В ПОЛЬЗУ БЕДНЫХ?

В ПОЛЬЗУ БЕДНЫХ?

Вл. Залесский, спецкор

Существует расхожее представление, что барефутеры – странные, обрекающие себя на изоляцию от общества люди, которые замыкаются в скорлупе своих переживаний и хотят только, чтобы их не трогали. Мне хочется рассказать о двух молодых женщинах, к которым я отношусь с большой нежностью, хотя с одной я поговорил лишь в течение получаса, а с другой даже не переписывался – и всё из-за их необычайной скромности и равнодушия к славе. В обеих меня восхищает социальная активность и альтруизм, хотя это не редкость в современной Европе, где никто не будет понимающе ухмыляться по поводу работы в пользу бедных, которой занимаются только дураки («Я что, дурак?» или «Я что, дура?»), где даже не существует этой шутки, потому что миллионы людей действительно работают в пользу «бедных» — сирот, трудных подростков, стариков, инвалидов, беженцев, и где, что самое главное, такое поведение одобряется обществом. И, оказывается, всё это отлично сочетается с босоногим образом жизни, если у человека есть такая потребность.


ШКОЛА НОВОГО ТИПА

Даниэла Бухер — последовательная и убеждённая «босоножка». То есть барефутер на все 100%.

Вот что я писал 24 апреля в своём самом первом репортаже в группе ВК «Новосибирск босоногий» о Даниэле Бухер, о которой узнал из Фейсбука. Не все мои догадки, как вы увидите в дальнейшем, подтвердились — скорее к счастью, чем к сожалению.

…дискуссия в группе «Босиком по городам и на природе», вызванная ошарашивающим вопросом, заданным 15 мая 2018 г. тогда 30-летней Даниэлой Бухер: «Мне предстоит собеседование для приёма на работу в качестве телефонистки. Могу ли я явиться туда босиком? Как считаете вы? У меня впереди ещё три собеседования.»

Кто-то с ходу посоветовал идти босиком. Кто-то пошутил, что всё зависит от того, насколько эта работа нужна. Кто-то рекомендовал разделять хобби и работу. Даниэла уточнила: «Это не хобби, которым я время от времени занимаюсь. Это моё глубочайшее убеждение!» И очень здраво заметила, что она же не собирается работать коммерческим сотрудником или кадровиком (заметим, что для последовательной босоножки, если она не хочет менять свой образ жизни, работа телефонистки, невидимой для клиентов, действительно выглядит очень привлекательно, и, может быть, именно поэтому выбор Даниэлы на этом предложении и остановился). Через три недели Даниэла сообщает: «Я столкнулась исключительно с положительной реакцией потенциальных работодателей. Они посчитали меня открытой для нового и уверенной в себе. Сегодня у меня было ещё одно собеседование для приёма на практику в качестве акушерки.

Холодные лужи? Европейская зима?! Этим аккуратным голым ступням ничего не страшно.

Я носила свои минимальные сандалии, которые до этого не надевала целую вечность.» Очень разумное решение, которое Даниэла подкрепляет следующим аргументом: «Вероятность в качестве акушерки принимать роды босиком очень низка». Конца истории мы так и не узнали… Сведений о месте работы, в отличие от сведений о месте жительства (Брухзаль, 43 тыс. жителей, земля Баден-Вюрттемберг, 20 км от крупного города Карлсруэ), на страничке Даниэлы нет, а ведь из этого можно было бы заключить, привела ли её дерзость к какому-то положительному результату или её похвалили просто из вежливости. Хорошо, что в Германии платят пособие таким, как она, неудачникам, если они докажут, что предпринимают усилия, чтобы устроиться на работу, и что им отказывают не по их вине. Конечно, если богатый муж или богатые родители могут содержать безработную, прибегать к помощи государства не нужно, но никаких признаков мужа или друга на страничке нет, а из родственников указана только тётя, работающая в Технологическом институте в г. Карлсруэ и имеющая взрослую дочь, двоюродную сестру Даниэлы. Пора, наверное, создавать государство босоногих, и пусть прелестная Даниэла будет там акушеркой, как она мечтает… Но что-то мне подсказывает, что работа телефонистки или акушерки ей не очень-то и нужна.

