ORNELLA: ИНТЕРВЬЮ.

ORNELLA: ИНТЕРВЬЮ.

Далеко не каждая модель Студии RBF, которая потом фигурирует в галереях нашего портала, является для нас открытием. Для многих молодых девушек – это минутный каприз, интересное явление для самой себя, в новом образе. Для кого-то, привыкшего к босоногости, интересное открытие его новых сторон, как было с моделью Marira. Но всегда интереснее снимать взрослых, зрелых женщин, у которых есть устоявшиеся представления о жизни, которые уже «промаринованы» обществом, следить за их реакцией во время фотосессии – как? О фотоэкспедиции, предпринятой с моделью Ornella, мы рассказали в материале нашего представительства в соцсети ВКонтакте, а теперь с ней, женщиной по имени Наталья, беседует шеф-редактор портала, Игорь РЕЗУН.


Эту фотографию Наташа сделала на телефон, в машине, случайно… но, как многое случайное, это стало хитом. Безумно красивая женщина. Её глаза просто завораживают и сводят с ума. Смотрите в них долго… И вы ощутите эту мистику её взгляда!

 

А это уже фото Студии 2020 года. Гордая итальянка, настоящая Оrnella!

 

«Я ЛЮБЛЮ ВСЕ НЕСТАНДАРТНОЕ»

— Хочется начать с вашего… паспорта. Увидев в ваших руках его, казахстанский, я слегка удивился. Вас каким ветром занесло с территории нашего ближайшего суверенного соседа?

— История с Казахстаном началась еще до моего рождения. В послевоенные годы мой дедушка вынужден был уехать с Украины в Казахстан осваивать целину. Позже родилась я, к слову сказать, в Магнитогорске. Мама со мной вернулась в Казахстан, где я и пожила больше тридцати лет, кстати, в городе Караганде. Теперь я живу здесь, украинка с казахским паспортом в России.

С первой же фотосессии Ornella поразила нас безупречным выбором наряда и грацией… Вкус у неё есть!

— Сразу вопрос: а чего же паспорт не меняете? Это ведь достаточно просто сейчас…

— Ну, первоначально мы не собирались жить в России, поэтому вопрос и не вставал с переменой гражданства. Приехав, планировалось вылечить сына и уехать на Украину. Но добраться туда нам так и не удалось. Получить здесь гражданство оказалось совсем не так просто, как кажется.

Прекрасные, фактурные, с хорошей сильной кожей, её ступни… Гибкие. Это не может не восхищать.

— Ещё вопрос: на Украину обратно не тянет?

— Очень тянет, Украина — это мое. Я все детство разговаривала на украинском языке, часто ездили на Украину, да и до сих пор я общаюсь с друзьями, родственниками на украинском, смотрю фильмы и читаю книги.

Моя дочь поет на украинском… И, когда я в этом году ездила на родину, мне совсем не хотелось уезжать. Там вокруг все свое язык, обычаи и многое другое, в общем, ощущение дома.

— А на кого вы учились, как выбрали профессию? Ваша работа лаборантом – это вынужденная или по диплому?

— С детства хотела стать ветеринаром, но сложилось все по-другому: закончила экономический и юридический институты, но по приезду в Новосибирск пришлось осваивать новую профессию — лаборанта.

Фотосет на Товарной станции Шлюзов. На фоне жёсткого металла.

 

«Такыр» грязи под её босыми ногами. Такой кадр — второй в истории Студии!

— Ничего себе. Ну, на экономистов спроса нет, я знаю, слишком много их. Неужели и юристом негде устроится?

— На тот момент, когда институт был закончен, у меня был небольшой бизнес, и устраиваться по профессии не было необходимости. По приезду в Новосибирск мы тоже пытались работать в частном порядке, здесь оказалось все немного сложней, поэтому и приходится пока работать по найму, но, я думаю, это все временно. А юристов здесь хватает своих…

— Что вообще делает лаборант на кирпичном заводе?! Мне трудно представить…

— Лаборант следит за качеством кирпича, берет пробы, делает анализы и заполняет кучу бумаг.

— Как всё сложно. Когда я в 86-м работал на Чановском кирзаводе, там качеством не заморачивались… Ваш завод, как я понимаю, новый. И всё равно вы говорите, что там везде глиняная пыль, рабочие в респираторах работают… И обувь пропитывается этой пылью, да?

