ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. НЕКРАСИВЫЕ ДЕВУШКИ.

ИСТОРИЯ САЙТА И СТУДИИ. «НЕКРАСИВЫЕ» ДЕВУШКИ.

2007-й – год официального рождения Новосибирской Ассоциации Босоногих, существовавшей сначала, как «Некоммерческий негосударственный социально-культурный проект». Собственно, с рождением Ассоциации мы перестали целенаправленно искать моделей. К нам они приходили сами. Или приводили подруги – члены Ассоциации. Да и просто фотоматериала стало хватать. Родилась серия галерей Ассоциации – принципиально бесплатный просмотр, наша витрина, так остается и поныне…

Говоря о героинях 2007 года, я не рассказал пока по Еву (Eva First) и Елену (Helen Safo); но, прежде, чем мы расскажем об этих прекрасных, по-настоящему сексапильных и азартных девушках, давайте немного о других. О девушках, скажем так… не то, что бы некрасивых, но и как бы отнюдь не королевах красоты. Не знаю, как так помягче сказать. Я-то, кстати, сам снимал их с удовольствием, потому, что обладаю даром находить свое очарование в любом, насколько угодно ассиметричном женском лице; порой именно негармоничность его, несоответствие «барбишным» стандартам играет в несомненный плюс… И всё равно, я понимаю, насколько рискованно и называть так статью, и вообще говорить такие крамольные вещи.

Девушки дорогие! И женщины тоже, и особенно. Не вздумайте принимать это близко к сердцу эти строки, тем более, что из нижеследующих пассажей вы поймёте, что для фотографов Студии НЕКРАСИВЫХ моделей — НЕТ! Мы каждую модель пытаемся превратить с сногсшибательную красавицу…

Ну, а насколько это нам удаётся — тут, конечно, по-разному и не всегда чудеса случаются.

Итак, всё-таки про красоту, и что она на вкус и цвет… Вот, например, известная актриса Рене Руссо. Красивая? Да. Но при взгляде на нее меня аж в дрожь бросает. СТРАШНАЯ – всё, что я скажу. И понять, чем диковато это лицо – и одновременно чем столь демонически притягательно, я не могу до сих пор!Так вот, даже в мыслях, про себя, ни одну из своих моделей «страшненькой» я не называл (страшненькая – это знаете, ли, мадам Грицацуева в исполнении Крачковской со всеми ее тремя подбородками). Наоборот, я находил своего рода базовые элементы красоты, и терпел ехидные подшучивания моих приятелей, среди которых бывали и стандартные по уровню восприятия, которые не выдерживали: «где ты взял такую Медузу Горгонну?!». А мне нравилось.

Тем более, что проблема некоторых, по правде говоря, заключалась в отсутствии хорошего стилиста и умело наложенного макияжа – но опять же, мне, откровенно презирающему все эти гламурные ухищрения, всю эту глянцевую ложь, сие обстоятельно только добавляло уверенности в своей правоте.

Непохожая на других, странное… своеобычное, по выражению моего друга, лицо… надо снимать.

Поэтому, наверное, стоит рассказать и о тех девушках и женщинах, которых я снимал, так сказал, по своему эксклюзивному выбору. И даже ничуть не жалею!


ВЕДЬМИН КОРЕНЬ И ЕПИТИМЬЯ

Фотографируя главным образом юных дев – так уж сложилось, я, тем не менее, всегда присматривался к женщинам зрелым. Ну, во-первых, и по возрасту «полагалось» (я уже писал, что к возрастным мезальянсам отношусь отрицательно, а простых любовных приключений в моей жизни к тому времени было уже слишком много – я завязал с этим), во-вторых, они были интересны психологически. Девушке лет двадцати-с-чем-то прогулку босиком по улице могут простить легко, объяснив ее миллионом простых причин: каблук сломался, туфли порвались, жмут-натирают, да просто… так захотелось! Милый женский каприз.

Но вот когда женщине за тридцать, и даже глубоко за тридцать, ее босоногий марш превращается в манифест. В марш несогласных с тем, что женщине в нашем патриархальном обществе до сих пор отводится роль, близкая к «киндер, кухен, кирхен»; с тем, что они должны быть «образцом приличий» и мещанской добродетели – или, на худой конец, мещанской стервозности (выражается в боевой проституточьей раскраске, но при этом всё рано «как приличная»).