Даниэла руководит организацией Lernatelier — Verein für selbstbestimmtes naturnahes Lernen e.V. (Учебная мастерская — Ассоциация самоопределяемого естественного обучения), об этом большинство постов на её странице. Они хотят создать в пригороде Брухзаля Форсте школу нового типа, где детей не заставляли бы учиться тому, к чему у них душа не лежит. Об этом проекте уже есть статья в местной прессе, из которой я впервые узнал, что Даниэла — мать четырёхлетнего сына, которого она воспитывает, как я понимаю, в одиночку. Пока пользы от своей деятельности Даниэла имеет ровно столько же, сколько Игорь Резун имел от Ассоциации босоногих. Но шансы поставить это мероприятие на коммерческие рельсы у неё намного выше. В случае успеха она, наверное, станет директором школы. Босоногий директор школы — это уже настоящая революция! Нет сомнения, что она и детям, и другим учителям разрешит там ходить босиком. А вы верите в её успех? Посмотрите на неё внимательно — не правда ли, так выглядят победительницы?

Презентация проекта «Школы нового типа». Минимум пафоса, минимум официальных речей, всё по-домашнему. Наверное, так в хорошей школе и должно быть? Немногие российские школы могут похвастаться домашней теплотой и отсутствием казёнщины…

И вот несколько дней спустя, 28 апреля, я в Форсте, в местной достопримечательности — «Доме охотника», построенном в 1747 г., на Infotag («Дне открытых дверей») организации Lernatelier — Verein für selbstbestimmtes naturnahes Lernen e.V., куда Даниэла Бухер вместе со своими единомышленницами пригласила всех желающих, чтобы представить свой проект школы нового типа. Первое, что бросилось в глаза перед тем, как я вошёл в зал, где должно было состояться мероприятие — объявление, предупреждающее гостей о том, что здесь, возможно, будут фотографировать. Словно здесь готовились к моему приходу, стараясь обеспечить мне наиболее комфортные условия для съёмки. Впрочем, объект фотографирования у меня сегодня был только один – Даниэла, Даниэла и ещё раз Даниэла.

 

Я толкнул красивую резную дверь с прихотливыми ручками и, конечно, сразу же увидел её – главную заводилу проекта, которая, единственная босая среди нескольких обутых по сезону в кроссовки и туфельки женщин, хлопотала вокруг столов, уставленных пирогами и тортами, самоварами, термосами с чаем и кофе, буквально летала из одного конца зала в другой, сверкая чёрными, явно со следами уличной пыли подошвами.

Даниэла не любит фотографироваться. Но просьбе нашего спецкора она уступила и попозировала для портала «Босиком в России».

Увидев эти столы, коврик на полу для детворы, стенды на стенах, я решил, что сначала будет обязательная часть, а потом угощение и свободное общение. Ничего подобного, в школе нового типа всё было наоборот: сначала продажа нехитрых сладостей, доход от которой поступал в пользу будущей школы, а потом уже речи, да и тех тоже было немного, вся информация имелась на стендах, главное – знакомства, контакты, обмен мнениями. Даниэла с полуслова поняла цель моего посещения и предоставила мне полную свободу фотографировать её, только извинилась, что не сможет сразу уделить мне время для позирования и интервью, потому что вот-вот придут гости, а у неё ещё не всё готово. Но я был даже рад возможности поснимать её в действии, тем более что когда начали сходиться люди, как правило, родители с детьми, когда пришла и привела ей сына её собственная мама, она смогла забыть о съёмке и вести себя естественно. Я ведь знал, что Даниэла не любит фотографироваться, даже в любимую босоногую группу на Фейсбуке фотографий почти не посылает, и предполагал, что она несколько не фотогенична. Но мои опасения оказались напрасными, а в некоторые моменты Даниэла мне даже подыграла и чуточку попозировала.

НИ МИНУТЫ ЛИШНЕЙ — В ОБУВИ!!