— Завод-то старый, построенный еще во времена СССР. Пропитываешься глиной весь, не только обувь. Цех огромный: везде все гремит, стучит и пылит.

 

Красота — в естественности. Наталья-Орнелла у подъезда элитного дома. И её красивые, женственные, большие ступни…

— Ваша подруга Наташа по секрету рассказала мне, что у вас аж… четверо детей! Вы знаете, что меня поражает во-первых и во-вторых? Начнём с «во-первых». Многодетные мамы – это такие существо обычно задёрганные бытом, замыленные, как лошади. А вы выглядите вполне успешной женщиной – в офисном так вообще бизнесвумен, директор какого-нибудь «агентства»… Да вы ведь и сами вот подтвердили только что – у вас бизнес был! Как вам так удаётся?! Или у вас в вашей многодетной семье,  старшие дети заботятся о младших, помогают по дому и этим разгружают вас от забот?

— Да, у меня действительно четверо детей. Три сына и дочь. И я когда-то была замыленной лошадью, когда дети были совсем маленькие, забот было много, ещё учёба и работу никто не отменял. Со временем научилась планировать свое время, привлекать всех детей к домашней работе, но по мере их сил. Поэтому освободилось время для себя.

Перестала расстраиваться по мелочам типа немытой посуды или неубранных игрушек и жить стало гораздо легче. Ну а хорошо выглядеть люблю для себя любимой. Удовлетворять свои желания и потребности стараюсь в первую очередь, а потом все остальное. Чему и пытаюсь научить своих детей. У загнанной лошади счастливой семьи быть не может.

— Потрясающий ответ, грамотный. Кстати, вот сразу: у вас, как понимаю, частный дом. И дети ваши лето проводят, наверное, преимущественно без обуви? А дальше двора босиком выходят?

— Да, потихоньку строим свое гнездышко, конечно, дети бегают босиком так же, как и я: лес, поля и двор. Утром встали – и если не надо куда-то выбираться в «цивилизацию», об обуви летом мы вообще не думаем…

 

Эта женщина своей красотой облагораживает любой пейзаж — уличное граффити или банальный ручей…

— Чем дети, старшие, занимаются?

— Мой старший сын живет в Москве. Закончил театральное училище. Какое-то время работал по специальности, но сейчас резко решил сменить театр на столярку и, как мне кажется, очень этим доволен. Второй сын работает со мной на заводе. Дочь и младший сын учатся в школе.

Дочка занимается в центре «Берегиня» на бандуре в ансамбле, является лауреатом многих конкурсов. Сын занимается моделированием одежды, тоже успешно. А еще мы ждем пополнения в нашем семействе, ждем внука. Вот такое у меня дружное семейство.

— А во-вторых – чистая физиология. Я был сражён, когда увидел на пробном фото высокую, стройную, худощавую женщину. Но вы четыре раза РОЖАЛИ! Как удалось сохранить фигурку? Спорт? Фитнесс? Или просто, как говорила Фаина Раневская (на которую вы немного похожи!) – «не жрать»?

— За фигуру отчасти могу сказать спасибо своим родителям, а также, конечно, спорт — это плаванье и тренажерный зал, и когда-то я занималась академических греблей на лодках, в общем все, кроме диет, покушать я очень люблю и никогда себе ни в чем не отказываю.

— Ваша подруга Наташа, наша Romari, которая рассказала мне о вас пару шокирующих, в хорошем смысле, подробностей, сказала: «У вас чудовищная (тоже в хорошем смысле!) энергетика. А вы сами её ощущаете? Были случаи, когда она вам помогала, эта энергетика?

— Энергетика — есть такое, она мне здорово помогает в достижении поставленных целей. Если я что-то задумала, я обязательно этого добьюсь. И встречи, и события могут происходить самые невероятные.

Вот встреча с вами — это подарок судьбы. Я узнала много интересного, побывала в местах, в которые просто так, ради любопытства никогда бы не попала. Это дало много новых идей, а главное возможностей. Ну и шанс «подзарядиться».

 

Трогательно… Голые ступни Орнеллы мы украсили листиком приближающейся осени.

«БЕССТЫДСТВО» ПРЁТ…

— Какие из мест, которые мы с вами посетили в рамках фотоэкспедиции, особенно понравились? И чем?