С тем, что они как раз и символизируют эту фундаментальную незыблемость советского совка, плавно перетекшего в новое время и занявшего вполне законное место в структуре нового общества потребления. Средний класс России. Малоинтеллектуальный, даже туповатый где-то: хоть и не дурак и не быдло (быдло-то на обочине, бесславно пьет), консервативный до одури, но в общем-то, добрый и незлобивый.В общем, такое аморфное, мягкое, «говно нации» — по меткому определению Ленина, точнее, его пересказу знаменитой фразы Александра III; масса, в которой до сих пор продуктивно переваривается значительная часть бывшей советской интеллигенции – врачи, учителя и из которой на 99% состоит административный корпус учреждений образования: все эти директора и замдиректора школ, заведующие детсадами, начальницы комитетов по делам молодёжи и председательши административных комиссий.

Ладно. Отвлеклись. Так вот, мне всегда хотелось сподобить на босоногую прогулку именно такую женщину, закостеневшую в своих убеждениях о том, что такое хорошо и что плохо, чуждую эксперимента, боящуюся общественного вызова: но это было практически невозможно по ряду причин. И не только причин морального характера. Ноги! Ступни женщин 2007 года, предположим лет 37 – для ровного счета – это ступни тех, кто пошел в школу в 1977-м, в двенадцать лет со всей страной похоронил Брежнева, испытав оглушающий ужас, как будто наступил Страшный суд; в восьмом классе узнал про портвейн и перестройку, потерял девственность примерно в это же время, или чуть позже, порой – одновременно с путчем ГКЧП, и в девяностые цеплялся за жизнь яростно, чем придется, не ведая, куда вынесет эту страну, сорванную со всех возможных якорей и потерявшую все мачты-опоры вместе с такелажем…Они выросли в советской обуви фабрики «Скороход», и к тому времени, когда уже появились туфли ленинградской фабрики «Ленвест», не уродующие ступни, а паче чаяния и Ralf Ringer, «вращающие землю», их ноги были уже испорчены эти пыточными колодками. Загнутые пальцы-молоточки, малиновые ороговевшие нашлепки мозолей и красноватая вздутая шишка у большого пальца.

С такими ногами не то, чтобы стыдно показаться на улице, сразу являя нижней частью своего тела образ старухи-процентщицы, но и для сайта не подходит. Поэтому я сагитировать никого на это и не мог, и в большинстве случаев не хотел.

А тут как раз у моего приятеля, кажется, музыканта Сергея Лысковского, будущего дипломированного психолога, случилась какая-то вечеринка, что ли… И промежду прочим, в разговорах внезапно появилась Фигура.

Паломница? Странница? Блаженная? Выполняет епитимью — церковное наказание? В общем, босиком по морозу, с котомкой через плечо…

«Эм-м-м…» — как написал бы романист, растягивая долгую согласную шуршанием фонетического прибоя; м-м, я даже не знаю, как ее описать. Ну, первое, что в голову пришло: ведьма. Сравнительно молоденькая такая ведьмочка. Не старуха Изергиль (кто читал это чудовищное по своему физиологизму – до совершенно садистского, совершенно извращенно-точного описания всех анатомических подробностей, произведение Горького – поймет), конечно, но и не юное создание. При этом как-то художественно неприбранное, довольно раскованное в движениях и жестах – например, легко садилось на колени к мужчинам! – создание, которое лихо пило красное вино и щебетало об искусстве.

Потом быстро выяснилось, что создание участвует в фотосессиях «обнаженного вида», и позирует в таком же голом виде студентам Художественной академии.

Ступни у нашей «ведьмы» были вполне приятные, да и босиком по снегу она ходила бодро, без охов и ахов…

Бабе скоро сорок пять – баба ягодка опять…Я пишу эти строки без малейшей насмешки. Лицо этой женщины и вправду показалось мне интересным. Живые бледно-зеленые глаза: с искоркой, с хитринкой. Длинные темно-каштановые волосы, и, похоже, даже не крашеные – сохранившие свою силу и спелость ржаного колоса. Неплохие, с серебряными перстеньками руки. И хорошие ноги.