Пока Даниэла справляется с первым, самым большим наплывом покупателей, я познакомился с её красивой мамой, которую зовут Биргит, такой же радушной и доброжелательной, как и сама Даниэла, и четырёхлетним Оскаром, при виде которого у меня сразу же ёкнуло сердце, потому что ему столько же лет, сколько растущему, к сожалению, отдельно от меня моему собственному сыну. Не успел я задать Оскару банальные вопросы, которые обычно задают детям, как он сразу выложил мне самое главное, для чего я приехал: «Mama hat keine Schuhe» («У мамы нет никакой обуви»). Поистине – устами ребёнка глаголет истина!

А вот содержание моего краткого разговора с Биргит:

Расскажите о детстве Даниэлы. Она была трудным ребёнком?

Главной трудностью было то, что в школе она себя всегда плохо чувствовала. Например, ей было тяжело выступать с рефератами перед классом. Испытывала постоянный страх перед экзаменами. Психическое состояние вызвало со временем физические проблемы. Всё закончилось тем, что в 13-м классе Даниэла ушла из гимназии. Она всегда хотела стать ветеринарным врачом, но из-за незаконченного гимназического образования не смогла осуществить свою мечту.

Когда Даниэла начала постоянно ходить босиком, что послужило толчком для этого?

Когда ребёнок родился и когда завела собаку, так как с ней нужно было выходить гулять.

Чувствуется, что Даниэла – очень скромный человек, который не хочет выделяться из толпы. Как получилось, что она делает именно то, что её так сильно выделяет среди прочих? Может быть, благодаря босоногости ей легче справляться с остальными трудностями? Босохождение как средство преодоления страхов?

Да, что-то такое есть. Хождение босиком повышает её уверенность в себе.

Тут подошла Даниэла, которая к этому времени уже обслужила первых посетителей и смогла позволить себе получасовую паузу, пока они наслаждаются едой. Продолжаю задавать вопросы уже непосредственно ей.

Вот ваша мама только что рассказала мне, что вы не закончили гимназию из-за проблем со здоровьем. А как дальше складывалась ваша биография?

После школы был добровольный социальный год в гостинице. Потом – практика у частных ветеринаров и профессиональное образование в Австрии. Полгода работала там в зоопарке. Ушла по личным обстоятельствам. Была не очень хорошая атмосфера. Потеряла всё, что там имела, так как жила в служебной квартире. Вернувшись домой, некоторое время работала в dm-Drogerie (нечто среднее между аптекарским магазином и «Химтоварами», магазин, где можно купить любую косметику и парфюмерию — В. З.), в бюро. Вспоминаю это время с удовольствием.

А потом вышли замуж и не работали?

С отцом Оскара мы жили вместе не расписанные. Сын записан на фамилию отца Zech (читается «Цехь» — В. З.) и до сих пор её носит.

Мама говорит, что вы начали ходить босиком с тех пор, как завели собаку. Что, необходимость её выгуливать была для вас стимулом выходить из дома в любую погоду? Благодаря этому вы закалились настолько, что без проблем ходите босиком зимой?

Не совсем так. Сначала мы завели собаку. Потом, четыре года назад, родился сын. Два года назад начала постоянно босоножить. Да, выводила собаку в любую погоду босиком, это было хорошей тренировкой для стоп.

По снегу тоже приходилось ходить босиком?

Немного. Обе последние зимы были практически бесснежными, вы же знаете… Полгода мы с отцом Оскара ещё жили вместе.

«Но он (муж) действительно не мог терпеть моей босоногости, моего отказа от пластиковых бутылок, моих странных, по его мнению, диет…»

Может быть, потому и расстались, что ваш партнёр не смог приспособиться к столь радикальному изменению вашего имиджа и образа жизни?

Нет, хождение босиком не было главной причиной расставания. Но он действительно не мог терпеть моей босоногости, моего отказа от пластиковых бутылок, моих странных, по его мнению, диет. Во время беременности я получила осложнение на щитовидную железу. Причиной, как позже выяснилось, была проблема с кишечником, недостаток витаминов. Но вначале врачи решили, что моё заболевание носит психогенный характер.

