АНОНС. ADISHAKTY НА КОРАБЛЯХ.

АНОНС. ADISHAKTY НА КОРАБЛЯХ.

НА КОРАБЛЯХ — НЕ В ПЕРВЫЙ РАЗ!

У этой фотосессии, прошедшей в самом конце июля, интересная предыстория. Начнём с того, что она не первая в своём роде. Начиная со времён Xenia Corsar, «открывшей» эту тему, мы к ней неизменно возвращались. И фанаты Студии отлично помнят фотосессию «Корабли мечты», где загорелые босые ноги на ржавых посудинах сплетали Лена и Саша, они же модели Helen Safo и Sascha Italian… Кстати, если вы хотите освежить впечатления, откройте галереи 801,803, 805 — это ретроспектива замечательного фотосета.

Фанаты портала до сих пор наверняка помнят необыкновенные ступни модели Xenia Corsar (средний палец по длине равен «указательному»!) и её хладнокровную готовность пачкать их, тереть о ржавчину грязной палубы…

Кстати, на старых кораблях мы снимали ещё и в так называемом Затоне — особом районе Левобережья Новосибирска, где с начала века зимовали пароходы и которое так и осталось местом и свалки ржавых посудин, и зимовки, и ремонта. Поехали мы туда с моделью Еленой (только сейчас мы обнаружили, что она осталась без псевдонима и без отметки в картотеке; исправим! — пр. ред.), на её машине. Стоял июль, жара; «команды» этих кораблей расслаблялись, жарили шашлыки, что-то там пили… Вот нам и удалось пробраться на эти суда.

Кстати, одна из проблем съёмки в таких местах — это раскалённая палуба. Становится понятно, почему с приходом эпохи броненосцев личный состав флота обули в ботинки. Тут даже модели и минуту не выстоять, какими бы крепкими не были её ступни… На обратном пути на площади Южной, ныне инженера Будагова, попали в ливень и буквально — потоп. Вода заливалась через дверцы и Елена босыми ногами жала на педали, вырываясь из водяного плена. Галерея с Еленой — 1218, в архиве галерей портала.

Эта модель снималась у нас несколько раз, и в частности, на кораблях. Взрослая, сильная, уверенная в себе женщина, бизнесвумен. Выходила из своей машины босиком и гуляла так с нашим фотографом… Редкая удача.

Ну, а во время «Кораблей мечты» мы просто спокойно туда прошли. По бережку, по лесочку, без всяких проблем. Две красивых девушки и фотограф… Ну, и ещё была Adishakty на лодочной станции, да, галереи 2266, 2291 и 2370.

М-да, тогда всё было проще.

В первую очередь — в плане доступа. РЭБ флота СО РАН только-только приходил в себя после приватизации, разграбления и развала, угодья его — заливчики-фьорды  у дамбы ГЭС, не были розданы под строительство… А сейчас — всё. Туда, куда мы проходили по берегу, пути нет. Заборы, заборы, замки и шлагбаумы. И сторожа, чья неподкупность весьма хорошо подкреплена всевидящими оком видеокамер.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА БАЗЕ

Но — благодаря помощи Андрея Макарова, а также прекрасного человека по имени Ингвар, сотрудника водно-спортивной базы «Дельфин», мы на это место проникли. Даже два раза. Первая фотосессия там состоялась с моделью Lady Country — правда, только за забором базы; а тут родилась идея сделать настоящее «пиратское действо». Тем более, что у нас появилась новая модель — Helen Mell из посёлка Плотниково под Новосибирском, активная «ролевичка» (судя по странице в ВК!), обладающая пиратским костюмом. Ну, вот мы и подумали: она и наряженный в аналогичном стиле Ferret. А чем они там будут заниматься, делить дублоны или рубиться на саблях, не столь важно.

Вот на этом самом месте теперь сплошные заборы. И к берегу почти не пройти.

 

Helen Safo и Sasha Italian. Блестящая пара. Честно: ничего не знаем об их ориентации. Но как они нежно гладили голые ножки, как касались ими… это только сейчас наводит на размышления.

 

Две пары великолепных девичьих ступней, безупречных по форме — это настоящее украшение этой галереи.