— Сам Шлюз и берег запомнились больше всего. Таких камней я давно не видела, да и воду я люблю. Никогда не видела, как через шлюз проходят суда, это завораживает.

— Как я понимаю, ваш выход босиком «в город» – хотя Нижняя жилая зона Академгородка всё-таки не совсем «город»! – он был первым в вашей жизни. А где вы до этого босоножили? Только у себя, в частном доме, по двору?

— В городе и босиком я впервые ходила. Босоножу я обычно в лесу, в поле или около дома.

— Ха, в сибирском лесу босиком ходить – не самое большое удовольствие. Я вот вас два раза по шишкам заставлял ходить…

— Рядом со мной в основном березняк, поэтому трава там мягкая, но там, где попадаются ели – о, начинается йога. Но мне эти ощущения в целом нравятся.

— Я, когда вам порекомендовал шагать свободно, широко, я, честно, и не знал, что у вас так получится… Вынужден в который раз повторить эпитет «в хорошем смысле». По-хорошему бесстыдно так. Типа, а ну разбегайтесь, твари, я босиком иду! Вы что, реально н капельки не чувствовали стыда от того, что вы, взросла женщина, солидная, так сказать, «яжмать», идёте по городской улице в совершенно неприличном, босом виде?

— Когда я нравлюсь сама себе, то «бесстыдство», как вы говорите, прет само собой.

Эта фотография заставила бросить работу десятка дорожных рабочих…

 

…а эта — затормаживать водителей, едущих по дамбе Шлюзвоого канала.

— Вы прямо «раскрепощённая женщина Востока». Шучу! А вы обращали внимание на какие-то взгляды прохожих, посторонних. Как вы думаете, они нас с вами одобряли, завидовали или – осуждали?

— К сожалению, люди в большинстве своем боятся собственных желаний, лишь потому что в обществе это не принято. Если честно, я настолько была увлечена с вами этим действом, что особо и не замечала посторонних взглядов. Ну, наверное, запомнила только моменты, когда у людей прекращалась работа или водители глядели на нас, а не на дорогу. Это смотрелось забавно, но это было скорей любопытство, нежели осуждение или зависть.

— У вас, кстати, на стене очень мало фото. На аватаре – что-то красивое, но вообще непонятное, с медведем; единственное шикарное фото, которое просто зажигает, это ваш портрет трёхлетней давности – кстати, кем и когда сделан? Почему нет других фото? Не любите фотографироваться? Считали (наверное), себя «нефотогеничной»?!

— Да никогда так не считала! Моя аватарка – это, скорее, состояние души. Мало фото потому, что для меня интернет — средство связи или большая библиотека, я редко бываю в соцсетях. А фотографии получились шикарные и разлетелись даже во многие страны, по мессенджеру WhatsApp .

— Что говорят? Кстати, есть ли различие в реакции русских и иностранцев?

— Многие недоумевают, почему босиком. Мол, это что, мода такая?! Основная часть сказала: здорово и давай еще новые фото. Были и такие выражения, что я собрала всю грязь в Новосибирске, конечно. Но все сошлись в едином мнении, что я сделала правильный выбор, согласившись.

— К слову, о «библиотеке». Вы начали даже читать новостные выпуски на портале… кроме них, что-нибудь ещё прочитали у нас?

— Вы правы, начала читать новостную ленту, стало интересно, много ли босоногих. Как и почему это делают, почему отказываются от обуви – чем мотивируют, как им после этого живётся.

Если честно, у самой возникала мысль взять и прогуляться так по Бердску, провести босиком весь день – ну, мы с вами ещё договорились на «продолжение банкета», так что это впереди… Забавно читать комплименты красоте ступней – просто потому, что до этого совсем не задумывалась о них в таком качестве, как предмета восхищения.

А просмотр новых фотографий в галереях просто доставляет удовольствие, много разной интересной информации. Я поняла, что босиком — это целая философия…

Босиком по грязи?! По чёрной, липкой, на вид — отвратительной?! Да она не задумалась. И я безмерно её за это уважаю.

 

Босиком по колючим шишкам — для неё это не пытка, это йога.

ВОЗГЛАСЫ БЫЛИ РАЗНЫМИ…

— Вернёмся к теме. Ну вот мы ходили-бродили по Нижней жилой зоне, и я нашёл грязь… И попросил вас пройти босыми ногами по грязи. Весьма такой отвратительной на вид. Внутреннего сопротивления не было? Протеста? мысли: он что, дурак или маньяк, ваш фотограф?