Тогда я впервые стала подвергать сомнению слова врачей и начала действовать самостоятельно. Участвовала в онлайн-конгрессах. Нашла по интернету врача, мысли которого меня убедили, несколько раз ездила к нему. И он действительно помог мне, прописал нужные средства. Вступила в переписку с одним целителем, который имел опыт в лечении подобных расстройств. Тут мне особенно повезло: оказалось, что целитель живёт в том же населённом пункте, где живу я, мало того — просто за углом. План лечения, который я разработала, он полностью одобрил.

И как вы чувствуете себя сейчас физически?

Чувствую себя отлично, все проблемы остались в прошлом! Не в последнюю очередь благодаря хождению босиком, которое оказало радикальное воздействие на весь организм.

А какие сейчас отношения с отцом Оскара?

Я бы сказала, что отношения наладились. Он много заботится о сыне, хоть и живёт со своей новой подругой. С обоими у меня хорошее взаимопонимание.

Значит, теперь у вас есть полная возможность начать жизнь сначала. Какое место занимает в ней сейчас мечта стать ветеринаром?

Вы знаете, со временем профессия ветеринара стала меня привлекать всё меньше. Я нашла, что мне больше подходит практический уход за животными – то, чем занимается Tierpflegerin, поэтому и прошла соответствующее обучение и работала в зоопарке.

«Да, конечно, я учитывала этот момент и предполагала, что мне дадут возможность работать босиком, но такой полный успех был даже для меня неожиданностью».

И всё-таки, Даниэла, несмотря на столь выраженный интерес к работе с животными, вы в конце концов решились на ещё более резкий поворот в жизни, остановившись на профессии телефонистки, не так ли? До того, как пойти на собеседование, вы спрашивали в группе «Босиком по городам и на природе» совета у единомышленников, стоит ли для этого обуваться или нет причины отказываться от своего раз и навсегда принятого решения всегда и везде быть босой. Несмотря на то что советы были разные, порой диаметрально противоположные, вы всё-таки сделали ЭТО. Кратко отчитавшись в группе, вы потом, однако, совершенно затихли, и мы так и не узнали, чем всё закончилось, получили ли вы желанное место. Итак, как проходило и чем закончилось собеседование? Может быть, работа была вам не очень нужна, и вы это сделали так, эксперимента ради?

Работа телефонистки была мне как раз очень нужна. И всё же я пришла на собеседование босиком. Было несколько кандидатов, с каждым из нас беседовала целая комиссия. Представьте себе, никто не обратил внимания, что одна из кандидаток босая. Или сделал вид, что не обратил внимания. Одна женщина, входившая в комиссию, потом в частном порядке подошла ко мне и выразила своё восхищение.

Да, я помню, вы писали в группе, что на собеседовании отметили вашу открытость для нового и уверенность в себе. Так о вас выразилась именно эта женщина?

Да, именно она, потому что другой реакции со стороны членов комиссии, по крайней мере внешне, не было. А потом пришёл положительный ответ. И вот я уже почти целый год работаю телефонисткой.

Возможно, они решили, что телефонистку всё равно никто из клиентов не видит, её только слышат, а по голосу нельзя определить, насколько её внешний вид соответствует общепринятым требованиям. Вам просто повезло, или вы сознательно искали такого рода работу?

Да, конечно, я учитывала этот момент и предполагала, что мне дадут возможность работать босиком, но такой полный успех был даже для меня неожиданностью.

Но неужели нельзя было пойти на компромисс, ведь собеседование длилось наверняка всего час-два? Разве ваш эксперимент над собой пострадал бы от этого, был бы неполным?

Вы знаете, такой уж у меня характер: или всё, или ничего. Например, по отношению к сладостям. Если я разрешаю себе сладости, то я уже никак не ограничиваю себя. Или, наоборот, впадаю в другую крайность, совсем исключаю сладкое из диеты. Это не очень хорошо для меня самой. Мне нужно учиться идти на компромиссы, делать исключения. Хотя бы для Оскара.

На фото — мама этой девочки, немка Мелани. она совершенно спокойно позволила своей дочери Матильде носиться по залу босиком…

Вы писали в группе, что собираетесь пройти практику в качестве акушерки. Состоялась ли эта практика?

Да, я успешно прошла месячную практику в родильном зале.

Неужели вы и там были босиком?