 

И, если, конечно, девчонки только играли на публику… В любом случае, это сплетение голых ног, это игривое касание друг дружки завораживает.

И вот тут случилась осечка. Модель из Плотниково накануне заявила: я-де тут погуляла босиком во дворе, земля холодная, ай-ай, могу простудиться, не хочу! Это, конечно, совсем не красит эту «пиратку», но речь не о том.

ЖИЛ ПИРАТ УГРЮМЫЙ…

Нам помогла Adishakty. Это при том, что ничего ни в латиноамериканском, ни в пиратском стиле среди её вещей не было; а Ferret мы нарядили пиратом весьма условно, как для детского утренника. Ну, и, в конце концов, я прекрасно понимал, что снимать сцену на крохотном пятачке берега, так, чтобы в кадр не попадали ржавые современные суда, автомобильные покрышки и разнообразные баннеры, невозможно. Так и родился стиль этого фотосета: «Русскiй лубокъ». Лубок — на то он и лубок; примитивное изложение «заморских историй» о «гишпанских разбойниках» и «обольстительных креолках».

«Угрюмый пират» устрашил «креолку» своей саблей. Ну-ка, говорит, ходи моя сторона…

Хотя последнее, про креолок, конечно, навеяло совершенно иное: знаменитая песня Остапа Бендера, танцующего с мадам Грицацуевой страстное танго. Напомним текст этого шлягера, столь же нарочитого и шуточного, как наша фотосессия:

 

Где среди пампасов бегают бизоны,

Где над баобабами закаты, словно кровь,

Жил пират угрюмый в дебрях Амазонки,

Жил пират, не верящий в любовь;

Hо однажды утром, после канонады,

После страшной битвы возвращался он домой,

Стройная фигурка цвета шоколада

Помахала с берега рукой.

Словно статуэтка, девушка стояла,

И пират корабль свой к ней направить поспешил,

И в нее влюбился, и ее назвал он

«Птичкой на ветвях моей души».

Hо однажды ночью с молодым ковбоем

Стройную креолку он увидел на песке,

И одною пулей он убил обоих,

И бродил по берегу в тоске.

Hа другое утро, плача о креолке,

Чувствуя, что страсти не унять, не потушить,

Выстрелил в себя он, чтоб навек умолкла

Птичка на ветвях его души.

Одним словом — все умерли. Всё понятно. Так вот, кожа нашей модели и впрямь шоколадного цвета, это хорошо заметно на фото. Точнее — бронзового. Потому, что всё лето Adishakty действительно проводит босиком, пользуясь шлёпками только для прохода в официальные учреждения и в метро. Не вру. Можете спросить сами! Второе — смешение русской и азиатской крови дало чудесный результат. Adishakty можно принять за креолку, индеанку, мексиканку, арабку, за кого угодно…

Самые шокирующие кадры той фотосессии. На самом деле снимать было неимоверно трудно — надо было ловить тот момент, когда Adishakty не смеётся…

Особые вопросы вызывали два обстоятельства. Во-первых, сторож: мало ли что, будет ли он нам мешать? Сторожа разные бывают. Начнётся — техника безопасности, бла-бла-бла, где ваши спасжилеты, к воде не подходить и так далее. Второе — ну очень хотелось пробраться на корабль, затонувший у берега, да так там и лежащий вот уже десяток лет в полузатопленном состоянии. Разрешат ли?! Ну, и ещё в этой истории фигурировала какая-то очень злая и страшная собака, обитавшая как раз у домика сторожа, и, как Цербер, охранявшая вход на ту самую полузатопленную посудину.

…Всё оказалось проще, чем мы думали. Сторож, пожилой мужчина, для порядка за нами понаблюдал; увидел, что бросаться в воду мы не собираемся. Мы отыграли начальную сцену на пирсе — когда этот «пират угрюмы», «после канонады», видит стройную креолку и прочее… Ну, вот, он саблю выхватил и устрашил девушку. Потом повёл её на свой корабль. А тут в нём проснулось джентльменство — понятно же, благородный разбойник! — и он помог ей взойти на борт.