Правда, они были обтянуты черными тонкими колготками, но я-то разбираюсь! Тонкая аристократическая щиколотка переходила в аккуратную ступню без каких-либо признаков вальгуса, с ровными пальчиками…В-общем, ведьма из Блэр или Катти Сарк – кому как больше нравится. Я предложил сей художественный образ моей героине. Она согласилась. Но уже в процессе творческого поиска замысел поменялся. «Ведьма» стало псевдонимом модели VEDma (кажется, модель была увлечена анализом индийских Вед), а ее действия мы классифицировали, как епитимью – церковное наказание, связанное обычно с каким-то стоическим подвигом: ношением вериг, покаяние за грехи и пр.В нашей версии ведьма в качестве «покаяния» за съемки в обнаженном виде (хотя я бы ей премию дал за это!), должна была пройти босиком по снегу.

Каюсь, я даже приблизительно не могу вспомнить, как ее звали. Врать не буду, оставим так. Гораздо интереснее подробности… «Ведьма» жила достаточно бедно, как, впрочем, большинство людей творческой профессии в глубинке, да к тому же не умеющих конвертировать свои творческие способности в презренный металл или общественный статус; я и сам был когда-то таким, ничего удивительного. Поэтому и решили никуда не ездить, на транспорт не тратиться, снимать буквально рядом с ее домом, в Нижней жилой зоне Академгородка, на железнодорожной линии – которую я «обкатал» уже во время фотосессий с Иринессой.

А на улице стоял декабрь 2006 года.

Ведьмочка моя оделась соответственно – не столько соответственно своему статусу, сколько образу паломницы, совершающий эту епитимью. Если бы не смысловой заход с названием, то – крестьянка, среднесибирской полосы. Очень «народный» образ, тем более, что крестьянки могли так шагать если не по рельсам Транссиба, то по своему двору и деревне запросто. Пуховая шаль, овчинная жилетка, и довершающие картину грубые, старые берцы (мои). В-общем, девятнадцатый год, война и разруха.

Да может, и позже: таких типажей в Сибири было достаточно на протяжении полувека.

Боты, она, конечно, сняла. Сняла, обнаружив очень неплохие, очень изящные для ее возраста ступни – тут я не могу удержаться от комплиментов. Ступни худощавые, приятные – сильные женские ступни; сохранившие всю женскую грацию, скульптурную лепку, здоровье – насколько оно может быть сохранено. Почему, тема отдельная: героиня моя действительно любила обходиться без обуви, и в это очень легко было поверить, увидев ее босые ноги; тем более, что ее «работа», если так можно выразиться, не требовала постоянного дресс-кода, нахождения в неудобных туфлях, да и по городу в них ей не приходилось шастать из конца в конец…

Отснимались мы великолепно. «Ведьма» сбросила берцы и совершенно легко, даже со вкусом гуляла босиком по снегу. Мороз был волне приемлемый, градусов 15-16 ниже нуля, при грамотном подходе ступни не обморозишь. Да, несколько раз обувались-грелись, не без этого.

Красный ржавый «Москвич» -= это точно фишка фотосессии.

 

Не знаю, что там скажут мегаэстеты, но этой фотосессией я горжусь. Профессионально. Нам УДАЛОСЬ создать настоящий, шокирующий, художественный Антигламур!

Самой яркой деталью этой фотосессии стал… красный «Москвич». Это раскуроченная машина попалась на глаза нам случайно. Стала мощным красным пятном, центром фотокомпозиции. «Ведьма» охотно позировала на холодном железе, забиралась на крышу…В-общем, все прошло удачно, а по возвращении, после пары кружек горячего чая, я еще отснял ее на заснеженной, незастеклённой лоджии многоэтажки.Я уже толком не помню, какие комментарии вызвала эта фотосессия. Могу предположить, что неоднозначные; конечно, были и протесты: мол, что это вы тут нам показываете…

Но я включил фотосессию в один из архивных дисков, которые тоже хорошо покупались. А сам, лично, остался очень благодарен этой женщине, ставшей, наверное, первой взрослой моделью…

И я ведь отчетливо сознаю, что она прекрасно понимала, что по всем общепринятым параметрам «нефотогенична»; что выбор ее в качестве объекта съемки диктуется вкусами «сумасшедшего фотографа»… Ну, так или не так, но тем не менее, она мне доверилась.И решилась – это самое ценное!