На практике было вот как: входя в дверь больницы, я надевала положенную акушерке специальную обувь, а выходя из двери – снимала. Ни минуты лишней в обуви.

Скажите, Даниэла, а где ещё вы были босиком? Я имею в виду места, где обычно ходят в обуви.

Где была босиком? В аптеке была, у любого врача на приёме, в ресторане…

А в церкви?

Да, вот недавно была в церкви тоже. В июне женится мой старший брат – буду впервые босиком на свадьбе. Младший, надо сказать, женился до того, как я отказалась от обуви.

 

Только на похоронах дедушки не была босиком. Там надо было следить за Оскаром, чтобы он не потерялся и прилично себя вёл, это была единственная причина, почему я была в обуви. Должна сказать, что никакой негативной реакции ни с чьей стороны вообще до сих пор нигде не было!

…и даже выходить так во двор. А на дворе — отнюдь не разгар европейского лета.

Может быть, потому что вы живёте не в городе, а в деревне?

А откуда вы знаете? Я везде пишу, что живу в Брухзале. Ах, название деревни было в статье обо мне в местной газете? Я сама не обратила на это внимания… Да, правильно, село называется именно так. Только я прошу не называть его, когда будете публиковать интервью. Конечно, там все меня знают и видят босой каждый день. Но дело совсем не в этом, поймите меня правильно, просто по некоторым личным причинам я хочу, чтобы меня считали жительницей Брухзаля.

В больших городах каких-нибудь уже были босиком?

Да, в Карлсруэ, в Гейдельберге…

Пользуясь случаем, приглашаю вас во Франкфурт. Приезжайте вместе с Оскаром как-нибудь. Здесь так много интересного для детей. Один Колорадо-парк, недалеко от моего дома, чего стоит. Целая маленькая страна по мотивам романов об индейцах. Меня как-то оттуда выгнали, потому что приходить можно только с детьми. А мне просто хотелось представить себе, что чувствует ребёнок, попадая в такую красоту.

Хорошо, спасибо. Возможно, приедем как-нибудь.

СЧАСТЛИВЫЕ КОРОВЫ

У вашей семьи, конечно, собственный дом, Einfamilienhaus («дом на одну семью») – иначе зачем жить в селе? Наверное, большое хозяйство, много животных?

У нас скорее, как сейчас модно говорить, Mehrgenerationenhaus («дом для нескольких поколений»). Со мной живут мама, папа, папина мама… Места много – целых четыре этажа! И большой участок земли, ещё один дом можно было бы построить. Да, занимаются сельским хозяйством, но не живут с этого. Мама с увлечением занимается выращиванием овощей. Младший брат в качестве хобби занимается установкой Eiomat`ов, иногда довольно далеко от нашего села.

Неужели от слова Ei — «яйцо»?

Именно так. В таком автомате можно без помощи продавца купить свежие яйца.

А кто же ухаживает за курами? Он сам с женой?

Нет, за курами ухаживает старшее поколение. Брат отвечает за техническую часть.

У меня тоже есть постоянная обязанность: если нужно забить животное, это делаю я, потому что я специально обучалась этому на курсах, где получила профессию Tierpflegerin – работницы по уходу за животными. И когда я работала в зоопарке, делала это много раз.

Я не ослышался – забивали животных в зоопарке? А зачем там забивать животных? Разве зоопарки существуют не для того, чтобы, наоборот, всякую тварь беречь и холить?

Зоопаркам выгоднее разводить некоторых своих животных на корм хищникам, чем получать со скотобойни мясо. В основном держат с этой целью коз.

Ясно. Ну, вы героическая женщина. Знаете, необходимость забивать лабораторных животных была одной из причин, почему я, защитив кандидатскую диссертацию, покинул свою первую профессию — биологию. До сих пор, когда плохо себя чувствую физически, снятся невинные жертвы науки — убитые мною белые крысы, мыши, морские свинки. Словно Бог наказывает меня за грехи… А более крупных животных, чем козы и куры, держите?

У старшего брата есть свои коровы. Но он не отдаёт их на мясо.