— Я сама люблю ходить по лужам, благо этого добра у меня около дома хватает, поэтому наступить в прохладную грязь в жару очень даже приятно.

— Да, а перед этим был проход по шишкам – это ведь довольно болезненно, верно? И опять у вас не было ли мысли, что фотограф – садист?

— Фотограф, может, и «садист», но что не сделаешь ради красивого кадра.

— В тот момент, когда вы сидели на скамейке, а я вас снимал, вы спрашиваете: «А почему именно ноги?». Мне кажется, что вы допрежь этого относились к ногам, ступням чисто утилитарно: мол, это «чтоб ходить». Без эстетической, и тем более эротической составляющей… ну, и вас мои объяснения удовлетворили?

— Ну да, ноги и ноги. Хотя у меня есть привычка обращать в первую очередь внимание на ноги и ладони, но это происходит как то бессознательно. В таком аспекте ступни я никогда не рассматривала.

— То есть теперь вы вполне осознаёте, что ваши ноги, ваши ступни – это ещё и эротический объект? Гибкие, сильные, большие, с прямыми пальцами – что это некая эстетически-эротическая ценность?

— Конечно, теперь мне стало понятно, почему многие мужчины заглядываются на голые пятки.

Голые ступни в камеру? Иногда я боюсь это предлагать. Это же фут-фетиш…

 

А пофиг. Наслаждайтесь. Пускайте слюyи. Это мои ножки, и они достойны вашего восхищения!

— То есть вы открыли для себя мир барефутинга, как я понимаю. И даже фут-фетиша. Международного – если вы просматривали портал. Италия, Испания, Франция… по всему миру каждый год появляются люди, принципиально отказывающиеся от обуви (конечно, больше всего в тёплых европейских странах). Как вы думаете, с чем это связано?

— Я думаю, что мы слишком оторвались от природы, прогресс это хорошо, конечно, но чувствовать под ногами землю гораздо приятней, чем самый модный ламинат или линолеум. В наших широтах, конечно, круглый год босиком не походишь, приходится ловить момент.

— Мне интересно, эта вот прогулка босиком, она дала толчок к чему-то ещё, к каким-то чувствам, мыслям, действиям?

— Во-первых, прогулка дала мне много положительных эмоций, во вторых я пересмотрела свой гардероб и поняла, чего там не хватает. Возникло много интересных идей.

— А так вот, спонтанно… без камеры, для себя, не возникает теперь чаще желание разуться в погожий день?

— С работы я и раньше частенько шла домой босиком, но потому, что это не черта города… В городе я навряд ли бы себе такое позволила. Раньше! Сознание начинает немного меняться, да. Что ж, жду босоногого марша по Бердску.

Постядерная зона. Шоссе, проросшее чертополохом. Дорога в никуда. Иллюстрация к триллеру…

 

Прекрасные голые ступни Орнеллы. с выдающимся «указательным» пальцем. Это сильная женщина! И и на фоне жестокой «колючки» они особенно прекрасны…

— Вы, когда увидели у подруги Romari эти фото, не подумали: а почему босиком-то? Что тут эстетичного? Почему взяли, да захотели?

— Моя подруга знает, что я люблю все нестандартное. Потому и показала свои фото. Это получился удачный эксперимент!

— Как ваши дети, родные относятся к вашему приключению с этими вот фотосессиями? Они-то наверняка видели результат…

— Моим детям очень понравились фотографии, дети засыпали советами, что лучше надеть. Знакомые оценили по достоинству, но босоногость многих смутила…

— Наверное, последовало обычное в таких случаях: как же так, босыми ногами по плевкам, окуркам, по «грязи», и вообще, заразиться можно – да?

— Возгласы были разные, и что собрала всю грязь Новосибирска — как я уже сказала, и что это просто неприлично. Но, ведь сколько людей столько и мнений! Главное, что мне было интересно и комфортно.

— В каком образе вам ещё хотелось бы посниматься? Где?

— Хотелось бы деревенских пейзажей, развалин старых замков, водопадов, маяков… Я понимаю, такое не всегда найдёшь в Новосибирске, но мест хотелось бы колоритных.