Борт этот трудолюбиво построен тем самым Ингваром со товарищи, и вполне даже способен плавать, однако плавать ему, вероятно… так и не придётся. Почему? А потому, что простая деревянная лодка, столь же древнее изобретение человечества, как и колесо, никак не попадает ни в один канон нашего двадцать первого века. Это надувная лодка? Нет. Это металлическая? Нет. И без мотора. Но это не яхта и не катер. И не катамаран. В общем, до сих пор ходит бедный Ингвар по инстанциям, от ГИМС до прочих, пытаясь зарегистрировать своё плавсредство. И везде руками разводят: ой, это-де не по нашей части. А без регистрации, сами понимаете, выход в море невозможен. Государство — это всё…

В лодке наш пират начал ухаживать за гостьей, видимо тогда и назвал её «птичкой на ветвях души». Колечко на палец ноги надел. Ну, типа как любовь-морковь и прочая романтика.

Ну, маленько влюбившись, угрюмый пират приглашает босую незнакомку на свой корабль.

 

И, расчувствовавшись, дарит ей колечко. Серебряное. На память.

 

…которое, конечно же, надевает на пальчик загорелой ступни!

Потом начал рассказывать ей о своих похождениях в духе Хлестакова: мол, был я у берегов Барбадоса. А может, Эспаньолы. А может, вообще, Таити, хрен его знает, пьяный был. И вдруг на нас наваливается испанская эскадра! Я кричу своим орлам: на-а-а-а-абордаж! Бей их в песи, круши в хузары! Ну и налетели мы на них. А тут вторая эскадра! Я кричу своим… А потом третья! Я своим то-сё… И тут вражеское ядро попадает мне прямо в… ну, не важно, куда. Я выхватываю свою саблю и кричу: за Родину! За Ямайку и товарища Сталина! И летели, дескать, в воду самураи, под напором стали и огня!!!

Раздухарился наш пират, сабелькой размахался, креолка возьми и толкни его пяточкой в грудь: эй, парень, ты руки-то не распускай. Свалился он за борт. Как заметил участник группы ВКонтакте, Иван Иванович: что-то на лице креолки ужаса от содеянного нет…

Домахался саблей пират, дохвастался: от толчка босой ноги улетел за борт!

Конечно, нет. Вообще, за такие съемки молоко надо давать — за вредность. Фотографу. Потому, что пароксизмы смеха его сгибают в три погибели. Смеется Adishakty, хохочет Ferret, смешно всем.

Ладно, успокоились. Отыгрываем сцену с золотом. Пират показывает золотой самородок — вот, мол, как я богат! А Adishakty показывает ему золотые дублоны: не, говорит, это у тебя серный колчедан, «кошачье золото» (кстати, у него ещё есть название: «камень инков»!), а тут-то всё по-честному.

— Эх, мать вашу и нашу! — говорит пират.

Ёксель-моксель-тарабоксель, дескать. Попадай жизнь и это золото. И швыряет его за борт. Креолка в ужасе.

Пират пытается соблазнить креолку «золотыми слитками», якобы похищенными в испанской Картахене.

 

А она ему «настоящие дублоны» показывает: мол, видали мы ваше кошачье золотишко… в гробу!

Ну, а потом ведёт её на берег, предлагает руку и сердце, и целует ножку… И говорит: вот оно, настоящее золото!

Вот тут, конечно, подробнее надо. Работаем мы без каскадёров и дублёров, поэтому, если целуют, то целуют. По-настоящему. Губами. Эту загорелую, тёплую, живую, чуть запылённую ножку. Ну, вы можете всё домыслить сами.

И это возможно — ТОЛЬКО в Новосибирске, на съёмках с моделями Студии RBF.

С такой кожей запросто можно сказать, без преувеличения: вот где НАСТОЯЩЕЕ золото!

 

Ну, и финал. Вполне романтичный и чувственный. Понимая ощущения «пирата», фотограф нарочно делал дубли этого кадра!

И, как вишенка на торте, как бонус — набрался я наглости, подошёл к сторожу и говорю: а можно ли… на этом, утопшем? А он там сидит и рыбу ловит. Можно, говорит, плиз… А собака?! Сторож улыбается: да она днём в будке заперта.