Оскар и сейчас бы пришёл босиком, но его собирала бабушка, а у неё свои представления о погоде… Для неё плюс десять, тем более с дождём — это почти как зима в Сибири. Всё-таки Европа!

Счастливые коровы… Но вы ведь не придерживаетесь вегетарианской и тем более веганской диеты?

Нет, я считаю, что в мясной пище есть то, что идёт организму на пользу. Но мясо мы в нашей семье употребляем в пищу только свежее. Если покупаем в магазине, только с обозначением «био».

Прокомментируйте, пожалуйста, слова Оскара: „Mama hat keine Schuhe” («У мамы нет никакой обуви»). Это действительно правда? Ваш радикализм доходит до отказа от владения обувью?

Да, когда я приняла решение ходить босиком, сразу же выбросила всю свою обувь, кроме нескольких любимых пар, которые тоже собираюсь продать. Поэтому Оскар, сколько он себя помнит, не видел меня в обуви и считает, что у меня нет никакой обуви.

Много ли Оскар ходит босиком?

О да, очень много. Он, как правило, босиком при температуре выше +10, в том числе в дождь.

Но сейчас выше десяти – градусов двенадцать, кажется.

Он бы и сейчас пришёл босиком, но его собирала бабушка, а у неё свои представления о погоде. Конечно, я его разую, как только он выразит такое желание. Когда я его собираю, то всегда спрашиваю: «Оскар, наденешь носочки?» Если он говорит: «Надену», — значит, надо надевать и обувь, потому что Оскар не любит ходить в носках, даже в помещении: либо в обуви, либо босиком (мамин характер, тоже в каком-то смысле «всё или ничего» — В. З.)

В детский сад начал ходить год назад, а там требуют носить обувь, ничего нельзя поделать. Поэтому пришлось купить ему «босоногую» обувь, которая даёт возможность сгибать стопу и шевелить пальчиками, хотя я сама обхожусь без этих компромиссов, потому что не вижу в этом никакой необходимости. Везде, где я могла бы носить «босоногую» обувь, прекрасно обхожусь просто босиком.

Ну, ничего. Оскар через два года пойдёт не в какую-нибудь, а в мамину школу, где ему будут всё такое разрешать. В новой школе вы, конечно, станете директором?

Нет, я не собираюсь становиться директором и вообще не имею в виду занимать какую-то постоянную должность в этой школе. Разве что с какими-то лекциями время от времени приду выступить, о моём опыте самоизлечения и по другим вопросам, в которых чувствую себя компетентной. Дело не только в том, что у меня нет официального педагогического и вообще высшего образования. Просто у меня поменялись планы. Я решила стать акушеркой, и это очень серьёзно. А проектом «учебного ателье» я занимаюсь ради сына. Я помню о своих школьных проблемах и не хочу, чтобы он подвергался тем страданиям, через которые прошла я.

Есть ли среди ваших родных и близких такие, которые осуждают ваше хождение босиком?

Вы знаете, нет. Но я вспоминаю одну из своих тёток, которая дожила до ста лет. Она до ста лет ходила в обуви на каблуках! Нет, она точно бы не одобрила. Я даже представляю, что она сказала бы: „Das gehört sich nicht“ – «Это не годится/неприлично». Но когда я начала ходить босиком, её уже не было в живых. Пожилых людей трудно переубедить. Деревенские, правда, говорят, видя меня, что в детстве много ходили босиком. Отчасти понимают… Но тётка прожила всю жизнь в городе.

Значит, всё-таки к вам иногда обращаются по поводу вашей босоногости и не всегда проявляют понимание. А что люди про себя думают нелестного, можно себе представить. Насколько вообще для вас имеет значение реакция незнакомых людей?

Вы знаете, я просто не слышу, что прохожие говорят обо мне. Если они ко мне лично не обращаются — какое мне дело, что они обо мне думают?

И последний вопрос. Как долго продлится ваш эксперимент, сколько времени вы собираетесь обходиться без обуви?

Я собираюсь обходиться без обуви всегда. Да, это у меня навсегда.