Мужеству женщин за тридцать, рискующих ходить босиком на камеру и демонстрировать красивые ноги – простых наших российских женщин, до сих пою я славу и говорю осанну.Кстати, с этого времени количество взрослых дам в наших галереях начнет неуклонно возрастать. В это же году я познакомлюсь с Татьяной Анисимовой: профессиональным психологом; будущим главным научным экспертом программ Ассоциации, и именно она будет рекрутировать взрослых «босоножек», да и сама не раз снимется в нашем жанре…  Однако VEDma была первой.

Фотографии я ей отдал, многие понравились; были планы у нас продолжить фотосессии летом, в городе… Но, честно скажу: мы так и не пересеклись. Просто, видно, ни ей, ни мне было не до того. А жаль даже!

Ведьма из Блэр – или Катти Сарк, осталась любопытным эпизодом истории Студии.


ЛЕСТНИЦА ХИППИ

Итак, в то время я начал работать сотрудником новостной службы сети HomeNet, в качестве фотографа и журналиста, о чем я уже писал в прошлой серии. Мне сразу понравился демократизм этого учреждения, который шел сверху вниз: от его гендиректора Левина, смыкаясь с аналогичным движением снизу: от прокуренных и небритых сисадминов технического этажа. Не знаю уж, насколько они были хиппи, но хипповский стиль одежды в этой организации почитался за казуальный: джинсы, чаще всего прорванные, кроссовки, майки с принтом под куртки и иногда пиджаки. В костюмах и галстуках ходило (и то не всегда), человек пять агентов, которые заключали договора на подключение с юрлицами, и это было их каторгой, о чем я хорошо знал.

А кроме того, в здании на Арбузова 1/1, имела место быть пожарная эвакуационная лестница, проходящая по одному из краев коридора. Лестница без лифта, естественно, практически никем не используемая.

Хотя нет: именно на ее площадках тогда и курили, обильно засыпая цементный пол пеплом.

Минимализм этой лестницы меня очаровал. Во-первых, достаточно хороший свет. Во-вторых, полное отсутствие «лишних» деталей: ровный цвет стен, перила и ступени. Всё! Ну, а сама лестница – это вообще вечный мировой архетип: то ли восхождение к горним высотам, то ли спуск в ад – не зря одна из лучших рок-баллад легендарных LED ZEPPELIN называется именно так! – в-общем, решил я, по причине холодного февральско-мартовского времени 2007 года снимать именно там.

Объявили конкурс на форуме HomeNet: кто хочет?

Судя потому, что имени я этой девушки не помню, на фото написано «Участница номер 3», она была не первой. Назовем ее Оля: не так много у нас моделей с таким именем.

Опять начиная ab ovo, могу сказать, что девушка обладала, как минимум, запоминающимися внешними данными. Если у припомненной мною Рене Руссо одна улыбка сравнима с радиатором ГАЗ-21 «Волга», то тут был нос: на большинстве фото, получившихся в профиль, он привел к снятию с публикации самих фото. Ну что ж, так Бог распорядился…Но, тем не менее, я решил ее снимать. В ее лице было что-то индейское, хотите верьте, хотите нет. Подобный абрис мелькнет еще через два года, в образе модели Валерии, в которую я почти успею влюбиться, но… но тогда это была первая встреча. Грубость черт лица не всегда оказывается отталкивающим признаком, как ни странно.

Модель Annet снялась в фотосессии только один раз. Девушка и сама всё поняла, посмотрев снимки.

 

Хорошее чувство позы, исполнительность, любовь к хождению босиком…

 

Неплохие, приятные, «сытенькие» ступни, но… но чудес не бывает! Иногда фотоискусство бессильно.

Не потому даже, что «на вкус и цвет», а только лишь потому, что в мире живут люди с миллиардом вариаций психологических пристрастий и «якорей»; и если не подгонять себя под требования общепринятого, глянцевого стандарта, то ты всегда найдешь именно ту половинку, которая ценит тебя во всем многообразии образа, в том числе и с физическими особенностями.Я пишу это главным образом не для читателей-мужчин; они-то как раз все понимают. Я пишу это для девушек – если, конечно, кто-то читает эти строки! Чаще всего мне приходится опровергать стандартный комплекс стыда перед большим размером ступни: почему-то именно его считают главным «уродством». Знали бы они историю Греты Гарбо или Умы Турман, или даже Бриджет Монахан, современной голливудской звезды! Второе – я, мол, типа, маленького роста, «недомерок» и т. д., и т. п. Третий – я «пухленькая».

