз переэдак! — зарычал он. — Ходите тут. Мелькаете! Мешаете! Всё, кончай эту херню!
И убежал в подсобку, чуть ли не рыдая на ходу.
Я пожал плечами — что это с ним, фиг его знает? Ну, и ладно. Собрались, оделись, ушли, деликатно прикрыв тяжёлую дверь.

А через неделю я был у Гены, уже со своим коньяком, благодарил… и спросил мимоходом: как мол, Коля на нас не обиделся?! А то ведь напрягли человека.
— Да уволил я его… — усмехнулся Гена. — Машину он мне чужую запорол.
— Как?
— А так…

Оказывается, через некоторое время после нашего визита Коля ремонтировал чужой «Форд-Скорпио» (или какую-то похожую иномарку, я уже не помню). Что-то там у него взыграло… Он пригласил по телефону банальную «жрицу любви» из местных, выпил с ней. Потом ещё. И, видать, до основного дело не дошло — или было очень кратко, но обоим стало холодно, залезли они в машину, включили двигатель на холостых и печку. Да разморило — заснули пьяных дрыхом.

На беду свою, Коля забыл, что масло он перед этим собирался поменять, и большую часть слил. Двигатель с часок мослал, потом масло кончилось и он… заклинил. А ещё через пару часов вернулся Гена, что-то забывший в своей конторе. И обнаружил голую пьяную девку и полуголого механика в погубленной машине.
Я ещё переваривал услышанное, когда Гена отпил коньячку, посмаковал и сказал:
— И вот, понимаешь, ни хрена не понимаю, ЧТО он с ней делал…
Оказалось, у этой истории были два обстоятельства, придающей ей мистический комизм: во-первых, среди вещей Коли обнаружился фотоаппарат-мыльница (которым он раньше никогда не пользовался!), а во-вторых, Гену весьма удивило то, что у пьяной проститутки подошвы были прямо-таки чёрные…
Неужели коля сам решил снять тот же сюжет, что и я снимал с Клавой?!
Неисповедимы пути Господни, а фут-фетишу, воистину, все профессии, покорны.


ЭПИЛОГ

Как закончился долгий роман Клавы со Студией RBF, я уже говорил. Реализовали мы даже ФФ-сюжет — сет «Сон с йогом», в ходе которого некий молодой человек ласкал её ступни. Но и мне самому по уровню художественного исполнения хорошим не показался, да и Клава недовольна была результатом — в общем, убрали мы его, стёрли из всех анналов, а ято осталось от него, так это пара начальных фото…

От «Сна с йогом» остались только начальные картинки…

И вот, хотите верьте, хотите нет, но уже в 2013-м, кажется, году, фотографируя очередную модель, я встретил на улице Академгородка Клаву, спокойно идущую откуда-то с туфлями в руках! Пообщаться толком не удалось, но узнал, что девушка живёт с молодым человеком, учится в НГУ, в общем, у ней всё хорошо…

А любовь босой летом ходить — как видите, осталась.

Итак, выдохните и ещё раз представьте вот эту картину. В вашем школьном возрасте!

 

 

 


Текст подготовлен редакционной группой портала «Босиком в России». Фотографии Студии RBF.
Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».