— И наконец, козы! Вы держали коз, мне сказали! Милейшие животные, я их обожаю… И козье молоко. Расскажите поподробнее…

— Я с детства очень люблю животных, всегда хотела быть ветеринаром, но сложилось по-другому. В моем доме всегда много живности. Когда я перебралась в дом, где можно было завести что-то крупнее собаки, то я завела козу. Их у меня было пять голов, все дойные красавицы. Козы нежные, как котята, но охраняют хозяина не хуже овчарки. Каждый день мы гуляли по лесу и это было здорово. Мне очень жаль, что мне пришлось их продать.

 

Фото на заброшенном фонтане в микрорайоне «Щ».

— Вы ныне женщина свободная. Скажите – если это можно, — почему расстались со своим супругом? И какие качества вы больше всего цените в мужчинах?

— Прожив пятнадцать лет, мы все-таки решили расстаться, потому что интересы у нас были совершенно разные, методы достижения целей тоже. Сейчас мы совместно заботимся о детях и каждый из нас доволен своей жизнью.

В мужчинах ценю надежность, ответственность, Так как женская половина населения не всегда соответствует мужской логике, умение поддержать в любой ситуации, именно в любой. Ну и увлечения и интересы должны быть схожи. Иначе рано или поздно наступит крах.

 


От редакции

БОСОНОГАЯ ИНИЦИАЦИЯ

Человеку со стороны порой очень трудно понять мотивацию творческой команды портала «Босиком в России», и тем более мою мотивацию, фотографа. Ну, некоторые мои коллеги снимают ради денег, за просмотр их фото надо платить; у нас уже три года, как галереи бесплатные, любуйся босоногой красотой – не хочу, копируй фото и прочее. Да, портал монетизирует этот интерес к теме, в том числе и озабоченно фут-фетишистский, но не напрямую, об этом мы уже говорили; но всё-таки все эти наши фотосессии выглядят скорее хобби, нежели бизнесом…
Тогда зачем?

Я честно могу сказать: каждое лето, период активных съемок, приносит по нескольку открытий. И дело не только в красивых ступнях или необычном облике – в это лето я был сначала поражён видом татуированной Joe-B, потом появилась Bina, тоже покрытая тату, и совершенно из другой возрастной категории! – но нет, это не главное. Главное в том, что каждый фотосет превращается в маленькую мистерию, таинство. Казалось бы, гуляем босиком по улицами, среди людей, не прячемся по подворотням, а всё равно – таинство, интимное дело почти.

Приятно, когда модель разувается перед началом фотосессии и сначала делает первые робкие шаги босыми ногами, неуверенно, с некоторым страхом – это видно, или неуверенно топчется у магазина, не решаясь туда зайти в таком «неприличном виде»; ведь это же Храм торговли, о да! А потом – и заходит, и шагает, и забывает об этих фальшивых фарисейских условностях напрочь… В этом есть элемент приобщения, сакрального введения в некое «тайное общество», по сути дела, инициация, ритуал – мол, мы вот босиком идём и знаем главное, мы – летим, а вы ползёте, чудаки вы, чудаки!

Вдвойне приятно, когда модель приходит на фотосет уже босиком – потому что сама так решила, потому что здравый смысл победил всю боязнь «плевков» и «стёклышек»; а может, и усилие над собой сделала, решилась на Поступок?

И, наверное, втройне приятно, когда наша модель – не юная девчонка с капризами в голове, один из которых, прощаемый обществом, – это вот пройтись «босиком».
Про своё восхищение внешностью Натальи-Орнеллы я всё уже написал в статье, размещённой в группе-представительстве в соцсети ВКонтакте. Но подчеркну: с первых фото, присланных в качестве пробы, я оценил её потенциал. Было дико приятно предвкушать, как босой по городу пойдёт рядом со мной взрослая женщина, одним фактом этого (она же взрослая, она солидная, она мать, у неё дети – как же так можно?!) взламывая, взрывая этот мещанский лёд, эти глыбы предрассудков. Одним видом своим – в красивом чём-нибудь, но с запылёнными голыми ногами…
Это тоже таинство. Это тоже очень интимное чувство; я бы сравнил кое с чем, но, мне кажется, я тут перейду границы приличий… Вы меня поняли.

Поэтому и наполнили меня энергетикой две фотосессии с Натальей-Орнеллой, через край было, и с замиранием сердца жду каждой новой.