Потом идут уже другие ТТХ: слишком большой рот, лоб, нос, глаза и всё такое прочее… Девушки, милые! В какой же дремучий лес самоуничижения загнала вас так называемая «цивилизация». В какое же невежество и заниженную самооценку вбил вас свайный молот прогресса… Обнять и плакать, плакать и снова обнять.

Та самая Ольга на «Лестнице хиппи». Мужики, которые там курили, потом несколько раз пересказывали друг другу историю: а тут одна девчонка фотографировалась… И каждый раз — по-разному.

В-общем, что-то индеанское, грубоватое, природное и естественное было в чертах лица Ольги. И нормальные, обыкновенные – то есть просто здоровые ступни. Это тоже решило дело. Собственно говоря, результат вы сами можете видеть на фото. Не скажу, что это шедевр; да и опыта у меня было еще все-таки немного. А тут он нужен довольно высокий. И всё-таки пластику лица Ольги на некоторых фото мне передать удалось; первый фотосет прошел в ранге проб, я не сказал бы, что был выбран удачный костюм, хотя два хвостика волос, перехваченных резинками, как раз для него и подходили. Второй мы сделали в джинсах.

С Еленой я работал долго и старательно. Очень! Но… если девушка с детства не привыкла считать себя (как минимум!) красивой, тут ничего не сделаешь.

И так, как мы искали наилучшую площадку на этой лестнице, пронизывающей десять этажей и самую спокойную, мы, конечно, походили по ней на славу. Подошвы ступней Ольги сделались грязно-серными, я уже упоминал про «курилки» на каждой площадке. Она этого, впрочем, даже и не заметила…

И вот тогда родилось название для всей серии – «Лестница хиппи». Тех, кто презирал мещанское, бытовое, рафинированное понятие «грязи» — понятие американских домохозяек, буйнопомешанных на чистоте, электромясорубках, электроножах и автоматических стиральных машинках с моющими пылесосами. Именно грязные пятки Ольги в сочетании со светлыми джинсами были хорошим символом этого духа, безнадежно потерянными современными, так называемыми, хиппи.

Что сказать? Я не знаю, какое значение фотосессия имела для Ольги. Я полагаю, что даже если она и подняла ее самооценку, то все результаты, достигнутые во время этого процесса, были начисто уничтожены агрессией внешнего мира, признающего только «барбишек» и иже с ними. Ольга исчезла с горизонта, добавив еще одну страницу в нашу историю.

И ступни были здоровые, разве что умученные обувью.

 

И вышла она, в общем-то, неплохо. Но от дальнейших фотосессий отказались по обоюдному согласию.


ПРИНЦЕССА И ПОГОДА

Проблема многих девушек – во внушении, с самого детства, в том, что они дескать, некрасивые. Я думаю, правда, открыто это никто в семьях не говорит им; но мамы, ориентированные на тот же общепринятый обложечный стандарт, если и лгут во спасение, то чертовски неуклюже. Мне вот во многом не нравятся американцы и американский стиль жизни. Но одно бесспорно: эта нация совершила великое открытие и добилась реальных успехов в формировании самооценки.

С самых пеленок юному американскому человечку, какого бы пола они ни был, твердят: ты у нас самый лучший/лучшая! Самый красивый/красивая! У тебя будет все о-кей! И говорят это, не испытывая мучительного раздвоения личности, а искренне в это веря. Такая вера делает чудеса. Возможно, она и дает некоторые негативные метаморфозы, связанные с завышенной самооценкой; американцы в большинстве своём и вырастают с железобетонной уверенностью в том, что и они, и у них всё «самое лучшее» — остаток жизни снисходительно учат мир подтягиваться под собственные стандарты…

Однако если вот взглядом историка обозреть нашу Рассею, наш менталитет? Что мы видим? Ты начальник – я дурак, я начальник – так ты дурак, сиди и не высовывайся; я, презренный холоп, челом бью, и все мы, получается, холопы… вот это мерзкое родимое холопство, изничтожить которое пытался еще Петр Первый, а потом и Екатерина Вторая, оно не подчиняется никаким именным указам, оно прорастает в менталитете, деревеняя, каменея, и становясь стержнем самосознания нации.