ДЕТИ САМИ УСТАНАВЛИВАЮТ ПРАВИЛА

Пакетики с надписью «Учебная мастерская — Ассоциация самоопределяемого естественного обучения», которые бесплатно мог взять с собой каждый участник встречи. В них — семена одуванчика. Как и этому растению, каждому ребёнку нужны «корни, чтобы расти, и крылья, чтобы летать».

Я ещё на пару часов остался в «Доме охотника», но пообщаться с Даниэлой, хоть и свободной к тому времени от обязанностей продавщицы, больше не удалось, так как её окружило плотное кольцо жаждущих поговорить с ней в другом качестве — как с главным лицом проекта. Но всё это время последние слова Даниэлы „für immer“ («навсегда») звучали в моих ушах, как музыка. Я слушал выступления Даниэлы и других участников и друзей проекта, снимал детей, некоторые из которых разулись и даже побегали босиком во дворе, чего никто им здесь не запретил. И фотографировать своих детей никто из родителей мне не запретил, некоторые спрашивали только, снимаю ли я для себя или для какого-то СМИ, и, удовлетворённые моим ответом, отходили. Новая школа, новые, свободные от предрассудков, отношения. Дай Бог, чтобы у них всё получилось!

Вот перевод той самой статьи Кристины Цепфель «Дети сами устанавливают правила», опубликованной в газете «Badische Neueste Nachrichten» 30 марта этого года, о которой шла речь выше:

Они хотят основать не что иное, как собственную школу: Даниела Бухер из Хаймсхайма и другие родители, в том числе из Форста. Школа должна быть альтернативной, свободной и демократической и принимать детей с первого по десятый класс. Для этой цели уже создано объединение под названием Lernatelier, в которое входят семь членов-основателей. Последние хотят создать эту модель школы к сентябрю 2020 года в Форсте. Несколько дней назад она была зарегистрирована как объединение окружным судом Маннхайма,
«Дети сами устанавливают правила», — описывает Бухер лишь один из принципов так называемой демократической школы. Они получают возможности для обучения, но они сами определяют повседневную школьную жизнь. Должны проводиться еженедельные школьные конференции с демократическими структурами, уроки должны быть междисциплинарными и выходящими за пределы определённого года, а учителя являются помощниками в обучении, которые должны очень индивидуально помогать детям. Кроме того, альтернативная школа опирается на естественное обучение. «Мы очень усердно работаем над концепцией», — говорит Бухер. Они уже посетили семинары основателей, вступили в национальную ассоциацию, исследуют педагогические концепции и ищут учителей для будущей школы, которая может быть построена в Форсте, где уже есть контакт с местным зоопарком.

Бухер и её коллеги интенсивно занимаются тем, как работает обучение. «Человек постоянно учится — точно так же, как постоянно говорит и ходит. Дети учатся добровольно, если им это позволяют «, — убеждена Бухер. Обычные школы очень часто сдерживают эту мотивацию. «Нет школы, которая устраивала бы всех», — говорит мать четырёхлетнего мальчика. Многое должно произойти, прежде чем в демократической школе будет проведен первый урок. В свободное время родители организуют поддержку проекту, ищут учителей, пишут заявления, ищут помещения и сотрудничают с другими объединениями. Они ищут спонсоров и школьные принадлежности, а также поручителей для получения кредита. Понятно: посещение частной школы будет платным. «Но мы не хотим быть элитной школой. Плата за обучение должна зависеть от дохода родителей », — объясняет Бухер.

Уже есть примеры демократической школы: ближайшая находится в Лайнфельдене-Эхтердингене. Бухер и её коллеги называют своими ориентирами также педагогику Монтессори и так называемые школы Садбери, которые также придают большое значение демократическим ценностям и участию детей в управлении. Ассоциация черпает вдохновение также в идеях учительницы Ребекки Уайлд, нейробиолога Джеральда Хютера, датского семейного терапевта Джеспера Джула, психиатра и писателя Манфреда Шпитцера.
Мы ищем сотрудников и сторонников. Если вы заинтересованы, вы можете зарегистрироваться по следующему интернет-адресу …

ЕЩЁ ОДНА НЕМЕЦКАЯ ВОЛОНТЁРША

А теперь ещё один материал, опубликованный 17 мая 2019 г., о совсем другой девушке, занимающейся совсем другими делами, но чем-то похожей на Даниэлу, на который обратил моё внимание шеф-редактор.