Ведь сверхзадача каждого такого мероприятия – не получение энного количества кадров (это задача, да, но второстепенная). Сверхзадача – в этом взаимопроникновении, в общении, приобретающем особый градус, особую доверительность (опять просится на язык слово «интимность»); это взаимопознание, а ведь как говорил Сент-Экзюпери про единственную достойную человека роскошь? Про роскошь человеческого общения. И был прав. Здесь общение очень… очень душевное. И в немалой мере потому, что это общение во время босоногой прогулки.

И надо отметить: оно выходит далеко за рамки традиционных вопросов – а вам приятно босиком? А по чему вам приятно ходить? А не колется ли? Сами собой возникают вопросы совершенно другие; как говорится, это не о ногах, это о душе.

Как мы видим, интервью Натальи тоже показывает – что бы там не утверждали барефутеры со стажем, каким бы сладким сиропчиком не поливали это «милое увлечение», совсем не думать о внешней стороне, об оценке этого факта согражданами – невозможно. А кто утверждает, что совсем, никогда и ничего не думает, что ему, дескать, ничего не говорят и он ничего не чувствует (хожу, мол, босой и хожу!) – тот нагло, пошло лжёт. Потому, что сопротивление, пусть не бешеное, но глухое, раздражённое сопротивление – есть! Как ты могла, всю новосибирскую грязь на пятки собрала?! Как ты решилась, это же неприлично! И так далее…

И всегда, в каждом случае есть затаённый страх, болезненное предчувствие того, что и на этот раз – не получится. Не получится толкнуть человека к тому идеалу, о котором думаешь; не пройдёт он этот путь, остановится – опять по рукам и ногам (каламбур, да?) свяжут его прежние обывательские представления, отзовутся все эти разговоры, весь этот негатив. Я ведь не зря спрашивал: а хотелось вот так, босиком, без фотокамеры рядом? Для себя и в городе, где ты этого не делала?!

Опять, возвращаясь к возрасту: для восемнадцатилетней девчонки это приключение приключением и останется, парой, тройкой, десятком фотосессий – для «фоточнек», для Инсты или Фейсбука, похвастаться. А для взрослой женщины с уже сформированным представлением о жизни это может стать переломом… и ждёшь этого перелома, ждёшь этого хруста и треска сдвигающих тектонических плит; а ведь хорошо, я так могу, почему я раньше этого не делала?!

Цель не в том, чтобы превратить такую женщину в убеждённую «босоножку», которая, как Бен Доннелли или кто-то ещё там из западных барефутеров, откажется от обуви вообще (чай, в Сибири живём!). Но если получится, что она после этого спокойно пойдёт босиком в магазин, или с работы, или на работу, или в гости, а то и с дочкой или сыном прогуляется – вот это победа. Поэтому каждый такой случай – ценен.

Да и без эротики, грешным делом, нельзя обойтись. О, как дорого бы я дал, если бы все российские женщины вдруг, в один прекрасный день, как голливудские звёзды, задумались о красоте своих ступней – проснулись бы утром и разглядывали бы их: хм, а это ведь не для того только, чтобы ходить! Ведь они же красивы, сексуальны (без туфель!), соблазнительны, эти утилитарные «части тела»… Вот поэтому мы, редакция, сквозь пальцы смотрим в нашей группе-представительстве на простоватые комплименты некоторых махровых фут-фетишистов. Она захлёбываются слюной по ступням той или иной модели? Да пусть. Это тоже лыко в строку и вода на мельницу…
Хочется, чтобы каждая женщина чувствовала себя королевой. И не только на высоких каблуках, а с ног до головы, уточним: с босых ног до свободной от предрассудков головы.

Завершая это эссе, хочу сказать, что не знаю, что будет с нашей героиней. Как в ней прорастут эти фотосеты, это ощущение горячего асфальта под голыми пятками – и чем. Возможно, мы вернёмся к этой теме через год, два… а может, и не вернёмся. Может быть, для неё это тоже будет эпизод.
Но в любом случае, мы скажем спасибо за прекрасные моменты этих прогулок, которые она нам подарила.

Игорь Резун, шеф-редактор портала, член Союза журналистов РФ.

 

 


Текст подготовлен пресс-группой портала «Босиком в России». Фото Studio RBF. все права защищены. Текст портала является объектом охраны авторских прав.