Вот и всё. Вышли мы туда, по сходням и на корме, частично ушедшей под воду, поснимались. О-о, это было эпично. Море, простор. И роскошные волосы, и бронзовая улыбка нашей Adishakty…

Впрочем, предоставим слово второму участнику, Ferret.

«Возможно, это последняя в истории Студии фотосессия на фоне этих заброшенных кораблей… И мы ее отметили со всем шиком! Пробрались даже на жемчужину этой ржавой коллекции – полузатонувший баркас – с живой легендой студии, моделью Adishakty!».

Нет, не последняя. Дружба с Андреем Макаровым, Ингваром и базой «Дельфин» — крепкая. Возможно, в следующее лето сплаваем мы даже в тайные места, виденные только в бинокль. Там ржавеют несколько больших судов, один из них даже кажется, ледокол, который раньше по Обскому морю ходил. Это рискованная экспедиция с непредсказуемым результатом. Но попробовать — стоит.

Ну, и далее пишет живой свидетель этого фотосета, Ferret:

На самом деле, мы сами в начале дня не представляли, как срыв первоначального плана в итоге обещал дать куда лучший результат, не идущий с этим самым первоначальным планом ни в какое сравнение. Единственное, что — как показал дальнейший опыт — было в этом первоначальном плане хорошего, это вполне фотогеничный пиратский костюм. И то — лишь немного солиднее того, что Игорь сочинил буквально на ходу, допивая кофе впопыхах.

Helen Mell (справа) в роли пирата. В другой постановочной фотосессии. Почувствуйте разницу.

Саму модель вы видели — мне есть смысл расписывать в десять абзацев, насколько ни в какое сравнение не идет первоначальная пиратка в своем солидном наряде нашей знаменитой креолке, которая, точно так же сочинила из шарфика подобие тюрбана чисто смеху ради, не особо заботясь о соблюдении строгой аутентичности? А уж взаимодействие с Adishakty — безумно красивой девушкой, которая искренне любит ходить босиком, и красота которой совершенно не сказывается тлетворно на ее характере, а даже наоборот — тут уж я точно мог бы посвятить хвалебную оду. Так что по итогу, это был тот самый редкий случай, когда срыв плана оказался всем только на руку — а импровизация доставила гораздо больше как пользы, так и удовольствия, по меньшей мере, мне. Разница просто бескомпромиссная — замечательная, красивая, веселая, общительная, позитивная, интересная, босоногая и смелая, а к тому же еще и проверенная, хорошо и давно знакомая со Студией, настоящая ветеранка и королева босоногих фотосессий девушка Adishakty выигрывает у нового лица, всех комплиментов к которой я так подробно перечислять не буду, просто по всем фронтам.

Если бы все планы в мире срывались именно так — но с такой уникальной девушкой даже срывы оборачиваются легендарным успехом и непередаваемым удовольствием. Как мне грустно будет покидать Новосибирск… С другой стороны — я слишком искренне полюбил всех девушек, с которыми успел познакомиться, и выбирать впоследствии, за кем ухаживать с большей усердностью, мне не придется. Они останутся для меня прекрасным сном, и моя любовь к ней тоже останется вечной и не отравленной. В этой песне ни один пират, креолка и даже ковбой не пострадают — и слава Богу.

Но будьте уверены, господа будущие потенциальные женихи таких красавиц — обидите креолку, этот пират за вами со дна моря, как Дэйви Джонс, примчится верхом на Крякене.

Ну, а вы скоро увидите все серии этой «пиратской саги», или «русского лубка» в галереях портала «Босиком в России».


P.S.

На самом деле с моделью Helen Mell мы, скорее всего, работать не будем. Девушка не подошла даже не внешними данными — тут бы мы справились! — а своими капризами. Тут она разуется, тут нет. Тут ей холодно ножкам, тут — колюче. И вообще, а сколько времени надо ходить? И сколько локаций?! В конце концов она призналась, что вообще не любит босоножить. Что ж, спасибо ей за кадры — и прощайте. И одной пулей, вас убить обеих, и не бродить даже по берегу в тоске. У нас есть героини получше..ю


Подготовлено редакционной группой портала. Фото Студии RBF.