В Хаапсалу (Эстония) в Доме для людей с особыми психическими потребностями волонтёр из Германии Анне Шифферс вместе с жителями дома и добровольными помощниками построила дорожку для ходьбы босиком.
Это — настил из разных материалов, по которому можно ходить голыми ногами, стимулировать расположенные на подошве нервные окончания и массировать ноги.
В учреждении проживает 71 человек с особыми потребностями.

Подпись под этим снимком гласила: «Анне Шифферс пришлось первой пройти по своей тропе!». Конечно, зрячая Анна идёт с завязанными глазами — как и те слабовидящие люди, которые будут тропой пользоваться.

Я нашёл страничку Анне Шифферс на Фейсбуке. Из неё я узнал только, что в Эстонии девушка с 12 сентября 2018 г., потому что никаких сведений о своём постоянном месте жительства она на страничке не привела. В этой стране она проходит после окончания гимназии так называемый «Добровольный социальный год» («Freiwilliges Soziales Jahr»), как и Эмми Эзефельд из Тюрингии, помните, в школьном театре во Франкфурте? В случае Анне это называется несколько по-другому:  «Европейская волонтёрская служба» («European Volunteer Service»). И лет ей должно быть столько же, сколько в своё время этим девушкам – около 20.

И хотя Анне не ответила на мой вопрос, какое место занимает в её жизни хождение босиком, как она пришла к идее создать босоногую тропу для своих подопечных, достаточно посмотреть на её аватар, появившийся ещё 8 ноября 2018 г. (см. здесь в самом низу), на те немногие фото, которые она опубликовала на своей страничке, чтобы понять: это наша единомышленница.

Ни на одном фото мы не видим её обутой, в том числе ранней весной — 28 марта 2019 г., когда она впервые обратилась к добровольцам помочь в сооружении тропы. Думаю, что у Анне много общего с Даниэлой. Она так же одержима общественной деятельностью, так же больше делает, чем говорит, и так же выходит в интернет не для того чтобы похвастаться своими достижениями, а исключительно в интересах своего проекта, которому беззаветно отдаётся. Вот две публикации на эстонском языке, переведенные мною с помощью Гугл-переводчика, которые это подтверждают.

5.05.2019. Немецкая волонтёрша строит тропу для массажа.

Ярита Маария Ринтамяки

Сооружаемая с целью массажа стоп «Босоногая тропа» поможет вам научиться лучше ходить. Требуются добровольцы-помощники для строительных работ.
Когда я приехала в дом Ууэмыйза, чтобы осмотреть строительную площадку босоногой тропы, волонтёрша Анне Шифферс разговаривала с одной из своих коллег. Её знание эстонского языка впечатляет. Я поинтересовалась, как Шифферс удалось настолько хорошо овладеть нашим сложным родным языком за полгода, проведенные в Эстонии. «Я должна говорить по-эстонски каждый день. Конечно, я учусь так же быстро, как, например, в школе», — не находит в этом ничего удивительного немецкая волонтёрша.

Крепкие босые ступни, явно привыкшие ко всему…

14.05.2019. Сегодня немецкая волонтёрша Анне Шифферс открыла босоногую тропу в доме Ууэмыйза.

Малле-Лииза Райгла

По словам Шифферс, ходьба босиком стимулирует нервные окончания стоп. Тропа состоит из 13 частей из разных материалов и имеет форму полумесяца. На босоногой тропе приходится проходить босиком по пням, камням, мху, небольшим пенькам, окруженным камнями, через шишки, мульчу, древесную стружку, два разных типа гравия, опилки, камни, песок и деревянные части разной высоты.

 

Это всё пока об Анне Шифферс, за развитием которой обещаем следить. Думаю, что, и вернувшись в Германию, она ещё не раз нас удивит.

 

Текст и фотографии: Вл. Залесский, специальный корреспондент портала во Франкфурте (Германия). Также использованы фото из Сети Интернет.

 

ЗНАЧОКВсе права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на newrbfeet.ru. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: siberianbarefoot@gmail.com. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».