Сёстры Путинцевы. Хорошие девчонки, прекрасные активистки ассоциации, обе — творческие натуры…

 

…с хорошими, без изъянов, ступнями!

«Общинность» протестантская и общинность наша русская, называемая «соборностью» — суть разные вещи. Аналог первой есть только в так называемом «сибирском характере», сибирском менталитете и не зря онтогенез тут схож с американским с путями гордых покорителей Дикого Запада, фермерской Америки, которая, как известно, и хранит суть ее, посыл ее и пассионарность. Протестантизм на то и протестантизм, что рождает протест внутри любой общины, но община его не давит, а использует в своих целях и направляет вовне, на созидание и освоение; общинность русская давит могильной плитой (не зря решения русских Земских соборов назывались… «приговоры»!), заставляет «быть как все», подчиняться правилам, не дает ни одного шанса изгоям, кроме как быть юродивыми. Вот отсюда и холопство, рабство, челом бью и так далее.

Но, сами видите. И хорошо, что они отдавали себе отчёт в реальности своей внешности. «ХарАктерные» модели, однако…

 

Однако только для такой же «харАктерной» фотосессии!

Но я опять ушёл в сторону. Сестры Путинцевы (Hippie sister), например, были много после «лестницы хиппи», хотя и в рамках примерно того же сюжета. Я очень доволен этими съемками – они показательны… Ну, а потом на эту пыльную лестницу пришла Таня Анисимова и ее подруги.

Наталья — супер! Она снималась с огоньком, с азартом…

 

Она не брезговала ложиться прямо на эти пыльные и холодные ступени…

 

…и не боялась делать акробатические трюки.

Открыла этот «сезон» Наталья, девушка замечательная, очень миловидная, с великолепным телом – она занималась йогой, была очень гибкая, показывала акробатические номера, что случается нечасто. К великому сожалению, у меня на тот момент забарахлил фотоаппарат – как сейчас помню, марки OLIMPUS, и починить его в Новосибирске оказалось просто нереально (отчего до сих пор я шарахаюсь от этого, в общем-то неплохого бренда). Я взял какой-то «б/у», не помню даже марки и модели, а там почти не работала вспышка. Фото получились смазанными…Я не знаю, хранит ли в воём архиве эти фотографии сама Татьяна, но я – храню. Рука не поднимается их стереть, хотя много раз хотел из-за качества. Сам замысел прекрасен… утонченная аристократка на этой самой, «уждасТной» лестнице. Принцесса была прекрасная, одним словом, а погода была – ужасная.

И как-то раз втором часу, заблудилась принцесса в лесу. Татьяна заблудилась там в великолепном черном платье, перчатках (!!!) до локтя и с босыми ногами. Сочетание безупречное, лед и пламень, яркий контраст. Так мы ее и снимали. К сожалению, опять же, из сотни с лишним кадров приемлемыми может считаться десяток, когда фотоаппарат посыпался и выдавал некое приближенное качество. Собственно, больше Таню я на этой лестнице не снимал, снимал ее в других интерьерах, на улице – и эта съемка оказалась единственной.

А потом на улице выпрыгнула из обуви и сделала кадры на снегу. Жаль, что в сумерках слабый фотоаппарат сделал «зерно»…

 

Та самая легендарная «Камышка». О-о-о, об этиой модели вы узнаете много чего интересного!

Тем более, что Татьяна Анисимова оказалась на тот момент первой женщиной, которая запросто могла придти на встречу босиком. Гулять по горлу целый день, ездить в транспорте, совершенно не стесняясь своего вида; она и сейчас, обладая личным кабинетом-офисом в бизнес-центра «Сан-Сити» на левом берегу Оби, может явиться босой в офис по лету.

Без всяких заморочек, как нормальная, самодостаточная европейская женщина.

Женщина, абсолютно уверенная в своей красоте и неотразимости. Собственно, как и положено Настоящей Женщине.А потом на «лестницу» пришла Камышка, точнее, Kamyshka. И это был нонсенс. Однако об этом – в другой серии!

 


Текст подготовлен редакционной группой портала «Босиком в России». Фотографии Студии RBF.
Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».